Добрый русский доктор

image_print

Так называли сирийцы майора медицинской службы Артёма Гайфуллина.

Врачевать и словом, и делом.

Медали «За отвагу» он был удостоен, как написано в наградном листе, «за выполнение задач, связанных с риском для жизни». Риска, опасностей в осаждённом боевиками городе действительно хватало. Особенно тяжёлым для Артёма был день когда во время эвакуации раненых военнослужащих сирийской армии он получил осколочное ранение. При этом своего поста не покинул, фактически под огнём противника продолжал выполнять обязанности…

Трудный путь
в профессию
О карьере военного врача Артём Наильевич Гайфуллин никогда не задумывался. Просто, когда пришло время выбирать вуз, пошёл по стопам членов своей семьи: его брат, дядя и сестра – все на тот момент уже были докторами.

Выдержав нелёгкий конкурс в Алтайский медицинский университет, Артём поступил на лечебный факультет, самый крупный в составе этого учебного заведения, и проучился там четыре года.
Уже во время учёбы он узнал о возможности продолжить обу­чение по военной специальности, стать не просто врачом, а врачом в погонах. После недолгих размышлений было принято решение о переводе в Томский военно-медицинский институт, где будущий дипломированный специалист окончил интернатуру. Это, кстати, был очень известный, можно даже сказать, прославленный вуз. За 44 года его существования в стенах института были подготовлены свыше 10 тысяч офицеров медицинской службы, многие из которых дослужились до высоких постов, стали руководителями отделов и управлений в военных округах и в Главном военно-медицинском управлении, защитили диссертации, получили учёные степени.
Распределение офицер получил в Воздушно-десантные войска. Сначала был артиллерийский полк, затем парашютно-десантный в Иваново, а после такой же полк, но уже в Костроме, и должность начальника медицинской службы части.
Старт офицерской карьеры Гайфуллина пришёлся на начало 2000-х. То были, как вспоминают многие служивые, не самые лучшие времена для армии. Это сейчас и наши Вооружённые Силы, и военная медицина находятся на подъёме: вводится в строй новое оборудование, не стало перебоев в снабжении. Да и офицеры получают куда более весомое денежное довольствие, чем ещё каких-то полтора-два десятка лет назад.

Люди быстро прознали, что в городе находится российский доктор, и стали массово обращаться к нему за помощью. А отказать он не мог никому

– Моя жена, врач-невролог, работавшая в обычной городской больнице, зарабатывала в то время ещё меньше, чем я, – рассказывает Артём Наильевич. – Её зарплаты и моего денежного довольствия с трудом хватало на коммунальные платежи и самые необходимые продукты. Жили мы в маленькой комнатушке в общежитии, где из «удобств» были только матрас, магнитофон и тумбочка. Помню, что первой нашей совместной покупкой стал холодильник, средства на который мы копили чуть ли не год. Сейчас, конечно, ситуация совершенно иная.
Но если личные неудобства можно было ещё как-то пережить, то проблемы по службе оказались куда сложнее. Это касалось и снабжения необходимыми препаратами, и поставок современной медицинской аппаратуры… Не случайно немало достойных, квалифицированных военных медиков вынужденно принимали в ту пору решение оставить службу и перейти в гражданскую медицину либо вовсе сменить сферу деятельности.
По словам Гайфуллина, он от такого пути отказался сразу.
– Во-первых, сдаваться не в моих правилах, – поясняет военврач.– Во-вторых, мне был дорог наш коллектив: люди, с которыми я до сих пор поддерживаю связь, даже если кто-то из них и не рядом. Да, мы тогда прошли через тяжёлые времена. Но пережили их, и я ни о чём не жалею. Это закалило и сплотило нас. И ещё хочу сказать спасибо своей жене. Она настоящая спутница офицера, моя поддержка и опора во всех делах.
Кстати, как признался Артём, о предстоявшей командировке в Сирийскую Арабскую Республику он рассказал только супруге. Но и она, и не все его друзья до сих пор знают о подробностях той поездки. А своей семилетней дочке, которая всегда ждёт папу из командировок с гостинцами, он и вовсе ничего не рассказывал, разве что привёз сирийских сладостей. И, наверное, никогда она не увидит шрам от ранения, который остался напоминанием о пережитом отцом в те трудные дни.

Российский офицер оказывал сирийским коллегам консультативную помощь
по выстраиванию лечебного и эвакуационного процесса, многое делал сам

Непокорённый
Дейр-эз-Зор
Находясь в районе проведения операции по деблокированию взятого боевиками в осаду Дейр-эз-Зора, военные медики не раз попадали под обстрелы. К миномётным налётам, вылазкам снайперов они привыкли настолько, что даже в укрытия в опасных ситуациях особо не торопились. В тот же раз, занимаясь приёмом группы специалистов, которая возвращалась с вертолётной площадки после эвакуации раненых сирийских военнослужащих, Артём всего лишь почувствовал удар в руку и продолжал заниматься своим делом. И только потом уже заметил расползавшееся кровавое пятно на рукаве, а когда избавился от намокшей «песчанки», увидел, что рана на руке довольно глубокая…

Майор медицинской службы Артём Гайфуллин (слева).

В августе-сентябре 2017-го началась решающая фаза операции по освобождению города. После ожесточённых боёв штурмовые отряды сирийских войск взяли под контроль господствующие высоты, обеспечив огневой контроль по периметру фронта, а передовые отряды соединения под командованием генерала Сухела совместно с бойцами республиканской гвардии генерала Захреддина прорвали кольцо окружения. После этого армии и союзным силам, поддерживаемым ударами российских ВКС и ВМФ (с моря применялись крылатые ракеты «Калибр», которые точечно накрывали пункты управления, узлы связи, склады вооружения боевиков), удалось выдавить противника из города, завершив его уничтожение на подступах к населённому пункту.

Страна, которую террористы истово желали поставить на колени, ввергнуть во времена Средневековья, сумела преодолеть эту напасть при прямой поддержке и участии Вооружённых Сил России

Цена победы оказалась высокой: 23 сентября старший группы российских военных советников генерал-лейтенант Валерий Асапов, находившийся на командном пункте правительственных войск, помогая сирийским командирам в управлении операцией по освобождению Дейр-эз-Зора, был смертельно ранен в результате разрыва мины. Месяцем позже в районе Ховейджат-эс-Сакр во время наступления погиб генерал Иссам Захреддин…
И всё же сирийская армия вернула себе контроль над этими районами. Страна, которую террористы истово желали поставить на колени, ввергнуть во времена Средневековья, сумела преодолеть эту напасть при прямой поддержке и участии Вооружённых Сил России. К слову, практически сразу же после освобождения Дейр-эз-Зора сюда пошли гуманитарные конвои. Первыми, конечно, были российские транспортные колонны с необходимой гражданскому населению помощью.
Гайфуллин тогда тесно взаимодействовал с сирийским генералом – военным медиком. Они вместе решали вопросы, связанные с восстановлением госпиталя, организацией его работы практически в прифронтовых условиях. Российский офицер оказывал сирийским коллегам консультативную помощь по выстраиванию лечебного и эвакуационного процесса, многое делал сам. И сирийские военнослужащие были искренне благодарны за такое участие, внимательно прислушивались к словам, делам и советам нашего военного врача.

Обратная сторона войны
Так получилось, что в заблокированном городе российский военный медик оказался в числе немногочисленных представителей его профессии. Поэтому пришлось помогать не только военнослужащим, но и мирным жителям. Наиболее тяжёлых больных Гайфуллин направлял на эвакуацию в стационарные медицинские учреждения, в том числе в российские военные госпитали. При этом, как вспоминает Артём, даже языковой барьер не был помехой. Например, с сирийским генералом, с которым он тогда взаимодействовал, приходилось иногда общаться на латинском языке, общем для всех медиков, и они понимали друг друга.
По-другому увидел наш офицер и саму войну, когда в разрушенный город после пятилетней блокады и тяжёлых боев стали возвращаться мирные жители.

Каждый, кто нуждался в помощи, получил её.

– Люди выглядели очень измученными, истощёнными, страшно было на всё это смотреть, – рассказывает Гайфуллин. – До войны Дейр-эз-Зор жил более-менее нормально, народ занимался своими делами. Война же унесла всё: жильё, работу. Естественно, российская гуманитарная помощь, которую сразу же начали туда доставлять, была очень важна. Ведь даже обувь была не у всех…
И это в городе, который до начала активных боевых действий называли «Жемчужиной пустыни»! Именно отсюда начинались все путешествия через Сирийскую пустыню. Здесь была хорошо развита туристическая инфраструктура: работали многочисленные турагентства, гостиницы уровня «пять звёзд», престижные рестораны. Это был и крупный транспортный узел на речном пути Эр-Ракка – Багдад и автотрассе Пальмира – Фадгами. Кроме того, район по праву считался центром сельскохозяйственного производства, где развивалось скотоводство, зерновое растениеводство, выращивался хлопок. А после обнаружения в пустыне лёгкой нефти и разработки нефтяных полей и скважин город стал центром нефтедобывающей промышленности Сирии. Молодёжь имела возможность учиться: в Дейр-эз-Зоре были открыты высшие учебные заведения. В них готовили специалистов в сфере сельского хозяйства, естественных и гуманитарных наук, педагогики, юриспруденции, медицины.
У боевиков же были свои планы. Экстремистские группировки устроили настоящую войну за контроль над городом. Главным образом битва шла за овладение нефтяными месторождениями. В конце концов Дейр-эз-Зор превратили в центр самопровозглашённого халифата джихадистов. О людях в этой ситуации, разумеется, никто не думал. Более 200 тысяч жителей населяло эти места на начало активных боевых действий. После освобождения города от террористов число оставшихся в нём горожан не превышало нескольких тысяч…
Первоначально у Гайфуллина не было задачи лечить местных жителей. Но люди быстро прознали, что в городе находится российский доктор, и стали массово обращаться к нему за помощью. А отказать он не мог никому. Тем более что среди пациентов было очень много детей: уставшие, измученные, испуганные, они поначалу чурались чужих людей. Но после уже с охотой приходили на осмотр к «доброму русскому доктору», как они его прозвали. Улыбками и ласковыми разговорами, пусть и на незнакомом им языке, Артём старался успокоить и расположить к себе маленьких пациентов. Спустя короткое время, когда город был уже полностью зачищен, в нём развернули сирийский военный госпиталь, налаживать работу которого помогал Гайфуллин. Теперь квалифицированная медицинская помощь стала доступна всем.

На приём к российским военным медикам в Сирии шёл и стар и млад.

– Самое тяжёлое – это когда гибнут знакомые тебе люди, – говорит Артём. – Только вчера ты разговаривал с человеком, а сегодня его не стало. Я не застал трагического случая с генералом Асаповым: был до этого сам эвакуирован из-за ранения. Но знаю, что Валерий Григорьевич был очень смелым человеком, настоящим офицером. Именно благодаря его действиям Дейр-эз-Зор смог вернуться к мирной жизни, сюда стали возвращаться жители. С гордостью могу сказать, что генерал-лейтенант Асапов был и навсегда останется для меня примером настоящего командира, воина, патриота.

Всегда в боевой готовности
Артём Наильевич, как уже было сказано выше, в своё время поступил в медицинский вуз только потому, что его родственники тоже были врачами. Сейчас же он окончательно убедился: помогать людям и спасать жизни – это и есть его настоящее призвание.
Кстати, профессиональный долг и ответственность не отпускают его даже в неслужебное время.
– Я всегда в машине держу аптечку. Причём не просто такую, «чтобы была», – для предъявления инспектору, а реально хорошо укомплектованный, полноценный набор медикаментов и средств, – делится опытом офицер. – И кстати, он не раз был востребован. Буквально недавно ехал по трассе и стал свидетелем дорожно-транспортного происшествия. У одного из пострадавших рана оказалась весьма серьёзной, предполагалась большая кровопотеря. Срочно наложил повязку, помог остальным (у них травмы, к счастью, были не такими тяжёлыми), дождался прибытия «Скорой».
В целом же приобретённый в Сирии служебный и боевой опыт майор медицинской службы Артём Гайфуллин считает для себя очень ценным, видит в нём серьёзное подспорье в работе. О характере, особенностях выполнения задач в боевой обстановке он рассказывает коллегам, делится наработками, предлагает идеи. Хотя, конечно, оказывать помощь другим в мирной жизни куда проще, чем на войне, – вокруг никто не стреляет, не взрывается…
Между прочим, стоит заметить, что медаль «За отвагу», которой начальник медслужбы парашютно-десантного полка майор медицинской службы Артём Гайфуллин отмечен за выполнение задач на территории Сирийской Арабской Республики, не первая награда офицера: ранее он был удостоен медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (с изображением мечей). И хотя полученное на сирийской передовой ранение на какое-то время вывело его из строя, сегодня офицер снова готов выполнить любую поставленную ему задачу.
Что ж, в лексиконе десантников нет слов «не хочу», «не могу», «не буду». Они всегда в боевой готовности. А военные медики «крылатой пехоты» – в особенности.

Кристина УКОЛОВА, «Красная звезда» 

Фото автора
Кострома