Главный маршал авиации ВВС Индии Бирендер Сингх Дханоа: «Российский «Триумф» меняет игру»

image_print

Индия нацелена на расширение военного и технического сотрудничества на условиях особо привилегированного стратегического партнёрства.

Крепкое рукопожатие стратегических партнёров. Фото Алексея ЕРЕШКО.

Позицию Дели по вопросам оборонного взаимодействия изложил начальник штаба ВВС Индии главный маршал авиации Бирендер Сингх Дханоа по итогам недельного визита в Россию. За это время он посетил Москву и Санкт-Петербург, где провёл переговоры с российским военным руководством, ознакомился с системой С-400 и оценил возможности новейшего истребителя  МиГ-35 в подмосковной Кубинке. О том, как С-400 «меняет игру» и какие истребители нужны индийским ВВС, а также что из российского вооружения может быть «сделано в Индии» и почему настало самое время учить русский язык, индийский военачальник рассказал «Красной звезде» в эксклюзивном интервью.

– Завершая свой визит в Россию, как вы предварительно оцениваете его итоги?
– Это был очень насыщенный визит, который дал нам богатый опыт. По приглашению российской стороны мы прибыли в Москву, где провели переговоры с начальником Генерального штаба Вооружённых Сил России генералом армии Валерием Герасимовым, заместителем главнокомандующего Воздушно-космическими силами генерал-лейтенантом Сергеем Дроновым и главнокомандующим Военно-морским флотом адмиралом Николаем Евменовым.
Мы ознакомились с порядком обучения в Военно-воздушной академии имени Жуковского и Гагарина, оценили потенциал подготовки специалистов на системах вооружения, которые используем. В рамках визита я также имел уникальную возможность совершить ознакомительный полёт на учебно-тренировочном самолёте Як-130, а также посетить академию ПВО и посмотреть работу системы С-400, по которой мы в прошлом году подписали контракт.
– Что вы думаете по поводу
Як-130? Может ли он оказаться востребованным при подготовке пилотов индийских ВВС?
– Это очень хороший новый самолёт с прекрасной видимостью из кабины и продвинутой авионикой. С помощью экранов в кабине, как мне рассказали, на нём можно моделировать боевое применение разных типов самолётов, практически любого истребителя. На личном опыте я оценил его манёвренные возможности, выполнив с российским лётчиком несколько фигур высшего пилотажа.
Но на данный момент мы не рассматривали возможность его приобретения для ВВС Индии. Для подготовки пилотов в настоящее время у нас используется два типа тренировочных самолётов: PC-7 и HJT-16 (Киран). Корпорация HAL (Hindustan Aeronautics Limited. – Ред.) находится в процессе развития производства тренировочных самолётов HTT-40 и HJT-36. Но если у нас будет такая потребность, то Як-130 – очень хороший вариант, который мы сможем рассмотреть в перспективе.
– Какие ещё перспективы открываются по итогам визита в сфере военного и военно-технического сотрудничества?
– Этот визит прежде всего показал, что мы должны вывести наше двустороннее военное и военно-техническое сотрудничество на более высокий уровень. Для этого мы хотели бы изыскать больше возможностей для подготовки военных кадров ВВС Индии. Меня, например, у вас приятно удивили тренажёры самолётов, особенно Ил-76. Было бы хорошей идеей направить в Россию наших специалистов не только для ознакомления, но и обучения на тренажёрах, а также на российских системах вооружения. Для нас это ещё одна сфера, где мы могли бы развивать сотрудничество. Сложность лишь в том, что всё обучение проходит на русском языке. Поэтому мы должны обучить русскому языку наших офицеров перед отправкой к вам на курсы.
– В числе предстоящих совместных событий этого года – масштабное учение «Индра-2019». Какие задачи планируется отрабатывать, и будут ли они отличаться от предыдущих?
– Российско-индийское учение «Индра-2019» в этом году будет проводиться на территории Индии с привлечением всех трёх видов вооружённых сил: авиации, флота и сухопутных войск. Россия – единственная страна, с которой мы проводим столь масштабные учения. Их темой станут совместные антитеррористические операции по мандату ООН. Для нас это очень важный опыт. И то, что мы бы хотели у вас перенять, связано с применением авиации против террористов в Сирии.
Мы также понимаем, что эти учения очень полезны для установления более тесных контактов и обмена опытом с вашими лётчиками, которые, как никто другой, знают свою технику. Такая же авиатехника находится на вооружении и у нас: МиГи, Су-30, Ми-17, – мы пилотируем одни и те же машины. Особенность заключается лишь в том, что, поскольку манёвры проводятся в Индии, будут эксплуатироваться самолёты только индийских ВВС. Мы готовимся и с нетерпением ждём этого совместного учения.

«Этот визит прежде всего показал, что мы должны вывести  наше двустороннее военное и военно-техническое сотрудничество  на более высокий уровень»

Самолёт дальнего радиолокационного обнаружения А-50.

– В парке боевой авиации индийских ВВС довольно много самолётов-долгожителей, в том числе советских МиГов. Как решается вопрос с их модернизацией?
– Мы очень довольны программной модернизацией МиГ-21, МиГ-27 и МиГ-29. Сейчас их модернизировали до более современных систем вооружения и авионики. В недавних учениях мы их применяли и остались весьма довольны результатами. Поэтому теперь рассматриваем возможность модернизации Су-30, которые эксплуатируем порядка 20 лет. Соответственно, их авионика и системы вооружения также требуют модернизации. Мы запросили от российской стороны предложения по модернизации в соответствии с текущими потребностями.
– Другое направление военно-технического сотрудничества – это создание совместных производств. Насколько вы готовы к более тесной кооперации, и как это согласуется с вашей программой «Сделано в Индии»?
– На примере Су-30 могу сказать, что корпорация Hindustan Aeronautics Limited уже производит Су-30МКИ по оригинальной лицензии. С ними же мы подписали контракт по постпродажному обслуживанию самолётов Су-30МКИ. Со своей стороны, у HAL подписан контракт с российскими компаниями, и большая часть оборудования для Су-30 сейчас производится в Индии.
Другим наиболее распространённым типом авиатехники в Индии является Ми-17, причём как в военном, так и в гражданском секторе. Поэтому всё постпродажное обслуживание мы также организовали на своей территории. Вместе с тем при поддержке российских компаний мы модернизировали несколько авиакомплексов, включая МиГ-29, и открыты к обсуждению возможностей их участия в производстве компонентов и запчастей в Индии. По нашему мнению, это позволит существенно сократить временные затраты и уплотнить производственный цикл.
– Можно ли в этой связи говорить о локализации отдельных производств или рассматривается возможность организации совместных предприятий с российским участием?
– Конечно, мы бы хотели привлекать российских производителей к созданию совместных предприятий на территории Индии. И мы рассчитываем в этом вопросе на поддержку с российской стороны. Ещё в 1960-е годы мы начали лицензионное производство самолётов МиГ-21, с этого момента ведётся отсчёт нашего совместного опыта работы с российскими авиастроителями.
После того как мы организовали базу в Насике по производству фюзеляжей и в Корапуте – авиадвигателей, производство постепенно перешло под контроль индийских специалистов. Хотя на первом этапе, конечно, огромное число российских представителей было вовлечено в этот процесс. Сейчас буквально несколько из них остались в качестве консультантов. Такую модель мы предлагаем для всех совместных с Россией предприятий на территории Индии.
– Интересно будет узнать, какие самолёты и вертолёты привлекли ваше внимание в России в рамках возможности организации совместного производства?
– В настоящее время мы сформулировали заказ на 114 истребителей в рамках совместного производства. Это касается программы «Сделано в Индии», для которой будет отобран тот тип боевого самолёта, который мы сможем создать на своей территории силами нашей авиационной индустрии, конечно, при условии передачи нам технологий. Однако пока мы находимся на начальном этапе – предстоит ещё определить тип боевого самолёта, который нам нужен. Организовано совместное производство вертолётов Ka-226 с участием холдингов «Вертолёты России», Рособоронэкспорт и корпорации HAL.

Российский МиГ-29 дозаправляет индийского коллегу.

– Возвратимся к вопросу о прямых поставках ВВТ. С недавнего времени вы перешли на тендерную систему. Речь, в частности, о прошлогоднем контракте на поставку 36 истребителей. Тогда вы назвали это событие «меняющим игру»…
– Мир меняется, и методы борьбы тоже. Я назвал это «меняющий игру» в контексте индийского субконтинента, чьи технологии будут лучше, чем у оппонентов. То же самое повторил накануне мой заместитель во время визита во Францию. В этом тендере на поставку 36 средних многофункциональных
боевых самолётов, помимо российской компании, тогда приняли участие две американские: Lockheed Martin и Boeing, а также шведский Saab, французский Rafale и европейский Eurofighter. Мы рассмотрели все заявки, провели техническую экспертизу по тем требованиям, которые были заявлены в тендере. Только Rafale и Eurofighter смогли им соответствовать. После чего с ними были проведены переговоры о стоимости контракта, на которых Rafale предложил самую низкую цену. Поэтому правительство в итоге заключило с ними контракт на поставку 36 истребителей.
– На ваш взгляд, какие из российских достижений оборонной промышленности смогут также «менять игру»?
– В отношении контракта на поставку в Индию российского комплекса С-400 могу сказать то же самое: он меняет игру. Имеется в виду контракт на поставку комплексов новейших зенитных ракетных систем, который был подписан в прошлом году. Они существенно улучшают операционные возможности наших ВВС и ПВО. Это очень значимый для меня момент, поскольку я сам когда-то обучался ещё на зенитном ракетном комплексе «Печора». Поэтому для меня было большим событием увидеть самый последний С-400 и сравнить его с той системой противовоздушной обороны, которую я эксплуатировал изначально.
Кроме того, в Кубинке мне довелось увидеть МиГ-35, который претерпел серьёзные изменения и модернизацию. Это совершенно новый самолёт – очень интересный. Но для нас система закупок остаётся прежней. Если есть потребность в каком-либо типе самолётов, мы проводим тендер на соответствие всем заявленным характеристикам. И к рассмотрению на следующих этапах приступаем только после того, как наш лётчик-испытатель произведёт на предлагаемом самолёте ознакомительный полёт.

После полётов в составе смешанных экипажей на совместном учении «Авиаиндра».

– Рассматривается ли в нынешней ситуации возможность совместного участия России и Индии в перспективных разработках боевых авиационных комплексов?
– Если вы имеете в виду самолёт 5-го поколения, то вопрос пока не рассмотрен. Когда он уже будет поставлен к вам на вооружение – только тогда мы сможем принять для себя решение. Мы готовы рассматривать его на предмет приобретения после того, как увидим его в деле, и он будет предоставлен нам на рассмотрение – проведение оценки.
В любом случае, думаю, что прилетел в Россию в правильное время. Могу с уверенностью это сказать ещё и потому, что, когда мы выполняли полёты над Кубинкой, с высоты были видны все эти зелёные просторы, которые меня восхитили. В Индии не так много мест, где можно найти такое количество зелени. С высоты Россия выглядит очень красивой и зелёной. (Заключительную фразу главный маршал авиации Бирендер Сингх Дханоа сказал на хорошем русском, который выучил ещё в советское время. – Авт.).

Александр АЛЕКСАНДРОВ, «Красная звезда»