Глобальные мечтания Британии

image_print

не соответствуют реальным возможностям вооружённых сил Соединённого королевства.

Британские подразделения активно участвуют в учениях НАТО в странах Восточной Европы.

Похоже, в Лондоне вознамерились вернуть свои геополитические позиции тех времён, когда Соединённое королевство «правило морями», но и, по возможности, нарастить их. Во всяком случае в таком русле шёл разговор на специальном совещании, которое в этом месяце состоялось в лондонском Тауэре. В обсуждении приняли участие министры, высшие государственные служащие, командующие сухопутными войсками, ВМС, ВВС, главы стратегического командования и разведки.

Открывая совещание, министр обороны Бен Уоллес заявил, что пандемия коронавируса усилила экономический кризис, конфликты и конкуренцию, а также угрозы, с которыми сталкивается Великобритания на многих континентах. А посему, продолжил глава военного ведомства, он решил собрать всех и обсудить, что надо сделать для создания современных, жизнеспособных и сильных вооружённых сил, готовых защитить Соединённое королевство и отстаивать его интересы в предстоящее десятилетие.
В свою очередь глава британского парламентского комитета по обороне Тобиас Эллвуд, продолжая мысль министра, отметил, что Великобритания должна увеличить военное присутствие в Азии и предпринять ряд иных действий для сдерживания Китая. «Нам нужно понять, как мы будем иметь дело с Китаем, который ещё при нашей жизни обойдёт США в экономическом, технологическом и военном плане», – сказал, как пишет газета «Файнэншл таймс», политик, занимавший должности замглавы министерств иностранных дел и обороны в правительствах Дэвида Кэмерона и Терезы Мэй.
В этой связи следует отметить, что в Британии в последнее время всё чаще раздаются призывы к тому, чтобы страна активнее боролось за свои интересы на глобальном мировом поле. Так чуть более 15 месяцев назад весьма напористо с этих позиций выступал тогдашний министр обороны Гэвин Уильямсон. « В эпоху конкуренции великих держав мы не можем быть удовлетворены просто защитой своего собственного двора», – заявлял он и предлагал направить британские военные корабли в Южно-Китайском море. Уильямсон хотел разместить воинские подразделения в пяти африканских стран, в том числе в Зимбабве, Нигерии и Кении.
С учётом глобального масштаба интересов Великобритании выступает и нынешний глава военного ведомства Бен Уоллес. При этом он подчёркивает, что Великобритании следует готовиться к решению этих задач самостоятельно, так как значение военной роли США в мире может заметно снизиться. В связи с этим Лондону, по его словам, необходимо переосмыслить военную доктрину 2010 года, в которой указано, что Великобритания «всегда будет воевать вместе с американцами».
«Наши вооружённые силы не должны более полагаться на США, на их воздушное прикрытие и самолёты-разведчики в будущих конфликтах», – резюмировал глава британского министерства обороны.
В этом же ключе держали речь, как сообщают информагентства, и другие участники встречи в Тауэре, уделяя особое внимание необходимости повышения роли Великобритании в мире и усилению боеспособности национальных вооружённых сил. Представители министерство обороны обещали тратить средства «умнее», стремиться, чтобы закупки вооружений и военной техники, а также армейские инфраструктурные проекты вносили больший вклад в экономику Великобритании.

Военные эксперты считают, что вооружённые силы Соединённого королевства по-прежнему «воюют вчерашним днём»

Проблемы, поднятые на встречи, должны найти отражение в новом комплексном обзоре британской национальной стратегии в области обороны и внешней политики. Указание о его разработке премьер-министр Борис Джонсон дал вскоре после его вступления в должность в декабре прошлого года, однако кризис, связанный с коронавирусом, задержал подготовку документа. Он появится в конце нынешнего – начале следующего года.
Ожидается, что в нём среди прочих вопросов правительству будет рекомендовано действовать на международной арене более активно, чем НАТО, расширяя для этого в приоритетном порядке сотрудничество с азиатскими странами – в первую очередь с соседями Пекина – Сеулом и Токио. Авторы обзора, видимо, призовут руководство страны отказаться от сокращения численности вооружённых сил и расходов на оборону, уделять больше внимания вопросам кибербезопасности и готовности к гибридному противостоянию за рубежом.
Необходимость таких мер продиктовано тем, что, как считают британские военные эксперты, вооружённые силы Соединённого королевства по-прежнему «воюют вчерашним днём» и не в состоянии ни защитить страну, ни достойно реагировать на вызовы нового века. Такое мнение высказал, в частности, бывший глава межвидового командования генерал Ричард Бэрронс.
По его словам, которые приводит «Дейли экспресс», британская оборонная программа настолько ужалась, что страна больше не может позволить себе «внести свой независимый вклад в усилия НАТО или любой другой коалиции», и что теперь вооружённым силам Великобритании не хватает средств даже для того, чтобы сохранить то, что у них осталось.
Говоря о раздающихся призывах готовиться к противостоянию с КНР, Бэрронс напомнил, что Китай уже разработал и развернул дальнобойные ракетные комплексы, которые фактически привели к полному устареванию даже самых дорогостоящих британских платформ. Среди подобных комплексов генерал выделил китайский DF-21D, нынешняя версия которого способна уничтожать авианосцы на расстоянии 1600 км, а его следующее поколение – на дистанции 3000 км.
«Уравнение получается следующее: с одной стороны – авианосец на 100 тысяч тонн с 6 тысячами людей на борту, а с другой – ракеты, которые запускаются с расстояния в несколько тысяч километров залпами по 20 штук»,– пояснил Бэрронс. По его мнению, аналогичная ситуация возникла с развёртыванием российских ЗРС С-400. Их развёртывание, сетует отставной генерал, означает, что «военно-воздушные силы НАТО больше не могут проникать в воздушное пространство России».
Исходя из этих факторов, Бэрронс призывает кардинально реформировать британскую армию с учётом новейших технологий, включая искусственный интеллект и робототехнику.
Тем временем вооружённые силы Великобритании переживают не лучшие времена. Так, затянулось введение в строй авианосцев «Королева Елизавета» и «Принц Уэльский», которые призваны стать символами военной мощи страны, инструментами её мировой политики. На них уже потратили более 6 млрд фунтов, но требуется время на доводку и приведение кораблей в оперативную готовность. Нужны и новые корабли сопровождения, без которых авианосцам сложно выполнять свои задачи во главе авианосных ударных групп.
В других видах вооружённых сил также немало проблем. Поэтому среди британских экспертов распространено мнение, что правительству не стоило бы строить планы по расширению военного присутствия за рубежом, целесообразнее сосредоточиться на решении накопившихся реальных проблем в военной сфере.
Соответствующие задачи были сформулированы ещё пять лет назад, когда в ноябре 2015 года был принят основополагающий документ военного и внешнеполитического планирования на ближайшие 5 лет – «Стратегия национальной безопасности и обзор стратегической обороны и безопасности Великобритании». С тех пор британская армия развивалась в рамках программы «Объединённые силы – 2025» и концепции «Будущие силы – 2020».
Ими предполагалось, что к 2025 году экспедиционные силы будут насчитывать до 50 тыс. военнослужащих и иметь в своём составе авианосную ударную группу во главе с авианосцем «Королева Елизавета», 3 бригады сухопутных войск и группу сил специального назначения. Численность последних должна быть доведена до 1900 человек.
В рамках программы «Объединённые силы – 2025» планировалось иметь в сухопутных войсках «тяжёлую бронетанковую» дивизию (две механизированные и две «ударные» бригады) для боевых действий высокой интенсивности, «лёгкую пехотную» дивизию (шесть пехотных бригад, в составе которых как регулярные, так и резервные батальоны) для заморских действий и защиты страны, воздушно-штурмовую бригаду и 15 эскадрилий вертолётов. Эти планы неоднократно корректировались в оргштатном отношении, но численность сухопутных войск принципиально не меняется и составляет 73–75 тыс. военнослужащих.
В состав ВВС (33 тыс. человек) намечено иметь семь эскадрилий многоцелевых истребителей «Тайфун», две эскадрильи американских истребителей пятого поколения F-35 и две эскадрильи ударных БПЛА Protector.
Наша справка. Великобритания, несмотря на финансовые трудности, поддерживает своё военное присутствие в ряде регионов. Общее число военных баз составляет порядка полутора десятков. В Бахрейне в интересах обеспечения развёртывания британских ВМС в регионе Среднего Востока два года назад была открыта военно-морская база (в порту Мина Салман), где разместилось порядка 300 британцев. На Фолклендах содержатся «силы для сдерживания», в том числе боевые корабли, подразделения сухопутных войск и многоцелевые истребители «Тайфун». Намечено потратить в ближайшие годы 300 млн фунтов стерлингов на модернизацию ПВО и обновление военной инфраструктуры на этих островах, на которые претендует также Аргентина. Сохраняется база на Гибралтаре, что вызывает неудовольствие Испании. На Кипре два пехотных батальона обеспечивают безопасность британских баз Акротири и Декелия. В Эстонии на ротационной основе – 800 военнослужащих, которые составляют ядро многонациональной батальонной боевой группы. Британцы по-прежнему находятся также в Ираке и Афганистане.

Мария ТОМИЛЕНКО, «Красная звезда»