redstar.ru

Его выбор Фото автора.

Фильм «Военный ныряльщик» сыграл  судьбоносную роль в жизни осиротевшего паренька

«Повторным сигналом «три раза дёрнуть» требуют немедленного всплытия. Если бы я этого сигнала не знал, то сейчас перед вами не стоял бы», – рассказывает курсантам молодой офицер. «Товарищ капитан-лейтенант, расскажите, а что тогда было?» – у будущих командиров взводов загораются глаза в ожидании истории. А историй таких за водолазную практику Ивана Епифанова скопилось немало: подъём погибших с «Булгарии», обезвреживание взрывоопасных предметов, внезапные отказы снаряжения, работа на грани жизни и смерти и получение государственных наград, благодарность спасённых.

– У курсантов я стараюсь вызвать живой интерес к водолазному делу. После первого спуска под воду равнодушных к погружениям не остаётся. Рассказываю о случаях из своей практики, чтобы наглядно продемонстрировать важность того или иного элемента обучения, – говорит временно исполняющий обязанности начальника водолазного комплекса Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища им. В.Ф. Маргелова, водолазный специалист капитан-лейтенант Иван Епифанов.
У Епифанова высшая водолазная квалификация – водолазный специалист, к тому же открыты и дополнительные квалификации, такие как водолаз-взрывник, водолаз-сварщик, водолаз-глубоководник, оператор барокамеры. Сейчас капитан-лейтенант признаётся, что без водолазного дела уже не представляет, не мыслит своей жизни. Но до определённого момента он не только не видел себя водолазом, но и военным быть не собирался.
– Так получилось, что я рано лишился родителей. Вариантов было два: либо детский дом, либо Нахимовское военно-морское училище, – вспоминает о прошлом Иван. – В училище меня сначала брать не хотели, поскольку в школе я учился весьма посредственно. И всё-таки нахимовцем я стал. Первый год в училище было очень тяжело, я хотел вернуться к прежней беззаботной жизни подростка. А потом пришло понимание, что будущее зависит только от меня. Отличником я так и не стал, но в учёбе подтянулся.


Иван Епифанов награждён медалями «За отвагу», «За разминирование» и нагрудным знаком «Участнику ликвидации последствий ЧС»


После окончания учебного заведения Иван Епифанов вместе с другом решил поступать в Военно-морской инженерный институт в Санкт-Петербурге. Сначала их привлекла сама дислокация института в здании Адмиралтейства, затем его история, а потом и спектр специальностей. Сперва ребята хотели быть подводниками, грезили подводными лодками и дальними походами. Но однажды отец товарища поинтересовался у них, не хотят ли мальчишки учиться на водолазов. Те переглянулись и удивились: какие ещё водолазы, они же подводники! Но в тот же вечер посмотрели дома кассету с фильмом «Военный ныряльщик» и решили, что было бы заманчивым поступить именно на эту специальность. 

– В водолазном деле меня привлекли важность и нужность самой профессии, – рассказывает Иван Епифанов. – Мне импонирует осознание того, что ты находишься в среде, абсолютно не предназначенной для жизни человека. Под водой надеешься только на себя, знаешь, что от твоих действий зависит не только твоя жизнь, но и выполнение поставленной задачи. Конечно, бывает тяжело, но зато очень интересно. Да, бывает, задерживаешься на службе, выполняешь сложные и опасные задания в командировках, но потом видишь, что твоя работа приносит пользу, видишь, как горят глаза у курсантов.
Однако когда мандатная комиссия распределяла будущих курсантов по специальностям, выяснилось, что ни на водолазов, ни на подводников мест не осталось. Епифанову пришлось осваивать особенности службы на надводных кораблях. Казалось бы, о мечте стать водолазом придётся забыть. Когда Иван уже прошёл весь курс молодого бойца с новыми однокурсниками и до первого учебного дня оставались всего сутки, к ним в расположение зашёл начальник факультета. Перед строем он объявил, что на специальность, связанную с ведением поисковых и аварийно-спасательных водолазных работ, не хватает кандидата. Епифанов мгновенно сделал шаг вперёд, тем самым определив свою дальнейшую судьбу.
Ивана Епифанова настолько увлекло водолазное дело, что уже в конце третьего – начале четвёртого курса он закрыл все теоретические и практические задания до пятого курса. И когда просил преподавателей научить его ещё чему-нибудь, те отшучивались: дескать, учить его уже больше нечему. В какой-то момент способного курсанта назначили руководить спусками под воду своих же сокурсников, потом поставили вместо страхующего водолаза, а затем поручили руководить спусками в 12-метровой водолазной башне, где отрабатывается всплытие с подводной лодки.
Когда молодой офицер прибыл к месту службы в водолазный комплекс десантного училища, его начальник полковник Александр Грушка как раз и поставил Епифанова на должность руководителя учебно-тренировочного комплекса «водолазная башня» глубиной 21 метр.
Александр Грушка учёл тогда внушительный опыт капитан-лейтенанта, который уже успел послужить командиром водолазного взвода разминирования акватории в Североморске, а потом пять лет проработать в Центре спасательных операций особого риска «Лидер» в Москве. К моменту прихода в водолазный комплекс десантного училища Иван Епифанов имел высшую водолазную квалификацию «водолазный специалист», был награждён медалями «За отвагу», «За разминирование» и имел нагрудный знак «Участнику ликвидации последствий ЧС».
– Мне не стыдно признаться, что порой бывает страшно. Особенно на разминировании взрывоопасных предметов, которые при неосторожном обращении могут сдетонировать в любой момент, – рассказывает Иван.
Первый найденный снаряд в Днепре у Смоленска он помнит до сих пор. Под присмотром опытных товарищей Иван тогда достал его из ила. А позже начал сам обучать людей и руководить такого рода работами.
– Однажды получили мы вызов из Волгограда, где в реке обнаружили авиабомбу с тонной тротила, – вспоминает водолаз. – В ней было три взрывателя, которые почему-то не сработали. Особенно заставил поволноваться взрыватель на носу бомбы, поскольку носом она и воткнулась в грунт. Доставать бомбу было нельзя, взрывать на месте тоже: рядом ГЭС. Долго думали, как же с ней поступить. Изучив конструкцию, всё же нашли выход: удалось разделить бомбу и извлечь по частям.
Иван Епифанов работал как спасатель на месте многих крупных происшествий: теракт в Домодедово, взрыв в московском метро, наводнение в Хабаровске, разбившийся самолёт в Казани. Но случались моменты, о которых он не любит вспоминать. В частности, об извлечении тел погибших после крушения теплохода «Булгария».
Даже в свободное от работы время офицер никогда не пройдёт мимо чужой беды. Так, однажды он помог человеку при эпилептическом припадке, а в другой раз до приезда скорой помощи находился рядом с девушкой после страшного ДТП, следя, чтобы она не двигалась, чтобы у неё не остановилось сердце. Подвижником он себя не считает и даже смущается, отвечая на какие-то мои вопросы о его работе. Говорит, что главный в своей жизни поступок совершил, выбрав судьбой водолазное дело.


Рязань

Другие материалы в этой категории: Ключи от неба »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика