redstar.ru

A+ A A-

«Это был кризис русского общества»

Оцените материал
(4 голосов)
В русской деревне, конец 19 в. В русской деревне, конец 19 в.

Читатели продолжают разговор на темы, поднятые на круглом столе «Красной звезды», посвящённом событиям в феврале 1917 года

«Не могу согласиться с утверждением, что в советское время мало кто знал царскую Россию и вообще мало знали о той жизни, – пишет из США читатель «Красной звезды» Леонид Левин. – Вы забываете, что предыдущее поколение жило именно в царской России».

Мои личные знания о жизни в царское время базируются на рассказах родственников – прежде всего бабушки и дедушки со стороны матери. Причём дедушка был из низов – сын кантониста, рос в многодетной семье, в украинском селе. Батрачить начал на польского графа в его украинском маетке (имении) после четырёх классов сельской церковно-приходской школы. Батрачил за гроши и жил как все остальные «холопья», удалось, правда, пристроится к локомобилю и выбиться в «люди» – стать помощником машиниста. Потом был призыв в армию, прошёл дедушка всю ммпериалистическую (Георгиевский кавалер, старший унтер-офицер), в Гражданскую был начальником штаба кавалерийской бригады. Затем рабфак. Технологический институт вчерашний конник окончил с красным дипломом… А бабушка – из очень богатой семьи, княжна по матери (то ли грузинская, то ли абхазская). Её судьба – первый набор в медицинский институт Харькова, врач, военврач… Они много и детально рассказывали о жизни в империи и, ясное дело, с разных полюсов бытия.
А отец тестя моего деда был крупным капиталистом – имел завод электротехнических изделий в Кременчуге, пароходы на Днепре, дома, в компании с бельгийцами пытался наладить современное производство, получал даже награды от Столыпина (Столыпинские серебрянные часы за Нижегородскую ярмарку мне удалось вывести в США). На его заводах рабочим жилось и работалось легче, чем на других, потому и выжил после революции. – Конец карьеры – электротехник (ремесленник без мотора по Остапу Бендеру).
Можно сказать определённо: жизнь большинства населения, особенно сельского и неквалифицированных рабочих, была очень нелёгкой. Жизнь обеспеченных и образованных людей – весьма приятной, а жизнь верхнего слоя – фантастически роскошной. Да, технологический прогресс был налицо. В хозяйстве польского графа внедрялись новые технологии, машины, но батраки и подёнщики жили в общих бараках и спали на соломе, семьи отделялись тряпичными занавесками, поднимались на работу с петухами, платили за неё копейки. Но в жизни рядового украинского села ничего подобного прогрессу не наблюдалось и близко – какой прогресс на клочке земли!
Разный уровень жизни был на государственных предприятиях и на частных мануфактурах – от вполне зажиточного до подобного крепостному рабовладению на рудниках Сибири и Донбасса. Потому одни шли к Колчаку в ижевцы и воткинцы (добровольческие Ижевская и Воткинская дивизии в войсках Колчака были укомплектованы рабочими одноимённых заводов. – Ред.), а другие – в партизанские отряды и Красную Армию.
Советские историки жили «вблизи» тех событий и питались не только сухой статистикой, но и соками исторической реки жизни. Современные же историки в отличие от них – лишь бумажной статистикой, да ещё вполне определённо «конформистской», либералистического оттенка. Потому мы сегодня и видим разночтения в оценке событий столетней давности.


* * *


Свержению Николая II способствовали «первородная» знать и старообрядцы – такое мнение высказывает московский исследователь Дмитрий ЗЕНИН, известный своими материалами об истории средневековой Руси.
Можно ли назвать Николая II, последнего царя из династии Романовых, абсолютным монархом? Назвать можно, но он не имел для этого волевых качеств – скажем так, не вполне соответствовал занимаемой должности. Как говорят в народе, всё время стоял «в раскоряку».
Налицо вырождение династии, которая в начале XVII века отодвинула от власти природных Рюриковичей, принадлежавших к так называемой мафии круглого стола короля Артура, то есть к высшей европейской знати, которая находилась в тесных родственных отношениях между собой (к ней надо отнести и чингизидов). Романовы – выскочки, пришедшие к власти благодаря благоприятному для них стечению исторических обстоятельств.


Жизнь большинства населения, особенно сельского и неквалифицированных рабочих, при Николае II была очень нелёгкой


Сохранялось ли влияние Рюриковичей в империи Романовых? Имя Рюриковичам – легион. Князь Георгий Львов, первый глава Временного правительства, – один из Рюриковичей. Его далёкий предок – великий князь Смоленский Фёдор Ростиславич. Князь Пётр Кропоткин, создатель идеологии анархо-коммунизма, – тоже Рюрикович. В моей школе учился князь Феликс Трубецкой, он был на пять или шесть лет старше меня и был местной достопримечательностью. 

Рюриковичи дошли до состояния рядовых граждан и их пустые титулы уже ничего не значили без денежного содержания, но они все дружно ненавидели Романовых как похитителей их власти. Распространение капиталистических отношений в деревне необычайно больно ударило по землевладельцам, среди которых было немало Рюриковичей, большинство помещичьих земель было несколько раз перезаложено и перепродано.
Какие ветви и веточки потомков легендарного Рюрика уцелели и имели вес к началу XX века? Этот вопрос, как и тема участия потомков Рюриковичей в революционных событиях, нуждается в отдельном непредвзятом исследовании. Полагаю, высшая региональная знать (а там оставалось немало лиц с кровью Рюриковичей), отодвинутая на вторые и третьи места Романовыми, плюс затаившиеся старообрядцы с их огромным промышленным и купеческим капиталом и стали главной ударной силой революции, а не агитаторы и комиссары из числа безродных инородцев, на которых принято вешать всех собак…


* * *


Созвучные, отчасти, мысли высказывает в блогосфере доктор политических наук Владимир Павленко. Конспективно его видение взаимоотношений Романовых и Рюриковичей таково. Романовы были правящей – даже законно правящей, – но никогда не владетельной династией, которой являлись Рюриковичи, никогда не скрывавшие собственного первородства. Романовы, о чём у нас не принято говорить, изначально являли собой британский проект, предполагавший создание в России транспортного коридора, обходящего через её территорию владения римских пап, с которыми британские монархи были «в контрах». Поддержка Романовых в прекращении русской Смуты начала XVII века в британских представлениях означала противодействие католической экспансии поляков и защиту транспортного коридора в Азию.
И потому британская поддержка, обращённая против экспансии вдохновляемых Ватиканом католиков-поляков, оказывалась тогда не в интересах России, а в интересах самой британской короны. Это подтверждается последовавшим за воцарением Романовых церковным расколом, не преодолённым до конца их правления. В известных православных кругах – имеется в виду старый обряд – законность династии Романовых не признавалась никогда, и именно поэтому исповедовавшие его предреволюционные предприниматели щедро финансировали революционеров.
Становление новой династии при поддержке англичан удалось только потому, что в Европе бушевала Тридцатилетняя война католиков с протестантами, и континентально-европейскому Западу, как и во многие другие эпохи, было «не до России». В России с XVII века шло скрытое противоборство двух ветвей элиты, и оно не могло рано или поздно не принять открытый характер. Во второй половине XIX века последовала серия покушений на монархов.
Примечателен момент, когда всё началось: после остановки русской армии у ворот Константинополя в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Тогда Санкт-Петербургом был получен, по сути, ультиматум от европейских держав, которые угрожали в случае освобождения «Второго Рима» русскими войсками организовать всеобъемлющую общеевропейскую интервенцию. Остановив свои войска, Романовы подписали себе приговор. Во влиятельных кругах аристократии (условно Рюриковичи) возобладало мнение, что династия Романовых не выполнила своей исторической миссии по водружению Креста над поруганной некогда византийской столицей. Третий Рим не был соединён со Вторым и не восстановлено вселенское православное соборное единство.
Усугубила ситуацию связь Александра II с юной княжной Екатериной Долгоруковой, вызвавшая отторжение в обоих лагерях. Перспективный замысел объединить исторические ветви русской элиты (Долгорукова принадлежала к Рюриковичам) был исполнен никудышно, в форме, дискредитировавшей и царя, и династию в целом.


Другие материалы в этой категории: « Контр-адмирал Пётр Киткин

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика