redstar.ru

A+ A A-

Военная арифметика артиллериста-самоходчика

Оцените материал
(1 Голосовать)

Орудие Александра Завьялова сделало 1000 выстрелов по чеченским боевикам

С Александром Завьяловым я проживал на одной улице, но познакомился с ним только в Чечне. Артиллерийский дивизион, где служил он, в то время оборонял в составе 81-го мотострелкового полка станцию Червлённая…

Спрашиваю у Александра: «А помнишь ли ты свой первый выстрел той войны?»
– Конечно, – отвечает он. – Это произошло 31 декабря сразу же после обеда. Дивизион в это время стоял за аэродромом Северный, неподалёку от посёлка Родина, у подножия перевала. Полк вошёл в город Грозный, и мы должны были поддерживать его огнём. Стреляли больше суток, лишь делая передышки до появления новых целей. Всего за это время моё орудие сделало 200 выстрелов. Ставили заградительный огонь, били по танкам боевиков, обстреливали президентский дворец, прикрывали пехоту.
В первые дни января нас перебросили непосредственно в аэропорт Северный, где пробыли полтора месяца. Механизм работы гаубичной артиллерии в принципе прост. Артиллерийский корректировщик выезжает на командно-штабной машине на передовую. Оттуда он передаёт координаты цели в штаб дивизиона. В штабе всё вычисляется, и каждая цель распределяется по батареям. В артбатареях всё заново пересчитывается, и координаты идут уже по конкретным орудиям. Здесь настаёт очередь командиров самоходок, всё остальное мы делаем сами – «досчитываем» и наводим орудия. Следует команда – стреляем. Рассчитывают сейчас в артиллерии, конечно, не в уме, там есть специальные счётные устройства – механические и электронные.


До войны в Чечне Александру ни разу (!) не пришлось выстрелить из своего орудия


Мы стреляли по цели, по её начальным координатам. Если цель движется, то дают постоянные поправки: «Правее», «Левее», «Выше», «Ниже». До тех пор, пока не произойдёт попадание…

За всё время нахождения на войне самоходчики практически не покидали своих машин. Можно сказать, что САУ превратилась в их дом. Спали здесь же, в машинах, в спальных мешках, рядышком – автоматы и бронежилеты. При этом у рации обязательно дежурил кто-нибудь из экипажа. В любой момент могли прийти координаты новой цели, и тогда снова: «Расчёт, к бою!»
Самоходчики своим огнём так доставали боевиков, что, как рассказывали мне офицеры дивизиона, время от времени боевики настраивались на их радиоволны и обещали расправиться с артиллеристами.
Александр вспоминает:
– Свои обещания они попытались выполнить на старый Новый год. 13 января по позициям нашего дивизиона ударил «Град» боевиков. Всего четыре залпа по 40 снарядов плюс одиночные. К счастью, квалификация дудаевского наводчика оказалась слабенькой, и все ракеты взорвались с недолётом. Иначе трудно представить, что произошло бы, попади хоть одна ракета в цель…
В тот день загорелась стоявшая рядом с машиной Александра САУ.
– Мы даже не поняли, что произошло, – вспоминает Александр, – попали в неё из ручного гранатомёта или из чего-то другого, но боекомплект в сорок снарядов сдетонировал, и от самоходки практически ничего не осталось. Благо экипаж вовремя покинул машину и не пострадал.
В двадцатых числах февраля 81-й полк перевели охранять станцию Червлённая. И здесь артиллеристам пришлось поработать, конечно, не столь интенсивно, как под Грозным, но всё же немало. Они били по перевалу, прикрывая стратегический мост через Терек. Всего за пару недель в районе Червлённой самоходка Александра выпустила почти три сотни снарядов.
В последние недели нахождения Александра в Чечне три их оставшихся в батарее орудия передали Ленинградскому спецназу и перебросили к упомянутому выше мосту. Ночью спецназ уходил в рейд по окрестностям или на перевал, а артиллеристы поддерживали их огнём. В одну из таких ночей спецназовцы нарвались на мины и понесли потери. Батарею переподчинили начальнику моста.
Последний выстрел на той вой­не орудие Завьялова произвело 4 апреля. Всего его самоходка сделала около тысячи выстрелов. А затем артиллеристов отправили в место постоянной дислокации.
В заключение ещё одна подробность: до войны в Чечне Александру ни разу (!) не пришлось выстрелить из своего орудия. Летом 1994 года артиллеристы-самоходчики выезжали на полигон, где были только теоретические занятия. Первый тренировочный выстрел они сделали на полигоне прифронтового Моздока.

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика