redstar.ru

A+ A A-

Американцы бомбили… мухами

Оцените материал
(1 Голосовать)

Из воспоминаний авиационного техника, воевавшего в Корее

Владимир Сергеевич Капитанский о войне знает не понаслышке. Война два раза врывалась в его жизнь. Первый раз – в сорок первом, когда он был совсем ещё ребёнком. Их поезд бомбили фашистские самолёты. 12-летний мальчишка слышал вой летящих с неба авиационных бомб. Видел взрывы, тела убитых, слышал стоны истекающих кровью раненых. На другой станции снова атака гитлеровских пикировщиков. Этот день мог стать последним в его жизни, но ему повезло: пуля, выпущенная из самолётного пулемёта, прошла вскользь, едва задев.

Второй раз война напомнила о себе в 1950 году. На Корейском полуострове развернулись широкомасштабные боевые действия между Северной Кореей, Китаем, которых поддерживал Советский Союз, и проамериканским южнокорейским режимом, за который встала Организация Объединённых Наций во главе с США. В это время Владимир Сергеевич служил на Северном Кавказе, был механиком новейшего по тем временам советского истребителя МиГ-15. Ему предложили поехать в командировку. Само предложение было построено так, что не подразумевало отказа. Да он и не думал отказываться. Ехали в обычном пассажирском поезде, одетые в штатское. Привезли в Забайкалье, в Читу. Здесь они пробыли месяц. Учились китайскому языку. Капитанский до сих пор его помнит. Им также рассказывали об обычаях и традициях китайцев и корейцев…
После окончания подготовки воинскую часть перебросили в Китай. Часто меняли места дислокации. В пограничном Аньдуне, стоящем на берегу реки Ялуцзян, прикрывали гидроэлектростанцию и железнодорожный мост. Наши самолёты летали с опознавательными знаками китайских ВВС, а военнослужащие были одеты в китайскую военную форму и размещались в казармах их армии. Дело в том, что наши военные выдавали себя за русских, проживающих в Китае. Тогда таких было более 600 тысяч.


Несмотря на мощное вооружение, «летающие крепости» эффективно сбивались нашими МиГами


Распорядок дня был сжат как пружина. Часто приходилось отдыхать не более двух часов в сутки. Правда, кормили хорошо.

Полёты проходили в любое время суток. Наши самолёты находились в воздухе 24 часа в сутки – постоянно приходилось вылетать на перехваты американских «летающих крепостей» и «Сейбров». Иногда МиГи возвращались на базу, изрешечённые пулемётными очередями. Приходилось расстыковывать крылья, части фюзеляжа. Пока самолёт ремонтировали, лётчик получал новый истребитель и снова отправлялся в бой. Правда, авиаторы предпочитали летать только на «своих» самолётах. У каждого МиГа были свои индивидуальные особенности – свой «характер».
Однако не всё решалось только техникой. Многое зависело от людей. Владимир Сергеевич отмечает, что война особенно мобилизует возможности человека. И таких примеров он может привести немало…
Американцы часто бомбили аэродромы советской авиации. Перед этим обычно высаживались диверсанты и разведчики, им помогала агентура, завербованная в среде китайцев. Они указывали на цели для бомбовых ударов. Владимир Сергеевич говорит, что им практически не приходилось жить в казармах. Всё время в укрытиях у самолётов, на глубине 5 метров.
Эффективность американских ударов по аэродромам была невысока, так как американские стратегические бомбардировщики В-29 бомбили с больших высот, используя радиолокационные прицелы. Экипажи не могли видеть, попали ли бомбы в цель, из-за страха нарваться на огонь зенитных орудий. К тому же наша авиация не оставляла безнаказанными такие полёты. Несмотря на мощное вооружение, «летающие крепости» эффективно сбивались нашими МиГами. Иногда после атак МиГ-15 В-29 просто разваливался в воздухе. Как вспоминает Капитанский, В-29 сбрасывали контейнеры с огромными зелёными мухами. Сотни тысяч выпущенных тварей разносили различные инфекционные заболевания.
Наши лётчики и техники многое сделали для подготовки авиации Северной Кореи и Китая. Передислоцировались очень часто, поэтому иногда даже и не знали, где находятся – в Корее или в Китае. С места на место перелетали техники на транспортных самолётах или ехали на грузовиках. И здесь доставалось от американцев – те бомбили автомобильные колонны, беспокоили и американские диверсанты. В этой войне понятие фронта и тыла было относительным.
С подписанием договора о перемирии наши специалисты вернулись домой. Почти шесть с половиной десятилетий прошло со времени окончания корейской войны, но её солдаты до сих пор не могут о ней забыть. Долгое время их угнетало ещё и то, что всё было покрыто мраком секретности. И только в середине 1990-х годов «корейцам» разрешили говорить.

Другие материалы в этой категории: « Военная арифметика артиллериста-самоходчика

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика