redstar.ru

A+ A A-

Жители сирийских городов и селений относятся с большим уважением к военнослужащим Центра по примирению враждующих сторон, которому в эти дни исполняется 2 года

 

На следующий день после этого гуманитарного конвоя, в котором мне довелось участвовать, на лентах информационных агентств появилась всего лишь одна строчка, рассказывающая о данном событии: «В населённый пункт АБУ-ХАКФА-ЭЛЬ-ДЖАНУБИ провинции ХОМС доставлено около двух тонн продовольствия». Конечно, в масштабе человечества это событие далеко не первостепенное, но для сотен измученных семилетней войной жителей небольшого городка в одной из центральных провинций прибытие российского гуманитарного конвоя стало действительно СОБЫТИЕМ, дающим надежду на перемены к лучшему.

33-22-02-18– Опять в провинцию Хомс? – спросил я у заместителя начальника Центра по примирению враждующих сторон. – Хотелось бы съездить в другой регион. Я ведь недавно был с вашими в Тарине.
– В данный момент – опять провинция Хомс, – ответил Андрей Геннадьевич.
– Что ж, от таких предложений не отказываются, – улыбнулся я в ответ.
Дело в том, что принять участие в гуманитарном конвое не так-то просто. Здесь все работают, как принято говорить, «по штатному расписанию»: у каждого – своё место, свои обязанности. Экипаж БТР-82АМ осуществляет охрану, а в случае необходимости – защиту колонны; заместитель начальника группы по формированию и доставке гуманитарных грузов и другие военнослужащие ЦПВС сопровождают загруженные в кузов КамАЗа продуктовые наборы, которые они потом будут раздавать мирным сирийским жителям; врачи и медсёстры, а в этот день они выехали в составе «медицинского десанта», расположились в кунге своей машины, в котором на этот раз довольно-таки тесновато от ящиков с медикаментами и медицинским оборудованием…
– Выезд в шесть утра, – было сказано старшим колонны на инструктаже накануне вечером.
В шесть мы и выехали. Впереди машина с военнослужащими мухабарата – сирийской военной разведки. Благодаря этим немногословным людям, немало повидавшим за годы этой жестокой войны, колонна проследует без лишних остановок через посты, которых немало на маршруте движения.
Я не буду рассказывать о том, как проходила вся наша поездка от начала и до конца. Несколько часов в одну сторону, и столько же – обратно. Вернулись мы в Хмеймим около шести вечера, в самом завершении светового дня. Задача была выполнена успешно. Две тонны продовольствия доставлены по назначению. Понятно, с какой радостью жители населённого пункта получали продуктовые наборы, как благодарили российских военно
служащих.
Да, возникла один раз и форс-мажорная ситуация. Чисто технического характера. Поэтому заместитель начальника ЦПВС связался по радиостанции с офицером-направленцем, работающим в провинции Хомс, и всё было решено быстро и грамотно. Подполковник встретил нас на маршруте движения и помог обеспечить дальнейшее выполнение задачи. Я уже не раз рассказывал о деятельности этих офицеров, которые работают непосредственно в провинциях. Это очень грамотные, профессионально подготовленные специалисты и очень мужественные люди. Всей душой болеют они за порученное дело. Я наблюдал со стороны, как чётко взаимодействовал со своими сирийскими коллегами наш подполковник. Видно было, что они понимают его с полуслова.
34-22-02-18Ну, а для того чтобы помочь понять им эти «полуслова», рядом с российским военнослужащим находится переводчик-сириец. Да и сам подполковник уже научился общаться с местным населением. Я подошёл к сирийскому переводчику – мужчине лет пятидесяти, одетому в камуфлированную форму, и заинтересовался его медалью, которую он с гордостью носит на груди.
– Наградили ваши, – пояснил он мне. – Красивая медаль, боевая… Видите, какая…
Я сразу узнал эту медаль. Её вручают участникам операций по поддержанию мира. Эта награда пользуется большим авторитетом и у наших военнослужащих.
Я поздравил «садыка» – друга – с такой высокой наградой и сфотографировал его вместе с товарищем.
– Спасибо, акид, – крепко пожал он мне руку.
«Акид» – это значит полковник. Уж кто-кто, а переводчик в воинских званиях разбирается.
Вот так, в ходе выполнения совместных задач и крепнет боевое содружество между российскими и сирийскими военнослужащими.
В ходе этого выезда я успел пообщаться с многими нашими офицерами и солдатами. Дело в том, что нечасто это получается – график всегда напряжённый. Но на этот раз времени было больше. С кем-то из этих ребят я уже встречался ранее, в предыдущих командировках. Среди них – старший водитель Илья Басин (имя и фамилия изменены). Он выполняет специальные задачи уже во второй командировке. Ростом невысокий, лицо ещё совершенно мальчишеское, но опыта Илье не занимать. И как-то не вяжется его полудетская внешность с солидным поведением, с тем, как он уверенно управляет большущим КамАЗом, помогает на остановках своим товарищам – что-то надо подтянуть, что-то проверить, что-то кому-то напомнить…
– Четверо детей у нас в семье, – рассказывает Илья. – Отец участвовал в контртеррористической операции на Северном Кавказе, брат служит в Майкопе. Так что армия значит для нашей семьи очень много. Теперь мой черёд… Служба мне нравится. Здесь я всегда при деле.
– Сколько выездов у тебя с гуманитарными конвоями?
– Даже не скажу… Если вспоминать ещё с прошлой командировки… Словом, достаточно выездов…


В гуманитарном конвое все работают, как принято говорить, «по штатному расписанию»: у каждого – своё место, свои обязанности


Когда-то, в советское время, во всех воинских частях обязательно можно было увидеть красочно оформленные плакаты, на которых были начертаны слова: «Пути отцов – дороги сыновей». И это не просто высокопарные слова. Для многих тысяч граждан России – это их жизненный путь и осознанный выбор. 

36-22-02-18Сын защитника Отечества становится защитником своей Родины. Как, например, Илья Басин, о котором я только что рассказал. Или наводчик-оператор экипажа БТР-82АМ ефрейтор Константин Владыкин (имя и фамилия изменены). Он тоже из многодетной семьи. Отец служил в пограничных войсках в звании прапорщика, воевал в Афганистане, награждён медалью «За отвагу». Теперь в Сирии выполняет специальные задачи его младший сын Константин, а старший сын служит в Росгвардии на Родине.
– Четвёртая эта командировка у меня, – рассказывает Константин. – Первый раз прилетел в Сирию 28 декабря 2015 года. Почти ничего тогда не было. Жили в палатках, занимались благоустройством своего расположения в Хмеймиме. Всякое было… Поездил по Сирии немало…
– А почему согласился в четвёртый раз поехать в командировку?
– Здесь настоящая жизнь. Здесь интересно. Да и друзей у меня много. Обязательно кого-то из них встретишь во второй, третьей, четвёртой командировке. С кем-то ты был часы, с кем-то – дни, а кто-то прошёл всю командировку рука об руку с тобой.
...Судьба профессионального военного непредсказуема. Никто не знает, где ему придётся служить и выполнять поставленные задачи. Нынешнему поколению довелось выполнять их в Сирии. Среди этих военнослужащих – и сотрудники Центра по примирению враждующих сторон (ЦПВС), который вот уже два года действует на территории Сирийской Арабской Республики. И действуют самоотверженно и высокопрофессионально.
«Граждане Сирии будут с благодарностью вспоминать мужество наших военнослужащих, порой под огнём доставлявших людям продукты, лекарства, предметы первой необходимости, миротворческие усилия наших офицеров, работавших в Центре по примирению враждующих сторон, чтобы остановить кровопролитие и дать людям надежду», – такую высокую оценку дал военнослужащим ЦПВС Президент России – Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами РФ Владимир Владимирович Путин.
…Центр продолжает выполнять специальные задачи на территории Сирии. А значит – впереди у офицеров ЦПВС новые выезды, новые акции, новые гуманитарные конвои.

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика