redstar.ru

A+ A A-

Подводный мир Юрия Курганова

Оцените материал
(11 голосов)

На страже границ, скрытых под толщей воды

На протяжении 40 лет вся его жизнь неразрывно связана с морской бездной. Одно погружение за другим… Сколько их было? Он уже и не берётся считать, но досконально помнит детали всех, без исключения. И когда, будучи курсантом, исполнял обязанности второго штурмана на корабле, и когда уже сам стоял на командирском мостике. И даже уйдя в запас, когда все цели, казалось бы, уже были достигнуты, вице-адмирал Юрий Курганов так и не смог расстаться с родной стихией. Чем же так манит его глубина? У Героя России, погружавшегося на дно океана более чем на 6000 метров (своеобразный рекорд в истории отечественного глубоководного флота), есть на это свой ответ. И он прост. «В этом вся моя жизнь», – говорит Юрий Курганов.

ПУТЬ К КОМАНДИРСКОМУ МОСТИКУ
Он с детства знал, что будет моряком, станет продолжателем военной династии. А иначе и быть не могло – другие профессии Юра Курганов просто не рассматривал.
– Я влюбился в море ещё по рассказам отца. Правда, он у меня был надводником, служил на Дальнем Востоке, – рассказывает он сегодня. – К тому же я очень много читал о моряках в школе.
В те времена люди героических профессий, отважные и бесстрашные, призванные стать примером для многих мальчишек, смотрели на подрастающую молодёжь с книжных страниц и экранов телевизора. И каждый юноша мечтал в будущем быть, как его герой. Таким своего рода ориентиром для Юрия Курганова стал фильм «Командир счастливой «Щуки». Фрагменты ленты о героизме моряков-подводников Северного флота, осуществлявших в годы Великой Отечественной войны успешные боевые рейды в полярных широтах и потопивших немало вражеских кораблей, запали в душу.
В том числе и поэтому, не исключает мой герой, будучи курсантом училища имени Фрунзе и побывав на практике как на атомоходе, так и на дизельной подводной лодке, он стал дизелистом и отдал предпочтение Заполярью.
– Мое первое погружение, – вспоминает Юрий Курганов, – было в 1977 году. Западная Лица. Лодка, на которую я был прикомандирован, в тот момент как раз выполняла задачи боевой подготовки. Все курсанты, в том числе и я, были распределены по боевым постам, и мы приступили к своим обязанностям в соответствии с корабельными расписаниями. Каких-то особых воспоминаний даже не осталось.


Сегодня Юрий Курганов – старший гидронавт Главного управления глубоководных исследований Министерства обороны и его редко можно застать дома


– А как же известный всем ритуал посвящения в подводники? – интересуюсь я.

– В те времена такой моды, как сегодня, не было, – улыбаясь, отвечает Юрий Юрьевич.
Гораздо больше впечатлений оставил не этот, самый первый выход в море, а стажировка на пятом курсе в Севастополе на дизельной подводной лодке, где без пяти минут лейтенанту Юрию Курганову в краткосрочном походе была отведена на корабле роль второго штурмана. Так, ещё будучи курсантом, он смог попробовать себя в профессии и понять, что быть подводником – это его кредо. «Влюблённый в своё дело, он семимильными шагами преодолевал ступени карьерной лестницы и уже в 29 лет был назначен командиром «Б-2», базировавшейся в Лиинахамари. Здесь, в приграничном с Норвегией гарнизоне, где до 1995 года размещалась бригада подводных лодок Северного флота, в непростых заполярных условиях и прошли основные годы службы Юрия Курганова.

В СВОЕЙ СТИХИИ
Сегодня, оглядываясь назад и вспоминая самые яркие моменты тех дней, в глазах настоящего подводника мелькает лёгкая грусть.
– В те времена интенсивность выходов в море была столь высока, а продолжительность походов составляла порой до 14 месяцев, что ровесники-лейтенанты, вместе пришедшие по выпуску в бригаду, но попавшие в разные экипажи, порой могли встретиться на берегу только через 3–5 лет, – рассказывает Юрий Курганов, за плечами которого осталось порядка десяти таких длительных служб, в том числе в Средиземном море.
– Это был, можно сказать, наш второй дом, – продолжает свой рассказ мой герой. – Советские корабли базировались в сирийском Тартусе, проходили средние ремонты в югославском порту Тиват.
Что скрывать, походы эти для наших подводников-дизелистов были действительно изнуряющими – и не столько по длительности, сколько по климатическим условиям.
– Температура забортной воды составляла порядка 30 градусов, а после заряда батареи в отсеках было далеко за 40. Жарко было настолько, что невозможно было принимать пищу, – подтверждает Юрий Курганов, у которого, как и у остальных членов экипажа, несмотря на такие тяжелейшие условия службы, ни разу не мелькнула мысль: поскорей бы домой.
– Мы все выполняли свой долг, так, как и следует его выполнять, – объясняет он.
Среди нештатных ситуаций на борту, которые также нередко испытывали подводников на прочность в море, Юрию Юрьевичу вспомнилось, как по возвращении в родную базу из-за коррозии трубы в уравнительной цистерне было засолено порядка 20 тонн пресной воды, которая, без преувеличения, на вес золота в столь жарких походах. Две недели экипаж «Б-2» готовил первое и второе на забортной воде, для чая и компота берегли остатки пресной.
Несмотря на то что основные ступени службы Юрия Курганова – от становления в офицерской должности до командира бригады подводных лодок – прошли в Лиинахамари, отдельное место в его служебной биографии отведено Полярному – гарнизону, где зарождался Северный флот и проходили съёмки фильма «Командир счастливой «Щуки», сыгравшего свою роль в его судьбе. Правда, случилось это в тяжёлые для флота времена – в середине 1990-х годов, когда на глазах Юрия Юрьевича, как командира 69-й бригады подводных лодок Кольской флотилии разнородных сил, один за другим списывались корабли. Не стало и 69-й бригады.
– Но такова жизнь, – мудро замечает мой герой, воспитавший не один десяток настоящих командиров-подводников. – На тот момент таковы были потребности времени. Все, кто был по-настоящему предан подводному флоту, нашли в себе силы и продолжили службу на других должностях, в других экипажах…
Оттого, наверное, рассказывая о своей службе потом на посту начальника Управления кадров Военно-морского флота, он среди многих ответственных задач, которые приходилось решать, выделяет как одну из самых главных социальную защиту офицеров, уходивших в запас.

НА РЕКОРДНОЙ ГЛУБИНЕ
В июле ему исполнится шестьдесят, а он всё так же покоряет морские глубины, причем ещё большие, чем во время службы на подводной лодке. Сойдя в своё время на берег и уйдя в запас в звании вице-адмирала, он так и не смог проститься с морем. Сегодня Юрий Курганов – старший гидронавт Главного управления глубоководных исследований Министерства обороны и его редко можно застать дома. Он живёт от погружения к погружению. Только за последние два года Юрий Юрьевич провёл в море порядка 9 месяцев. И это не считая краткосрочных выходов. Из-за этого высокая государственная награда долго ждала его на берегу и была вручена лишь спустя полгода, после того как Юрию Курганову присвоили звание Героя России.
В скупых новостных сводках, рассказывающих об успешных государственных испытаниях новых глубоководных аппаратов «Консул» и «Русь», предназначенных для изучения Мирового океана, часто упоминается его фамилия. Но в них нет ни слова о том, с каким риском сопряжена эта работа и каким мужеством надо обладать, чтобы, испытывая новую технику, погружаться на рекордную глубину – более 6000 метров. Да и сам Юрий Юрьевич как будто не видит в этом ничего геройского, называет своё дело обыкновенной тяжёлой работой. Его труд отмечен Золотой Звездой.

Другие материалы в этой категории: Возвращение »

2 комментарии

  • Юрий

    Замечательный человек и командир!
    Всех благ ему!

    Юрий Комментировать
  • А.А Гончарик

    Ю.Ю., поздравляю с заслуженной наградой. Слышал, рад за тебя!

    А.А Гончарик Комментировать

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика