redstar.ru

A+ A A-

Точку поставили в Карлсхорсте

Оцените материал
(3 голосов)

Нацистские главари даже в дни битвы за Берлин пытались заключить сепаратный мир с западными державами


(Продолжение. Начало в № 46,47)

 

Окончательную точку в истории Великой Отечественной войны поставило подписание Акта о безоговорочной капитуляции германских во­оружённых сил в ночь с 8 на 9 мая 1945 года. Подписанию этого важнейшего юридического документа предшествовали весьма драматические события, связанные с отчаянными попытками командования вермахта в последний момент внести раскол в отношения между СССР и его западными союзниками.

Суслопаров немедленно направил доклад в Москву. А оттуда как раз подоспела долгожданная депеша: никаких капитуляций в Реймсе не подписывать! Кто задержал ответ Москвы, до сих пор непонятно.
Сталин, как известно, весьма категорично выразил свою точку зрения: «Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, – в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции».
Это было справедливо и правильно, и ни у кого тогда не повернулся язык возразить. 8 мая в пригороде Берлина Карлсхорсте Реймсский протокол о безоговорочной капитуляции был ратифицирован представителями верховного командования стран-союзниц. Тем более что в спешке во французский город Реймс не пригласили на подписание представителей Франции, и французский главнокомандующий генерал армии де Латр де Тассиньи негодовал.


Документ, озаглавленный «Безоговорочная капитуляция Германии», был утверждён без поправок правительствами США, СССР и Великобритании в августе-сентябре 1944 года


А вот как рассказывает об этой ситуации генерал С.М. Штеменко в своих мемуарах. Он отмечает, что Суслопарову оставалось совсем немного времени, чтобы получить инструкции из Москвы. Он передал телеграмму в столицу о предстоящем подписании документа о капитуляции и попросил указаний. Пока телеграмма Суслопарова была доложена по назначению, прошло несколько часов. В Реймсе наступила полночь, и настало время подписывать капитуляцию. Инструкции же из Москвы не приходили. Суслопаров принял решение подписать документ. 

Как повествует далее Штеменко, Суслопаров «направил свой доклад в Москву. А оттуда между тем шла встречная депеша, где указывалось: никаких документов не подписывать! Только в Берлине 9 мая после процедуры подписания Акта о капитуляции И.А. Суслопаров узнал, что Сталин лично по телефону сообщил Вышинскому (первый заместитель наркома иностранных дел СССР. – Ред.), что не имеет претензий к действиям генерала в Реймсе».
Заслуживает внимания также история с текстом Акта о военной капитуляции, подписанного в Реймсе (Act of military Surrender). В принципе документ о капитуляции не должен был порождать никаких проблем. Всё было давно согласовано между союзниками. Документ был разработан и согласован трёхсторонней Европейской консультативной комиссией (ЕКК), заседавшей в Лондоне, а затем подписан её членами 25 июля 1944 года. Документ, озаглавленный «Безоговорочная капитуляция Германии», был утверждён без поправок правительством США 9 августа 1944 года, Правительством СССР 21 августа 1944 года и правительством Англии 21 сентября 1944 года.

Наша справка. Принцип безоговорочной капитуляции стран-агрессоров был выдвинут  президентом  Ф. Рузвельтом в январе 1943 года и затем зафиксирован министрами иностранных дел СССР, США и Великобритании в Декларации о всеобщей безопасности на конференции в Москве в октябре 1943 года.
По условиям этого документа капитуляция Германии должна была быть безоговорочной и единовременной на всех фронтах, на востоке и на западе. Немецкие армии должны были оставаться на месте и сложить оружие перед тем противником, который противостоял им.
В связи с крымским решением «Большой тройки» включить Францию в число оккупирующих Германию держав 1 мая 1945 года в рамках ЕКК было утверждено и подписано соглашение между правительствами трёх держав и Францией относительно изменений в документе о безоговорочной капитуляции Германии от 25 июля 1944 года. Все изменения сводились лишь к включению в текст в надлежащих местах слов «Французская Республика» и соответствующих этим словам эквивалентов. Это соглашение было утверждено правительствами Англии и Франции 15 мая 1945 года уже после подписания актов о капитуляции Германии. Правительства СССР и США посчитали, что специального утверждения этого соглашения не требуется, поскольку это предусматривалось решением Крымской конференции.
Таким образом, когда германское командование запрашивало о возможности сложить оружие, единственным официальным документом для подписания был документ от 25 июля 1944 года. В штаб Эйзенхауэра в Реймсе в марте 1945 года был направлен текст именно этого документа. Однако Акт о военной капитуляции, подписанный 7 мая в Реймсе, не был тем согласованным документом, который выработала ЕКК. Этот документ был заменён другим и имел с ним мало общего.
Документ, выработанный ЕКК, представлял собой обширный текст из четырнадцати чётко сформулированных статей, в которых помимо военных условий капитуляции также говорилось, что СССР, США и Англия «будут обладать в отношении Германии верховной властью» и предъявят дополнительные политические, административные, экономические, финансовые, военные и другие требования (25 июля 1945 года представителями СССР, США, Англии и Франции в ЕКК было утверждено и подписано соглашение о некоторых дополнительных требованиях к Германии).
В противоположность этому текст, подписанный в Реймсе, был кратким, содержал всего пять статей. Он был озаглавлен «Акт о военной капитуляции» и касался исключительно вопроса о капитуляции немецких армий на поле боя.
Сразу же после подписания капитуляции в Реймсе Сталин позвонил командующему 1-м Белорусским фронтом маршалу Г.К. Жукову в Берлин и сообщил, что он не согласился с тем, что акт о капитуляции подписан не в Берлине, центре фашистской агрессии, и что он договорился с союзниками считать подписание акта в Реймсе предварительным протоколом капитуляции. Сталин отметил также, что главную тяжесть на своих плечах вынес советский народ, а не союзники, поэтому капитуляция должна быть подписана перед верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции, а не только перед верховным командованием экспедиционных сил союзников.


Эйзенхауэр после возражений некоторых членов своего штаба, к которым присоединился Черчилль, решил не лететь в Берлин


Однако подписание акта о капитуляции в Реймсе внесло коррективы в юридическую процедуру завершения войны. Москве необходимо было выходить из создавшегося положения. 7 мая И.В. Сталин и начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии А.И. Антонов подписали следующее распоряжение, адресованное маршалу Жукову: «Ставка Верховного Главнокомандования уполномочивает вас ратифицировать протокол о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил». 

8 мая утром в Берлин был направлен первый заместитель наркома иностранных дел СССР А.Я. Вышинский с группой сотрудников НКИД из пяти человек. В неё, в частности, входил С.Т. Базаров – секретарь возглавляемой К.Е. Ворошиловым комиссии, которая занималась в том числе и подготовкой проекта документа о безоговорочной капитуляции Германии. Они привезли необходимую документацию.
В два часа этого же дня в Берлин прибыли представители верховного командования экспедиционными союзными силами: главный маршал авиации Великобритании А.В. Теддер, командующий стратегическими воздушными силами США генерал К. Спаатс и командующий военно-морскими силами союзников английский адмирал Г.М. Бэрроу. Спустя час прилетел главнокомандующий первой французской армией генерал де Латр де Тассиньи.
Что касается Эйзенхауэра, то он вначале выразил согласие прилететь в Берлин 8 мая на объявленную Жуковым церемонию, но сделал оговорку, что в случае нелётной погоды он направит в Берлин глав военных миссий США и Великобритании в Москве. Однако после возражений некоторых членов своего штаба, к которым присоединился и Черчилль, Эйзенхауэр уполномочил своего заместителя британского маршала авиации Теддера представлять его в Берлине.
Выполняя данное в Реймсе обязательство, в сопровождении английских офицеров в Берлин прибыли германские уполномоченные: начальник штаба верховного главнокомандования генерал-фельдмаршал В. Кейтель, генерал-адмирал флота Г.-Г. фон Фридебург и генерал-полковник авиации Г.-Ю. Штумпф. Новый верховный главнокомандующий гросс-адмирал К. Дёниц, несмотря на обязательство в Реймсе, в Берлин не прибыл.


(Окончание следует)

 

На снимке: Г.К. Жуков на церемонии подписания декларации о поражении Германии
и взятии на себя верховной власти в отношении Германии правительствами четырёх союзных держав.
Берлин, 5 июня 1945 г.

Другие материалы в этой категории: « Со времён Петра Великого

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика