redstar.ru

A+ A A-

В поиске новых ориентиров

Оцените материал
(1 Голосовать)

В Германии начинается новая избирательная кампания по выборам в бундестаг

На днях из ФРГ пришли два противоречивых заявления в отношении нашей страны. С одной стороны, министр обороны ФРГ Улсула фон дер Ляйен заявила, что с Россией следует вести дела с позиции силы. С другой – глава немецкого внешнеполитического ведомства Зигмар Габриэль, поддержанный вскоре федеральным канцлером, резко осудил новый законопроект сената США, который предусматривает усиление санкционного режима в отношении России. Как отнестись к этим заявлениям, что сегодня происходит в Германии? На эти и другие темы наш обозреватель беседует с известным российским германистом доктором политических наук Виктором ВАСИЛЬЕВЫМ.

– Виктор Иванович, чем же характерна нынешняя ситуация в Германии?
– Сегодня Германия как ведущая экономика и политический игрок Европы сталкивается с рядом серьёзных вызовов. Это и захлестнувший страну миграционный кризис, и внутренняя безопасность, и кризис европейской объединительной идеи и немецкой идентичности, и новая позиция США. Естественно, это не может не сказываться на избирательной кампании, которая разворачивается в стране в связи с предстоящими в сентябре выборами в бундестаг. Сейчас все действия канцлера ФРГ Ангелы Меркель, правящего Христианско-демократического союза подчинены одной приоритетной цели – не допустить по итогам выборов в бундестаг 24 сентября 2017 года прихода к власти левой коалиции, т.е. СДПГ, Левой партии и «зелёных». Меркель намерена сохранить за собой пост канцлера (она его занимает с 2005 года) и закрепить лидерство Берлина в системе европейских координат. Она активно переходит в наступление, её партия ХДС на выборах в ландтаги Саара, Шлезвиг-Гольштейна и Северного Рейна – Вестфалии весной этого года одержала убедительную победу.


В бундесвере из двух тысяч танков «Леопард-2» остались лишь 250


– Но и социал-демократы настроены решительно…

– Вы правы. Под стать Меркель и лидер СДПГ Мартин Шульц, который в своих выступлениях быстро перешёл с пораженчески-апатичных на решительно-новаторские нотки. На предвыборные мероприятия с его участием немцы стекаются как на футбольный матч. Электоральный потенциал СДПГ заметно расширился за счёт молодёжи, а также ранее голосовавших за партию «Альтернатива для Германии», которую, как показал её съезд в Кёльне 22 – 23 апреля, раздирают глубокие противоречия. Но пока опросы свидетельствуют о преимуществе ХДС/ХСС с потенциалом в 35-36 процентов голосов над СДПГ (26-31 процент). Сказывается поддержка населением возглавляемого Меркель правительства, работой которого довольны более 50 процентов опрошенных. Федеральные власти обещают создание в стране в 2017 – 2018 годах миллиона новых рабочих мест, что понизит уровень безработицы почти на полтора процента.
– Российская тематика во внутренней борьбе отражается?
– Информационное поле ФРГ сегодня засорено сообщениями о возможных атаках русских хакеров на компьютеры избирательной системы, в целом о влиянии Москвы на выборную ситуацию. В документах СДПГ подвергается критике роль Москвы в кризисе на Украине – правда, при этом выражается готовность к диалогу. Политики от правящей коалиции (сегодня в ФРГ у власти «большая коалиция» – ХДС/ХСС и СДПГ. – Ред.) быстро клюют на фейковые сенсации и тут же начинают требовать от Москвы неукоснительного выполнения тех же Минских соглашений. О противоречивости германской политики в отношении России свидетельствуют и прозвучавшие на днях заявления двух министров – обороны и иностранных дел.
– Недавно мы стали свидетелями некой «критики» Соединённых Штатов, президента Трампа со стороны Ангелы Меркель. Это что-то новое в американо-германских отношениях или же некая случайность?
– Заявление Меркель, традиционно испытывавшей пиетет к США, показало некий предел её сдержанности. Она откровенно высказала мнение, что европейцам следует больше полагаться самим на себя.
– Возможно, в политических кругах ФРГ понемногу начинают переосмысливать роль верного и преданного союзника США. Отсюда и симптомы зародившегося антиамериканизма…
– Но мой взгляд, тезис об антиамериканизме Меркель представляется – по крайней мере, пока – преувеличением. Скорее, это тактический ход канцлера, которая, как и многие немцы, не утратит своих симпатий к США за, как они говорят, вклад Вашингтона в освобождение от гитлеризма, построение в Западной Германии реального свободного общества, восстановление германского единства. Канцлер пытается привлечь часть избирателей за счёт критики Трампа, отнюдь не возбуждая антиамериканские настроения. Она ведь хорошо осведомлена о наличии «скреп», соединяющих политический класс, финансово-экономические круги, дипломатов, военные структуры ФРГ с политическими и деловыми кругами США. Прочность отношений немецкого правящего класса с американским истеблишментом закреплена в многочисленных соглашениях на двустороннем уровне, а также по линии НАТО и других международных структур.
– Ещё в бытность президентом Франсуа Олланда Германия взяла курс на более тесную координацию политической, да и военной деятельности с Францией. А недавно Меркель и Макрон поручили своим министрам обороны и финансов разработать инициативу по созданию военного союза. Что вы можете сказать по этому поводу?
– Меркель, как прагматику в политике, весьма лестна роль спасителя и хранителя европейского либерального очага. Она хорошо понимает, что лишь тандем Берлин – Париж способен дать старт перезапуску европейской интеграции по основным стратегическим направлениям, включая безопасность и оборону. Канцлер умеет налаживать личные контакты, как это имело место и с Саркози, и с Олландом, и, как показал первый же зарубежный визит нового президента в Берлин, и Макроном. Она – физик по профессии – сумела создать «личную химию» с французскими лидерами. Примечательно, что в основополагающих документах ХДС и СДПГ Франция обозначена как ключевой партнёр Германии. В то же время я бы воздержался судить о дальнейшем алгоритме отношений Меркель – Макрон, поскольку 39-летний амбициозный политик с его философией величия Франции может преподнести много сюрпризов и для Берлина, и для Брюсселя.
– Что вообще означают призывы немецких политиков действовать на международной арене быстрее, решительнее и содержательнее?
– После объединения Германии Берлин значительно повысил свою роль именно как экономического локомотива в евроинтеграционных процессах, влиятельного игрока в европейской и мировой политике. Показал и свою способность и готовность принять участие в силовых операциях НАТО, как это было в 99-м во время агрессии против суверенной Югославии. Берлин под термином «обеспечение безопасности» понимает широкий набор инструментариев по предотвращению конфликтов, оказанию гуманитарных помощи, продвижению достижений страны в сферах культуры, науки, экологии в другие регионы.
В связи с вспышкой новых кризисов и конфликтов Берлин активно включился как в преодоление мирового финансового кризиса, сокращение миграционных потоков, ремонт Евросоюза, так и в урегулирование ситуации на Донбассе. В то же время Берлин осознает пределы своего лидерства… Но споры о пределах германского лидерства продолжаются, подхлестываются скандалом с связи с выявлением правых экстремистов в бундесвере, что не могло не вызвать исторических рефлексий в Европе.
– А насколько вообще современный бундесвер соответствует тем задачам, которые ставятся немецкими политиками?
– В контексте так называемой русской угрозы и борьбы с международным терроризмом Берлин постепенно начинает восстанавливать боеспособность бундесвера. За 25 лет после объединения Германии и окончания «холодной войны» его численность с 500 тысяч сократилась до 177 тысяч человек, из 2 тысяч танков «Леопард-2» остались лишь 250. Отсутствуют многие современные системы вооружений, не хватает запасных частей, вертолёты условно готовы к выполнению боевых задач, часть танкового парка находится в ремонтных мастерских, зафиксированы даже случаи хищения военного имущества.
Урсула фон дер Ляйен предложила в следующие 13 лет инвестировать 130 млрд евро в переоснащение вооружённых сил. В планах Берлина сформировать до 2032 года три боеспособных дивизии, выделить 760 млн евро на приобретение и модернизацию танков, общее число которых к 2023 году должно составить 328. Налицо подготовка Берлина в тандеме с Парижем к формированию союза безопасности и обороны ЕС с прицелом на общеевропейские вооружённые силы.

Другие материалы в этой категории: « Так ли слаба Америка? Тень Саладина »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика