redstar.ru

80 лет назад советские лётчики пришли на помощь китайскому народу

В июне 1937 года японские войска вторглись во внутренние районы Центрального Китая. За короткий период был захвачен ряд крупных китайских городов, в том числе Пекин. За два с небольшим месяца боёв ВВС Китая потеряли больше половины своих боевых самолётов (к началу боёв их было около 600, в том числе 305 истребителей).

В соответствии с подписанным 21 августа 1937 года договором о ненападении и соглашением о военно-технической помощи правительство Чан Кайши обратилось за содействием к руководству СССР. По решению Политбюро ЦК ВКП(б) в Китай оперативно были переброшены 155 истребителей И-15бис и И-16, а также 62 бомбардировщика СБ и 6 бомбардировщиков ТБ-3. Кроме того, по примеру испанских событий решено было использовать в боевых действиях советских лётчиков-добровольцев. В этих целях в октябре 1937 года в лётной бригаде Академии имени профессора Н.Е. Жуковского были собраны добровольцы из всех военных округов (447 человек лётно-технического состава) и сформированы две эскадрильи: истребителей И-16 (31 самолёт) и бомбардировщиков СБ (31 самолёт).
И хотя у советских лётчиков отсутствовал какой-либо боевой опыт и японская авиация имела численное превосходство (у японцев – порядка 700 машин, в авиации Гоминьдана к середине октября – всего около 80 самолётов), прибытие добровольцев из СССР существенно помогло китайским войскам. Наши пилоты совершали по 5–6 боевых вылетов в день. По признанию японской стороны, к концу 1937 года советским лётчикам-истребителям в районе Нанкина и Наньчана удалось временно достичь превосходства в воздухе.
23 февраля 1938 года по инициативе полковника Павла Жигарева (будущего главного маршала авиации) была проведена операция по налёту на японскую авиабазу на острове Тайвань с целью уничтожения новых итальянских двухмоторных бомбардировщиков «Фиат BR.20». В условиях густой облачности – японцы не успели организовать противодействие – на цель вышла группа капитана Фёдора Полынина (будущего генерал-полковника авиации). Бомбардировщики СБ сбросили 280 бомб, уничтожив около 40 собранных самолётов, ангары и трёхгодовой запас горючего.
Память о тех малоизвестных ныне событиях хранят не только архивные документы, но и сохранившиеся воспоминания советских лётчиков-добровольцев.


Одной из тактических новинок советских добровольцев явилось частое перемещение отрядов и групп с одного аэродрома на другой


 * * *


Наша группа бомбардировщиков СБ тотчас же (декабрь 1937 г. – Ред.) включилась в боевые действия. Мы бомбили аэродромы, транспортные коммуникации, места сосредоточения войск и боевой техники, боевые корабли и другие объекты. Первые налёты нашей авиации явились для японцев полной неожиданностью. Они настолько были уверены в своём господстве в воздухе, что даже не позаботились о системе противовоздушной обороны. Советские лётчики-добровольцы нанесли чувствительный урон японским войскам.
На некоторых участках фронта после налёта бомбардировщиков японское командование было вынуждено приостановить наступление и привести в порядок свои разгромленные тылы. Немалые потери несла и японская авиация. До прибытия советских лётчиков-добровольцев японцы свою авиацию, не только истребительную, но и бомбардировочную, располагали главным образом на прифронтовых аэродромах, чтобы иметь возможность наносить бомбовые удары по глубоким тылам китайцев.
На боевые задания мы ходили без прикрытия. Истребители отражали воздушные налёты на китайские города. Кроме того, наши СБ, в скорости превосходившие японские истребители, не опасались столкновений с ними. Мощное вооружение (4х7,62 мм пулемётов ШКАС.Ред.) позволяло нам самим с успехом отражать нападение. А в случае необходимости мы за счёт скорости могли оторваться от противника…

* * *

В январе 1938 года группа Полынина совершила бомбовый налёт на аэродром Нанкина, на котором базировались японские самолёты.

39-05-07-17Мы вылетели ещё затемно, всего 26 экипажей. В свете луны серебром отливала широкая гладь Янцзы, в ней золотом светились отражения звезд. Советские самолёты появились совершенно неожиданно для японцев. Видимо, они ещё спали, никакого движения на аэродроме не было заметно. Белые самолёты с красными кругами (отличительный знак японцев) выстроились в одну линию. И вот вниз полетели бомбы.
Звенья, выдерживая дистанции, сбрасывали смертоносный груз на вражеский аэродром. То там, то здесь вспыхивали пожары. Группа самолётов легла на обратный курс. Внизу в пламени метались люди. Позже стало известно, что противник понёс большие потери. Сгорело 48 самолётов. Аэродромные сооружения были уничтожены, разрушены или серьёзно повреждены, уничтожены запасы горючего и боеприпасов. Аэродром на какое-то время был выведен из строя. Потери, понесённые после налётов наших бомбардировщиков, оказались настолько велики, что японское командование было вынуждено спешно перебазировать самолёты с прифронтовых аэродромов в глубокий тыл, за сотни километров от передовой.
В Наньчане к тому времени сосредоточились основные силы китайской истребительной авиации. Лётчики-истребители в короткое время продемонстрировали превосходство советской военной школы. При каждой встрече японские асы несли большие потери, моральный дух их катастрофически падал. Всё чаще отмечались случаи, когда японские самолёты уклонялись от боя, сбрасывали смертоносный груз мимо цели.
Постепенно наши добровольцы освоили театр военных дейст­вий и тактику японских военно-воздушных сил. Впервые нами был
разработан и применён ряд тактических новинок. Одной из них явилось частое перемещение отрядов и групп с одного аэродрома на другой, что позволяло концентрировать силы на наиболее угрожаемых участках, дезориентировало японскую разведку, путало расчёты японского командования. Теперь каждый вылет японских лётчиков встречал эффективное противодействие китайской авиации.
Так, в феврале 1938 года во время большого налёта японцев на Ухань советские лётчики-добровольцы сбили в воздушном бою 12 японских самолётов. Потерпев сильное поражение, японское командование более двух месяцев не решалось посылать туда свою авиацию. Не случайно местное население называло советских лётчиков «Мечом справедливости».

* * *

Наиболее неожиданным и сокрушительным ударом, который нанесла по противнику группа под руководством Полынина, стала бомбардировка 23 февраля 1938 года аэродрома близ города Тайбэй на острове Тайвань, являвшегося главной базой японских ВВС в этом районе (там проводились сборка и подготовка к отправке на фронт самолётов японского и иностранного производства).

По сигналу ракеты 28 бомбардировщиков один за другим поднялись в воздух. Набираем высоту 5500 метров. Сердце бьётся учащённо, кружится голова, клонит ко сну – первые признаки кислородного голодания. И тут можно рассчитывать только на собственную физическую выносливость. Облачность под крылом постепенно рассеивалась. Наконец впереди сверкнула голубая полоска Тайваньского пролива, а за ней выплыл сам остров. С высоты он казался огромным, с жёлтыми крапинками изумрудом, вправленным в безбрежную гладь океана.
Как и было намечено ранее, мы прошли севернее Тайваня, а затем сделали резкий поворот и с приглушёнными моторами начали снижение. Я осмотрелся и пересчитал машины: ни одна не отстала. Вражеских истребителей в воздухе пока не было. Но мы встретили другого врага – облачность. Что делать? Пробиваться сквозь облака или бомбить из-за облаков? Снижаться такой армадой гружённых до отказа самолётов было рискованно. Бомбить вслепую, по расчёту времени, – можно промахнуться.
Но внезапно облачность как бы разорвало, появилось «окно», впереди по курсу открылся город, а сбоку – аэродром. Хорошо различались выстроенные в два ряда самолёты, серые, ещё не распакованные контейнеры и белые цистерны около ангаров. Основная база японских военно-воздушных сил выглядела внушительно. Никакой маскировки у противника не было. Видимо, он чувствовал себя в полной безопасности.
Цель всё ближе. На белых крыльях самолётов уже проступают красные круги. Штурман моего экипажа Ф. Федорук приготовился сбросить смертоносный груз. «Желаю удачи!» – подумал я, а у самого заныло под ложечкой: вдруг промажет? Тогда и все остальные не попадут в цель. Они же будут равняться по ведущему, а скорректировать нет возможности. А промазать немудрено: Федорук, как и все мы, за время продолжительного напряжённого пути устал, к тому же сказывалось кислородное голодание.
Что же тогда? «Нет, нет, не может быть!» – стараюсь отогнать от себя сомнения. Машину слегка тряхнуло: бомбы пошли вниз. Провожаю их взглядом и вижу, как в центре стоянки один за другим взлетают фонтаны взрывов.
«Попал. Молодец, Федорук!» – радуюсь я и со снижением увожу самолёт в сторону пролива. За мной следуют остальные экипажи моей девятки, а на цель выходят группы бомбардировщиков, возглавляемые Яковом Прокофьевым и Василием Клевцовым. Вражеский аэродром окутывают дым и пламя. В небе появляются шапки разрывов. Это огонь японских зенитчиков. Поздно!
Мы сбросили на Тайвань 280 бомб, большинство их попали точно в цель. Наш удар был настолько внезапным, что ни один из вражеских истребителей не успел взлететь.
И вот остров далеко позади. Идём на высоте две тысячи метров. Дышится легко. Только сейчас я почувствовал, как устал. Руки и ноги словно налиты свинцом. В голове шум. Впереди всё отчётливее вырисовываются коричневые горы. Тяну штурвал на себя. Самолёт снова набирает высоту. Теперь, без бомбовой нагрузки, он особенно послушен. Да и горючего осталось мало.
В этот день мы провели в воздухе более семи часов (советские лётчики пролетели тогда более 2 тысяч км. Ред.). Когда приземлялись в Ханькоу, начало уже смеркаться. Налёт на Тайвань недолго оставался в тайне. Когда мы подъехали к дому, в котором жили, нас ожидала толпа народа. «Тайвань! Тайвань!» – выкрикивали китайцы, в знак восхищения поднимая большой палец правой руки. Выбежали навстречу наши авиаторы. Они обнимали нас, качали, высоко подбрасывая над головами. И было чему радоваться. Долететь на сухопутных самолётах до Тайваня, нанести бомбовый удар и без потерь вернуться обратно – трудно переоценить этот подвиг!
В дерзком налёте на вражескую авиабазу проявились лучшие качества наших лётчиков, штурманов и стрелков. Не подвела нас и отечественная техника. Тремя последовательными ударами с воздуха мы нанесли японцам ощутимый урон. По агентурным данным, они потеряли 40 самолётов (не считая тех, что находились в контейнерах), сгорели ангары и трёхгодичный запас горючего.

Продолжение следует

 

На снимке вверху: 

СБ (АНТ-40) – скоростной фронтовой бомбардировщик
Первая серийная машина выпущена весной 1936 года
Экипаж – 3 человека
Двигатели – 2 мощностью по 960 л.с.
Максимальная скорость – 450 км/ч
Практическая дальность – 2300 км
Практический потолок – 7800 м
Бомбовая нагрузка – 600 кг

Другие материалы в этой категории: Исповедь неравнодушного сердца »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика