redstar.ru

A+ A A-
Твердотопливная БРСД «Пуккынсон-1» для подводных лодок. Твердотопливная БРСД «Пуккынсон-1» для подводных лодок.

Что стоит за очередным ракетным пуском в КНДР

На прошлой неделе, а точнее, утром 4 июля, КНДР провела очередной, уже 11-й с начала нынешнего года ракетный пуск. Пуск баллистической ракеты с полигона Тончандон был зафиксирован и отслеживался средствами российской Системы предупреждения о ракетном нападении, параметрические данные полёта баллистической цели соответствовали тактико-техническим характеристикам баллистической ракеты средней дальности (поднялась на высоту 535 км и пролетела около 510 км).

С 2011 года, когда к власти в КНДР пришёл Ким Чен Ын, в этой стране было произведено не менее 40 запусков баллистических ракет. Это более чем в два раза больше, чем за всё время правления Ким Чен Ира, отца нынешнего лидера народной республики (16 запусков). Очередная ракета была запущена, по данным объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил Южной Кореи, из провинции Пхёнан-Пукто в сторону Японского моря. Она упала в исключительной экономической зоне Японии.
35-10-07-17КНДР уже запускала баллистическую ракету из этого района (14 мая этого года). Тогда высота полёта северокорейской ракеты, обозначенной как «Хвансон-12», впервые составила более 2100 км, дальность полёта – 787 км. При этом ракета летела по очень навесной траектории – пуск проводился почти вертикально. По расчётам экспертов, если бы выпущенная 14 мая ракета летела по обычной траектории, она пролетела бы около 4000 км и могла бы достигнуть острова Гуам или Гавайских островов.
Уместно будет отметить, что сама северокорейская сторона утверждает, что она освоила технологии производства не только баллистических ракет средней дальности, но и межконтинентальных. Как следует из материалов, распространённых посольством КНДР в Москве, 4 июля имело место испытание первой межконтинентальной баллистической ракеты «Хвасон-14», она якобы достигла высоты 2802 км, прежде чем «точно поразить цель в Восточно-Корейском море» (Японском море. – В.К.). Испытательный запуск, подчёркивается северокорейской стороной, был проведён с целью подтверждения тактико-технических данных новой МБР, способной нести «большую тяжёлую ядерную боеголовку». За ракетным испытанием наблюдал лично лидер КНДР Ким Чен Ын. По его словам, пока проводится враждебная политика против КНДР и существует ядерная угроза со стороны США, Пхеньян ни на шаг не отступит от выбранного северокорейским народом пути укрепления ядерных вооружённых сил.
36-10-07-17В наличии ядерного оружия и средств его доставки КНДР видит главную гарантию сохранения своего суверенитета. В Пхеньяне считают, что сегодня государству надёжную гарантию безопасности может дать только ядерное оружие. Откровенно говоря, если оценивать политико-военную ситуацию в мире с позиции, как говорил Бисмарк, Realpolitik – «реальной политики», то в начале 1990-х годов перед лицом американской гегемонии на планете руководству Северной Кореи не оставалось ничего другого, как взять курс на качественно новый уровень своего военного потенциала, рассчитывая только на себя. Этого курса она придерживается и сегодня.
Думается, что очередной ракетный пуск Северная Корея вовсе не случайно произвела накануне саммита «двадцатки» и в день независимости США. С одной стороны, Пхеньян открыто демонстрирует мировым державам свою решимость отстаивать суверенитет и безопасность страны. А с другой – как бы подталкивает их к наиболее быстрому решению проблемы Корейского полуострова. Его основу должны составить, считают в Пхеньяне, гарантии безопасности и заключение мирного договора.
США и КНДР формально находятся в состоянии войны, поскольку после вооружённого конфликта 1950–1953 годов между ними было подписано лишь соглашение о перемирии. Все попытки северокорейских властей заключить договор о мире были отвергнуты Вашингтоном.


Около половины населения Южной Кореи проживает в пределах 80 км от демилитаризованной зоны


37-10-07-17Эксперты отмечают, что этот шаг КНДР – пуск ракеты в день национального праздника США – стал серьёзным внешнеполитическим вызовом для администрации Дональда Трампа. Ещё в январе новый хозяин Белого дома написал в своём Twitter, что разработки Северной Кореей ядерного оружия, способного достичь территории Соединённых Штатов, не произойдёт. Однако успешные экспериментальные пуски ракет в мае-июне показали, что в ближайшем будущем Корейская народная армия гипотетически будет способна поражать цели на некоторых частях американской территории, по крайней мере на Гавайских островах и, возможно, на Аляске (расстояние до Аляски от КНДР – 5500 км). 

Всем, конечно, очевидно, что в Пхеньяне не вынашивают самоубийственных намерений первого удара, но удар по престижу «державы № 1» явно нанесён. Трамп 4 июля назвал запуск северокорейской ракеты «бессмыслицей» и призвал Японию и Южную Корею не мириться с испытаниями Пхеньяна, а Китай – предпринять «жёсткий шаг по отношению к Северной Корее». Более того, на заседании Совета Безопасности, которое состоялось 5 июля в связи с запуском баллистической ракеты, постоянный представитель США при ООН Никки Хейли допустила возможность для Вашингтона «поступить по-своему» и задействовать, если потребуется, вооружённые силы.
Однако ужесточение западными странами давления и санкций и уж тем более угрозы применения силы в отношении КНДР ведут лишь к ещё большему обострению военной ситуации на полуострове и грозят погрузить его в пучину большой войны. Ведь, по оценке многих специалистов, «лёгкой прогулки» для тех, кто решится нанести удар по КНДР, не будет. «Территория Северной Кореи – это большая проблема. Там не равнинная местность, как в Ираке, а одни сплошные горы», – указывает бывший сотрудник аппарата совета национальной безопасности США Эрик Альтбах. Большинство объектов, и в первую очередь связанные с оружием массового поражения, расположено под землёй и защищено скальными породами, поэтому гарантий, что они будут уничтожены ракетно-бомбовыми ударами, нет.
38-10-07-17Вряд ли это будет под силу и диверсионным группам, которые, по одному из сценариев нанесения удара по КНДР, Пентагон планирует забросить на территорию Северной Кореи. Пхеньян уже давно готовится к тому, создав специальные части (силы специальных операций), которые обучены в том числе и противодиверсионным действиям. На параде в Пхеньяне 15 апреля этого года они были представлены бойцами, заметно отличавшимися хорошей экипировкой и вооружением. Их численность, по западным оценкам, составляет порядка 100 тысяч человек.
В ответ на нападение на свои ядерные и ракетные объекты Северная Корея может нанести удар по тем целям, до которых она может дотянуться. Если не учитывать экспериментальные образцы новейшей ракетной техники, то КНДР может, как указывают эксперты, использовать ракеты средней дальности «Нодон-1» (максимальная дальность, по разным оценкам, от 1000 до 1500 км) для ударов как по Южной Корее, так и по Японии. Кроме того, у неё есть тактические и оперативно-тактические ракеты: «Токса» (клон советского комплекса «Точка», дальность его твердотопливной ракеты увеличена до 220 км), жидкостные «Хвасон-5» (340 км) и «Хвасон-6» (500–550 км). Они пригодны для ударов по объектам в центре и на юге Южной Кореи, в том числе и по атомным электростанциям.
Надо отметить, что в экспертном сообществе нет единства в оценках ракетного потенциала Корейской народной армии. Существует путаница даже с названиями баллистических ракет КНДР, и это объяснимо. В силу закрытости северокорейского общества имеется крайне мало достоверных данных о реальных возможностях стратегических ракетных войск Корейской народной армии и имеющихся на их вооружении типах баллистических ракет. Южнокорейские и японские эксперты обычно именуют ракеты КНДР по названию населённых пунктов, вблизи которых произведён тот или иной пуск. Американцы используют для обозначения всех северокорейских ракет классификационный код KN (например, KN-08 – это подвижный грунтовый ракетный комплекс с двухступенчатой жидкостной БРСД,
KN-09 – 300-мм реактивная система залпового огня, KN-06 – зенитный ракетный комплекс, аналогичный российскому С-300).


В 1994 году, прогнозируя большие потери, американская администрация отказалась от военной операции против КНДР


41-10-07-17Кроме того, по мнению иностранных экспертов, ряд ракет КНДР – это единичные, экспериментальные изделия. Нельзя исключать и того, а такое предположение порой высказывают специалисты, что некоторые ракеты, показываемые на парадах в Пхеньяне, носят по вполне объяснимым соображениям военной хитрости, так сказать, полубутафорский характер и призваны демонстрировать противнику высокую обороноспособность народной республики.

В самой КНДР используется для обозначения большинства баллистических ракет военного назначения общее наименование «Хвасон» («Марс»). Так, оперативно-тактические ракеты именуются «Хвасон-5» и «Хвасон-6», баллистические ракеты средней дальности «Хвасон-7» («Нодон-1») и «Хвасон-10» («Мусудан»), МБР «Хвасон-14». Свою первую твердотопливную баллистическую ракету для подводных лодок в КНДР назвали «Пуккынсон-1» («Полярная звезда», а по классификации США – это KN-11), а её последующую наземную модификацию для ПГРК – «Пуккынсон-2». Первая ракета-носитель «Пэктусан-1» названа в честь высочайшей горы Кореи. Более современные ракеты-носители (единичные) именуются «Ынха» («Млечный путь»): «Ынха-1», «Ынха-2», «Ынха-3».
Даже авторы The Military Balance 2016, одного из самых осведомлённых военных справочников (издаётся Международным институтом стратегических исследований в Лондоне), дают лишь самые приблизительные данные о стратегических ракетных войсках Корейской народной армии. До пяти дивизионов БРСД: 10 пусковых установок «Хвасон-7», около 90 ракет к ним. Несколько подвижных грунтовых ракетных комплексов «Хвасон-10». В сухопутных войсках имеется полк оперативно-тактических ракет (более 30 пусковых установок ОТР «Хвасон-5» и «Хвасон-6», боезапас – порядка 200 ракет). До 8 дивизионов тактических ракет KN-02 («Токса»), в каждом – 4 пусковые установки, боезапас – не менее 100 ракет. 6 дивизионов устаревших тактических ракет «Луна-М» (по четыре пусковые установки в дивизионе). Лётные испытания БРСД «Хвасон-12» и «Пуккынсон-2» (KN-15) только начаты.
Значительная часть военных и экономических объектов Южной Кореи находится в зоне досягаемости многочисленной северокорейской ствольной и реактивной артиллерии, развёрнутой вдоль демилитаризованной зоны. Американская газета «Нью-Йорк таймс» на днях обоснованно обратила внимание на то, что Южная Корея, несмотря на более совершенное, чем у КНДР, вооружение, имеет существенный географический недостаток: около половины её населения проживает в пределах 80 км от демилитаризованной зоны. «Налицо массовое сосредоточение самого важного для Южной Кореи – органов власти, бизнеса и огромного населения. И всё это сконцентрировано в огромном мегаполисе, который начинается в 48,3 км и заканчивается в 112,7 км от границы. С точки зрения национальной безопасности это безумие», – приводит издание слова профессора политологии Роберта Келли из Национального университета в южнокорейском Пусане.
По оценкам южнокорейских экспертов, северокорейские 300-мм реактивные системы залпового огня KN-09 имеют дальность действия 180–200 км. Этого достаточно, чтобы поразить любой объект на территории Сеула и его окрестностей, а также город Тэджон, считающийся научно-технической столицей республики, штаб-квартиру южнокорейских ВМС в Керёне, американскую авиабазу в Осане и базу ВМС США в Пхёнтхэке (в 97 км к югу от Сеула). Из систем ствольной артиллерии наибольшей дальнобойностью обладает 170-мм самоходная пушка М-1989, способная поражать цели на дальности до 60 км.
По разным оценкам, в течение первого часа северокорейская ствольная артиллерия может выпустить 300–500 тысяч снарядов и неуправляемых ракет. По сути, своим ответным ударом Пхеньян способен вызвать на Корейском полуострове гуманитарную катастрофу. Во всяком случае, говоря об этом, американский журнал The Atlantic писал: «Если будет нанесён удар по Северной Корее, то следует учитывать, что тем самым обрекаются на смерть четверть миллиона людей в Южной Корее».
Кстати, ещё в 1994 году Белый дом рассматривал силовой сценарий по отношению к северокорейскому режиму. По сделанным тогда примерным подсчётам, такая война привела бы к гибели 100 тысяч американских военнослужащих. Эти расчёты были представлены занимавшему в тот период пост президента США Биллу Клинтону председателем объединённого комитета начальников штабов вооружённых сил США генералом Джоном Шаликашвили и командующим войсками США в Южной Корее генералом Гэри Лаком. Южнокорейская армия понесла бы ещё более сокрушительные потери – около полумиллиона погибших и раненых военнослужащих. Учитывая эти расчёты, американская администрация тогда отказалась от военной операции против КНДР.
Совершенно очевидно, что применение военного сценария для решения проблем Корейского полуострова должно быть исключено. И на это указывают Москва и Пекин, предостерегая от эскалации военно-политической напряжённости вокруг КНДР, что чревато вооружённым конфликтом. Вместе с тем они призывают Пхеньян неукоснительно соблюдать требования резолюций Совета Безопасности ООН.
Россия и КНР выступают с совместной инициативой комплексного решения проблем Корейского полуострова в целях обеспечения прочного мира и стабильности в Северо-Восточной Азии. Она была согласована в ходе переговоров Президента РФ Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина, состоявшихся 4 июля в Москве, и включает «двойное замораживание» – ракетно-ядерной деятельности КНДР и крупномасштабных совместных учений США и Республики Корея.
Что же дальше? Рискнём предположить, что дальнейшее развитие событий вокруг КНДР во многом будет зависеть от ситуации во взаимоотношениях ведущих мировых держав, где наблюдается некоторая переконфигурация.

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика