redstar.ru

A+ A A-

Ни шагу назад!

Оцените материал
(1 Голосовать)

Приказ наркома обороны СССР с таким призывом 75 лет тому назад был адресован каждому, кто держал в руках оружие


Окончание. Начало в № 79, 81

Заградительная служба в действующей армии существовала с первых недель войны. После того как Третье управление НКО СССР (контрразведка) постановлением Государственного комитета обороны СССР № 187сс от 17 июля 1941 года было преобразовано в Главное управление особых отделов НКВД, ответственность за охрану тыла фронтов была возложена на оперативные войска Наркомата внутренних дел. Заградительные отряды, укомплектованные главным образом пограничниками, несли службу в 40–50 километрах от передовой на коммуникациях, транспортных узлах, у мостов, лесных массивов. Непосредственно за боевыми порядками соединений и частей РККА они ни в обороне, ни при наступлении заслонов не выставляли.
Определённая часть этих войск была передана в непосредственное подчинение особых отделов. Особые отделы дивизий и корпусов располагали взводом бойцов в синих фуражках, особый отдел армии – ротой, а фронта – отдельным батальоном. Из этих небольших по составу частей при необходимости также выставлялись посты, засады, обычно из 3–5 человек. Они решали оперативные задачи ближе к передовой линии фронта, но не за боевыми порядками армейских полков и дивизий.
К осени 1941 года, когда лучшая часть кадрового состава Красной Армии была потеряна в боях и сформированным из мобилизационного резерва соединениям не хватало стойкости, в войсках в инициативном порядке начали создавать свои нештатные заградительные отряды, отбирая для них самых надёжных командиров и бойцов.
Эта практика была поддержана Ставкой ВГК. Заградительные батальоны в неустойчивых дивизиях и роты в бригадах были узаконены директивой № 001650 от 5 сентября 1941 года.
Приказ НКО № 227 от 28 июля 1942 года предписывал военным советам армий сформировать 3–5 хорошо вооружённых заградительных отрядов (по 200 человек в каждом) в качестве отдельных частей на штатной основе.
Первые заградотряды (озо), образно говоря, поля боя были в пятидневный срок созданы в общевойс­ковых и танковых армиях на базе дивизионных заградбатов, комплектовались исключительно из представителей РККА и структурно делились на роты.
Но после первого применения заградительных отрядов новой подчинённости директивой из центра было предписано поставить во главе их наиболее опытных в боевом отношении особистов. Таким образом, озо, состоящие из офицеров и бойцов РККА, на какое-то время возглавили начальники в званиях и форме, принятых в НКВД. Отряды использовались по решениям военного совета армии, но через особый отдел.
Постоянный штат озо № 04/391, доведённый до войск в сентябре 1942 года, устранил это своеобразное двоевластие.
Структура озо устанавливалась такой: 11 человек начсостава, 42 – младшего начсостава и 147 рядовых. Итого – 200 человек. Все они представляли Красную Армию. Заградотряду кроме винтовок полагалось иметь на вооружении 107 пистолетов-пулемётов (ППШ), 8 ручных и 6 станковых пулемётов. Транспорт озо – три грузовые автомашины.
Комначсостав включал: командира (уже не начальника), двух его заместителей – по политической и строевой части, адъютанта старшего, завделопроизводством-казначея, 5 командиров взводов (двух взводов автоматчиков, двух стрелковых и пулемётного) и фельдшера. Транспортно-хозяйственным взводом командовал старшина.


«Из-за паникёров гибнут лучшие, самые смелые и отважные. И поэтому приказ 227 стоял на страже храбрых, чтобы у них была возможность спокойно и рассудительно, расчётливо и профессионально бить врага».


Из воспоминаний генерала армии Петра Лащенко, в июле 1942 года заместителя начальника штаба 60-й армии Воронежского фронта


 

Миссия НКВД в зоне боевых действий полностью себя исчерпала в апреле 1943 года, когда постановлением ГКО особые отделы НКВД в Красной Армии были преобразованы в отделы Главного управления контрразведки «Смерш» Наркомата обороны.
Заградительные отряды, особенно под Сталинградом, способствовали стабилизации обстановки. К.К. Рокоссовский в мемуарах «Солдатский долг» писал, что на войне трус, шкурник, был способен инициировать цепную реакцию панического отступления, остановить которое можно было лишь угрозой смерти либо расстрелом зачинщика на месте. «Драп-марш», вызванный малодушием одного или нескольких человек, обычно приводил к гибели значительно большего числа людей. Образумив охваченных паникой, вернув их на позицию, в окопы, заградотряд спасал от смерти и их, и тех, кто занимаемый рубеж не покинул».
В армиях штрафные роты и заградительные отряды формировались параллельно. Но их пути на войне не пересекались, за спиной у штрафников заградительные заслоны никогда не выставлялись. Во-первых, штрафные части по понятным причинам в бою проявляли, как правило, большую стойкость, чем линейные. А во-вторых, сам характер боевых задач, решаемых штрафными ротами, просто не оставлял места для озо. Штрафники, часто жертвуя собой, прокладывали дорогу следовавшим за ними полку или дивизии, которым были приданы.
О заградотряде за наступающим или обороняющимся штрафным батальоном не могло быть и речи. Штрафбат – часть фронтового подчинения, заградотряд – армейского. Противопоставлять их, кроме всего, не позволяла этика, а ещё субординация. Переменный состав ошб – офицеры, хотя и лишённые на время соответствующих званий, а заградотряд состоял из сержантов и солдат.
Всего во исполнение приказа НКО СССР № 227, как установил автор, в Красной Армии было сформировано 252 отдельных заградительных отряда. Все озо представляли собой стрелковые части, кроме 97-го отдельного Дагестанского национального кавалерийского заградительного отряда, сформированного на Кавказе в 44-й армии и применявшегося по назначению чуть более месяца.
Приказом НКО СССР № 0349 от 20 октября 1944 года армейские заградительные отряды (их к тому времени оставалось 135) были расформированы, а их личный состав направлен на пополнение стрелковых дивизий.


* * *


Приказ НКО СССР № 227, отмечают многие военачальники и рядовые фронтовики, отечественные и зарубежные историки, способствовал перелому в развитии обстановки на советско-германском фронте в самый драматический момент войны.
«Если в начале наступления на юго-западе, – говорится в одном из исследований нового времени, – оккупанты измеряли темпы наступления десятками километров, затем – несколькими километрами, в сентябре – сотнями метров в сутки, то в октябре как большой успех расценивалось продвижение на 40–50 метров, а к середине октября и такое движение прекратилось. Вот когда приказ № 227 с его знаменитой фразой «Ни шагу назад!» был выполнен буквально. Хотя оккупанты в районе Сталинграда ввели в бои 22 дивизии и почти столько же соединений своих союзников, военная машина вермахта забуксовала».
Ситуацию изменили, конечно, не штрафные батальоны, роты и заградительные отряды. Трудно не согласиться с сержантом-фронтовиком, выдержку из письма которого К.М. Симонов привёл в документальном повествовании «Разные дни войны»: «Если рядовые по состоянию своего духа не хотят или не способны по-настоящему воевать, то никакие самые грозные приказы, никакие крутые меры не заставят их это сделать и не удержат от бегства. Самые талантливые военачальники и опытные командиры будут бессильны что-либо сделать. Рядовые – это сам народ. А Отечественная война была всенародной. Достойны жить только те народы, которые не боятся и умеют умирать, такова, видать, суровая логика истории…»

Другие материалы в этой категории: « Знать и помнить правду

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика