redstar.ru

A+ A A-
На берегах Евфрата Фото Вадима ГРИШАНКИНА.

В Сирийской Арабской Республике продолжается борьба с террористическими группировками

Эпицентром военных событий в Сирии остаётся провинция Дейр-эз-Зор, где правительственные силы при поддержке ВКС России продолжают наступательную операцию. Российская сторона, как уже сообщала «Красная звезда», оказала содействие в построении понтонной переправы через реку Евфрат, и сейчас боевые действия ведутся в этом районе на обоих берегах.

УДАРЫ ВОЗМЕЗДИЯ
siriyaРешающую роль в продвижении сирийской армии, как отмечают военные эксперты, играет эффективная поддержка с воздуха. «В течение последних двух суток авиацией ВКС России продолжалось уничтожение группировки ИГИЛ (террористическая организация, запрещённая в РФ. – Ред.) на восточном берегу Евфрата, – сообщил во вторник официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков. – Подтверждённые потери террористов в данном районе составили 304 боевика убитыми и более 170 ранеными. Уничтожены 7 полевых командиров различных уровней, в том числе выходец из Казахстана Абу Ислям аль-Казаки, осуществлявший координацию действий штурмовых формирований ИГИЛ в долине Евфрата».
Авиационным ударом уничтожен центр сбора и подготовки иностранных наёмников «Исламского государства», среди убитых – около 40 боевиков из Северного Кавказа. Ликвидирована мобильная снайперская группа. Также уничтожено 3 командных пункта и 9 опорных пунктов игиловцев, а также 8 танков, 3 артиллерийские установки, 17 внедорожников с установленным крупнокалиберным вооружением (зенитными установками ЗУ-23, безоткатными орудиями Б-10 и пулемётами ДШК), 4 склада боеприпасов. По словам генерал-майора Игоря Конашенкова, благодаря эффективным действиям авиации ВКС России сирийские войска продолжают освобождение от боевиков ИГИЛ территории вдоль реки Евфрат.
Разумеется, для завершения разгрома крупных вооружённых формирований игиловцев потребуются ещё значительные усилия правительственных сил. В центральной Сирии юго-западнее недавно освобождённого города Акербат на границе провинций Хомс и Хама остаётся в окружении группировка недобитых отрядов фанатично настроенных боевиков ИГ, отказывающихся признать своё поражение. Правительственные силы, использующие своё огневое превосходство (удары артиллерии и авиации), близки к тому, чтобы рассечь «акербатский котёл» на северную и южную части.
Тревожно в восточной части провинции Хомс, где несколько мобильных отрядов ИГ, укомплектованных опытными боевиками, активно действуют на коммуникациях сирийской армии, препятствуя движению автотранспорта по автостраде Пальмира – Эс-Сухне – Дейр-эз-Зор. Замысел руководства ИГ понятен: вынудить командование вооружённых сил САР приостановить наступательную операцию в районе города Дейр-эз-Зор и перебросить подкрепления для защиты населённых пунктов и коммуникаций в Хомсе.
Восточная часть провинции Дейр-эз-Зор – это последний крупный анклав несостоявшегося «Исламского государства». Правительственным силам ещё предстоит освободить несколько сильно укреплённых кварталов в самом провинциальном центре, а также с боями пройти по правому берегу Евфрата до расположенного ниже по течению города Меядин, а затем выйти к населённому пункту Абу-Кемаль, расположенному на границе с Ираком.
Надо заметить, что на ходе боевых действий против вооружённых формирований «Исламского государства» сказывается и курдский фактор. При поддержке спецслужб США на северо-востоке создан арабо-курдский альянс «Сирийские демократические силы» (СДС), костяк которых составляют военизированные формирования курдов. При поддержке ВВС ряда западных и арабских стран (так называемой международной коалиции) они этим летом блокировали игиловцев в административном центре провинции Ракка, а с сентября пытаются установить контроль над левобережной (северной) частью провинции Дейр-эз-Зор. В их боевых порядках находятся военнослужащие подразделений специального назначения вооружённых сил США, чья профессиональная выучка и техническое оснащение и позволяют курдам добиваться успеха.
Судя по поступавшим во вторник сообщениям ведущих информационных агентств, на этой неделе преимущественно курдским отрядам СДС был занят город Сувар, расположенный в 50 км к северо-востоку от Дейр-эз-Зора на реке Хабур (левый приток) Евфрата, и взято под контроль нефтяное месторождение Аль-Джафра. Взятие Сувара позволяет курдам, переправившись через Хабур и продвигаясь по автодороге вдоль его восточного берега, выйти к крупнейшему в Сирии нефтяному полю Омар. По мнению большинства независимых аналитиков, нефтегазовые месторождения восточнее и северо-восточнее города Дейр-эз-Зор и являются главной целью курдов, стремящихся обрести экономическую самодостаточность.
Уместно будет также отметить, что военное командование ИГ стянуло к городу Дейр-эз-Зор и к востоку от него свои основные силы, но задействованы они в основном против правительственных сил, которые стремятся расширить плацдарм на левом берегу Евфрата. В социальных сетях есть даже сообщения, что до 500 игиловцев из числа местных жителей – арабов-суннитов под влиянием старейшин своих селений и посулов западных эмиссаров присоединились к отрядам СДС...

ВРЕМЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ
Так или иначе, террористическая группировка «Исламское государство» обречена, и для властей Сирии на первый план начинают выходить вопросы восстановления инфраструктуры экономики, без чего невозможно наладить мирную жизнь. На прошлой неделе стало известно, что специалисты Международного противоминного центра Вооружённых Сил РФ приступили к гуманитарному разминированию освобождённых окрестностей Дейр-эз-Зора. В настоящее время для обеспечения безопасности гуманитарных конвоев, направляемых в этот провинциальный центр, группы инженерной разведки и разминирования выполняют работу по очистке дорог, обочин и прилегающих зданий на подъездах к городу и его окраинах.
Российские сапёры, как сообщили в Департаменте информации и массовых коммуникаций Минобороны России, экипированы в новейшие общевойсковые комплекты разминирования ОВР-2-02 и используют новейшие миноискатели ИМП-С2, переносные искатели проводных линий управления взрывными устройствами ПИПЛ, переносные искатели неконтактных взрывных устройств ИНВУ-3М, радиолокационные приборы подповерхностного зондирования ОКО-2, блокираторы радиоуправляемых устройств и другие перспективные образцы. Отряд разминирования располагает также новейшими бронетранспортёрами БТР-82АМ, бронеавтомобилями «Тайфун» и «Рысь». Для дистанционного разминирования местности используется многофункциональный робототехнический комплекс «Уран-6».
Всего в Сирию переброшено более 170 военнослужащих Международного противоминного центра Вооружённых Сил РФ, 40 единиц специальной и инженерной техники, 10 расчётов минно-разыскной службы. За первые дни российскими сапёрами было проверено 8 км дорог, 8 зданий, около 3 гектаров территорий. При этом было обнаружено и уничтожено около полутора тысяч взрывоопасных предметов, в том числе примерно 100 самодельных взрывных устройств. В понедельник на брифинге российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирийской Арабской Республике было объявлено, что в освобождённом Дейр-эз-Зоре специалисты Международного противоминного центра ВС РФ приступили к разминированию дорог, ведущих к социально значимым объектам города – здравоохранения, водо- и энергоснабжения.
Продолжается восстановление разрушенной инфраструктуры и в других населённых пунктах Сирии. В селении Крейя (провинция Эс-Сувейда) завершён ремонт и проведены пусконаладочные работы конвейерной линии пекарни. Начался выпуск хлебной продукции, что обеспечит 50 процентов потребности населения города. В городе Хомсе завершается восстановление родильного дома «Ал Малек», что обеспечит оказание врачебной помощи будущим мамам и новорождённым.


Специалисты Международного противоминного центра Вооружённых Сил РФ приступили к гуманитарному разминированию освобождённых окрестностей Дейр-эз-Зора


21-04-10-17

Агентство ТАСС, в свою очередь, сообщает, что российские специалисты до конца этого года запустят крупнейший в Сирии мукомольный завод в провинции Хомс. Об этом рассказал журналистам директор проекта с российской стороны Магомед Мазукбазов. Это полностью автоматизированная мельница, способная перерабатывать 600 тонн зерна в сутки. Контракт правительство Сирии заключило ещё в 2015 году, тогда этот район находился в зоне боевых действий и российским инженерам приходилось работать под прикрытием сирийских солдат и бронетехники.
Как отметил в беседе с журналистами директор объединённой сети мукомольных предприятий Сирии Хекмат Аббас, мукомольный завод в Хомсе является важнейшим стратегическим объектом, поскольку страна планирует вернуться к самообеспечению зерном после освобождения от боевиков долины реки Евфрат. До гражданской войны, поясним, Сирия выращивала и перерабатывала до 10 млн тонн пшеницы твёрдых сортов в год, что позволяло не только удовлетворять внутренний спрос, но и экспортировать зерно. Однако за годы войны производство упало почти на 60 процентов, потребности населения Сирии частично покрываются поставками зерна из России.
Во вторник российские военнослужащие из Центра по примирению враждующих сторон развернули медицинский пункт в селении Аияша (провинция Алеппо). Врачи медицинского отряда специального назначения Минобороны России начали приём пациентов в единственном уцелевшем здании школы, рассказала корреспонденту ТАСС медсестра Светлана Деревянко. «Педиатры, – говорит она, – осматривают детей, приём ведут и хирурги, за день удаётся осмотреть десятки пациентов, диагнозы самые разные: кишечные инфекции, чесотка, ангина, педикулёз».
Сотрудники российского центра, по словам начальника его отдела «Запад» в городе Алеппо Сослана Цебоева, регулярно объезжают освобождённые от боевиков районы страны для оценки гуманитарной обстановки и выбора наиболее проблемных в этом отношении населённых пунктов. «На рекогносцировке мне казалось, что здесь жителей нет, одни руины, оставшиеся после боевых действий. Потом оказалось, что пять домов они восстановили своими силами», – делится впечатлениями от увиденного Сослан Цебоев.
Жители селения получили несколько тонн гуманитарной помощи: хлеб, консервы, крупу и медикаменты. Доставлено и несколько цистерн с водой, поскольку большинство колодцев разрушено при артобстрелах.
Для восстановления селения Аияша, как и других разрушенных боевиками населённых пунктов, потребуется большое количество стройматериалов, оборудования и техники. В качестве гуманитарной помощи в Сирию из России морским транспортом доставлено более 40 единиц строительной техники, в том числе бульдозеры, экскаваторы и краны, а также свыше двух тысяч тонн стальных труб, сотни километров высоковольтных и оптико-волоконных проводов и стройматериалы для больниц, школ и социальных объектов.

НА УЛИЦАХ ДЕЙР-ЭЗ-ЗОРА
Гуманитарная ситуация в Сирии в целом по-прежнему напряжённая, миллионы людей, покинув родные жилища, остаются в категории перемещённых лиц. Возвращаясь в свои населённые пункты, они вынуждены начинать жизнь буквально с чистого листа. О том, как живут простые люди в большинстве провинций Сирии, даёт представление репортаж корреспондента РИА Новости Михаила Алаеддина из Дейр-эз-Зора.
Босой маленький мальчик в национальной одежде, стоя у полуразбитого дома, не может не привлечь внимания и всем своим видом приглашает познакомиться с его семьёй. Семья Сагера – отца ребёнка – и вдовы его брата живёт в крайнем доме перед линией соприкосновения в районе Аль-Рашидия на берегу реки Евфрат. Но жизнь простых фермеров не так романтична, как описание места их проживания.
Проезжаем мимо единственной рабочей водонасосной станции в Дейр-эз-Зоре вдоль зелёных насаждений, пока дорога не упирается в шлагбаум с блок-постом. «Я еду с корреспондентом из России, сам работаю на рынке и живу в Аль-Рашидии», – говорит Али, с которым мы случайно познакомились несколько часов назад на самом оживлённом месте в городе – торговой улице.


На восточном берегу Евфрата авиационным ударом уничтожен центр сбора и подготовки иностранных наёмников ИГИЛ


Военнослужащий на КПП, тщательно проверив документы, открывает шлагбаум. «Проезжайте, но машину паркуйте на задних дворах или под насыпью. Это зона боевых действий, мины и пули могут прилететь в любой момент», – предупреждает он.

Проезжаем быстро по открытой местности и заезжаем на просёлочную улицу с небольшими домами. В конце пути — насыпь и военный джип. Дальше – боевики ИГ. «Для понимания обстановки: перед нами несколько корпусов жилых кварталов, они брошены, часть зданий заминирована, там до противника метров пятьсот. Слева от нас – узкое русло реки, сразу за ним – метров двести – противник», – ориентирует на местности Али.
Недалеко от насыпи у дома стоит совсем маленький ребёнок, босой, но очень улыбчивый. На вопрос к Али, можно ли познакомиться с родителями ребёнка и поговорить, сириец кивает.
Обычное деревенское бетонное здание ничего из себя не представляет. Два этажа без отделки, до конца недостроены – так выглядят миллионы домов в селениях по всей Сирии. Мальчик, увидев в руке у незнакомцев яблоко, тянется к нему и, получив желаемое, сразу пытается откусить кусок.
На шум подъехавшей машины (а здесь это редкость) в считаные минуты вышли улыбчивый мужчина и пожилая женщина.
«Добрый день. Я Абу-Салех, хозяин дома, чем могу быть полезен?» – протягивая руку и отводя сына за спину, говорит слегка напряжённый мужчина. Но расслабляется, как только узнаёт, что русский журналист и его односельчанин хотят просто познакомиться и узнать о жизни его семьи.
Женщина, услышав о желании познакомиться с их жизнью, начинает плакать и, взяв за руку гостя, ведёт во внутренний двор к лестнице на второй этаж.
«Мина убила моего сына. Прямо здесь, два года назад. Остались жена и пятеро детей, вон девушка – это его жена, а эти двое – близнецы, а самой маленькой было всего 40 дней, когда он умер», – делится горем старушка.
Сюда гости не приезжают, и горе людей концентрируется в замкнутом пространстве, не имея выхода наружу, так как в каждом доме своя трагедия, все вокруг о ней знают. Женщина, говорящая о трагедии семьи, мама Абу-Салеха и ещё девятерых детей. Муж умер ещё 20 лет назад, она сама воспитывала и растила детей, занимаясь фермерством. Сегодня Саидия (так зовут многодетную мать) ходит только в траурном чёрном в память о погибшем сыне.
Семья всю жизнь прожила на Евфрате в Дейр-эз-Зоре и с началом войны не ушла отсюда, когда часть города захватила «Свободная сирийская армия» (ССА). Затем боевики этой антиправительственной группировки передали свои позиции экстремистам «Джебхат ан-Нусры» (террористическая группировка, запрещённая в РФ. – Ред.), а те, в свою очередь, в апреле 2014 года сдали город игиловцам, и спустя несколько месяцев они осадили подконтрольную правительственным силам часть кварталов Дейр-эз-Зора.
Боевики ИГ регулярно пытались прорвать оборону защитников города именно в этой части города, где живёт семья Абу-Салеха. Из-за того, что террористы использовали «муфахахи» (заминированные автомобили, управляемые фанатиками-самоубийцами), дети стали воспринимать все незнакомые машины с тревогой и со слезами. Трёхлетний мальчик, ранее получивший яблоко, и сейчас разрыдался, когда незнакомые мужчины предложили пойти к машине за соком. Но идти не пришлось, и слёзы быстро сменились улыбкой.
«Когда игиловцы подошли совсем близко, они через реку стали призывать нас примкнуть к ним и перейти на их сторону, бросив свои дома, а когда мы отказались, стали постоянно стрелять по нам… видимо, ради развлечения», – рассказывает о самых неприятных днях Абу-Салех.
Кормилец из соседнего дома в прошлом году получил пулю в руку, сидя на крыльце дома. Из-за отсутствия транспорта и связи оказать помощь не смогли, и мужчине для спасения жизни ампутировали часть руки. Он не единственный, чья жизнь навсегда изуродована из-за «забав» террористов.
«Во время окружения нас сильно выручали солдаты, которые здесь служат, – вспоминает Абу-Салех. – Они нам давали и хлеб, и питьевую воду. Это спасало от голода в перерывах между раздачами гуманитарной помощи. Мы, когда вначале была возможность, в ответ приглашали солдат разделить с нами горячую пищу».
Фермерам за годы осады ради горячей пищи и тепла зимой пришлось вырубить все фруктовые сады. В доме не осталось целых стёкол, в стенах несколько сквозных дыр от снарядов.
Для сохранения тепла в холодное время года семья ночует в одной комнате, топит печь деревянной мебелью и забивает все окна и дыры тряпками. В последний год топили не каждый день. В саду деревьев почти не осталось, а сколько ещё жить в таких условиях, никто не знает.
Семья в начале осады выживала тем, что корова давала достаточно молока для детей и часть удавалось продавать, чтобы купить другие продукты. Но счастье длилось недолго…
Сейчас все забыли о войне и пережитом прошлом, на лицах женщин и детей свойственные сирийцам улыбки. Мужчина, подливая соус на нежные баклажаны, показывает, как вкуснее есть без ложки – хлебом, а его сёстры и жена, перебивая друг друга, с удовольствием, под карандаш, рассказывают секреты домашних рецептов.
Благодарим дружелюбную, искреннюю и простую фермерскую семью за тёплый приём, вместе с Али мы собираемся вернуться на рынок. В планах испытать новую парикмахерскую и умение мастера пользоваться опасной бритвой.
Ехать недалеко, но уже темнеет, жизнь на базаре кипит. Открылась пекарня, где горячий хлеб из тандыра стоит всего 50 сирийских фунтов (около 6 рублей) за лепёшку, у нескольких палаток можно насытиться и готовым шашлыком. По главной улице ходят сотни мирных людей и военные, озадаченно выискивая нужные предметы на оживших прилавках с горящими разноцветными лампочками.
Но вся миролюбивая обстановка мгновенно меняется – в подъезд у парикмахерской, где за чашкой чая мы ждём своей очереди, заносят тело погибшей женщины. Всё происходит параллельно кипящей жизни рынка – будто в параллельном мире.
Рядом с подъездом собираются около десяти человек с шевронами ополчения. Трое молодых бойцов, не скрывая слёз, сползают вдоль стены у подъезда на корточки, старший группы – здоровый бородатый мужчина – пытается их успокоить.
«Парни, что плачут, это три брата. Они были на позициях, когда им сообщили, что их мама убита снайпером в городе. И командир разрешил им приехать, чтобы проводить её в последний путь. Снайпер-террорист открыл огонь на улице недалеко отсюда – ближе к линии фронта. Пуля попала женщине в лёгкое, когда она шла на пункт выдачи продуктов», – объясняет шёпотом происходящее совсем юный помощник парикмахера в тот момент, когда к подъезду уже успели привезти скромный деревянный гроб.
Таков откровенный рассказ российского журналиста Михаила Алаеддина об увиденном в Дейр-эз-Зоре. Таковы, увы, будни, многострадального народа Сирии.

 

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика