redstar.ru

A+ A A-

Минобороны прогнозирует революцию. Техническую

В настоящее время, как говорится, в предстартовой готовности находится новая Государственная программа вооружения. В её разработке принимал участие 46-й Центральный научно-исследовательский институт Минобороны России, который в роли надвидовой научно-исследовательской организации участвует в разработке и обосновании различных программ, связанных с развитием как системы вооружения Вооружённых Сил России, так и отечественной технологической базы, в обосновании реализации современных наукоёмких проектов в оборонной промышленности.
О положении дел в «оборонке» и инновационных приоритетах «Красной звезде» рассказывает начальник 46-го ЦНИИ Минобороны РФ Сергей БОКОВ.
01-01-11-27– Сергей Иванович, давайте начнём нашу беседу с краткой оценки научно-производственного состояния оборонно-промышленного комплекса.
– Поскольку научным сообществом единая методика оценки состояния ОПК не сформирована, то позволю себе провести такую оценку с позиции нашего института в механизме программного управления развитием системы вооружения Вооружённых Сил РФ.
В данном случае для нас важны прежде всего возможность разработки всей номенклатуры современных и перспективных образцов вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ), предусмотренной программами и планами развития системы вооружения, формируемыми в интересах обеспечения обороноспособности страны.
Не менее важна способность к полному и своевременному выполнению государственных оборонных заказов, реализующих основной программный документ в этой области – государственную программу вооружения (ГПВ).
Ещё один аспект, имеющий существенное значение, – способность быстро адаптироваться к изменениям требований к образцам ВВСТ, определяемым развитием форм и методов вооружённой борьбы, а также условий работы ОПК, вытекающих из дуализма его функционирования. С одной стороны, он, как объект военно-технической политики, оказывается в зоне административного управления, а с другой – вынужден функционировать в рыночной среде, поскольку в его составе большая часть предприятий относится к коммерческим структурам.
Исходя из этого, можно отметить следующее. В настоящее время очередная государственная программа вооружения уже фактически сформирована и готовится к утверждению. Этот факт свидетельствует о том, что научно-технический и производственно-технологический потенциалы российского ОПК достигли такого уровня, при котором он способен обеспечить основные потребности силовых министерств в образцах ВВСТ. Причём таких, которые не только не уступают, но и в отдельных случаях превосходят аналоги стран, считающих себя технологическими лидерами.
Это подтверждается ростом экспорта продукции военного назначения, стоимостной объём которого сегодня сопоставим с объёмом государственного оборонного заказа (ГОЗ). Успешное применение российского оружия в Сирии существенно подогрело интерес ряда зарубежных стран ко многим российским образцам ВВСТ. О неуклонном прогрессе в развитии оте­чественного ОПК свидетельствует и улучшение позиций ключевых оборонных предприятий страны в международных рейтингах военно-ориентированных корпораций. К примеру, общая выручка шести наших компаний, вошедших в Топ-100 Defense News по итогам 2016 года, от реализации продукции военного назначения (ПВН) приблизилась к рубежу 20 млрд долларов США, что на два с лишним миллиарда больше, чем годом ранее.
В Вооружённых Силах наблюдается положительная динамика доли современных образцов ВВСТ: в 2008 г. она составляла 6%, в 2012 г. – 16%, в 2013 г. – 19%, в 2014 г. – 30%, в 2015 г. – 47,2%, в 2016 г. – 58,3% и в 2017 г. превысит 60%. Здесь несомненная заслуга ОПК, но нужно отметить: этот успех достигнут в первую очередь за счёт ежегодного прироста объёмов ГОЗ, т.е. в развитии «оборонки» качественного перелома пока не произошло.
Сохраняются системные проблемы в области реализации программ и планов развития системы вооружения, основным источником большинства из которых стало несовершенство экономических отношений, сложившихся в области функционирования оборонных предприятий.
Иллюстрацией этого несовершенства служат статистические данные, опубликованные в середине 2017 года Генеральной прокуратурой, о том, что только за годы действия 275-го Федерального закона выявлено 46 000 нарушений законодательства о ГОЗ.
Вместе с тем изменение геополитического положения России и последовавшее за этим резкое ухудшение макроэкономических условий функционирования отечественных оборонных предприятий стало своеобразным экзаменом на прочность для отечественного ОПК. Со значительной помощью государства этот экзамен «оборонка» выдержала. Были решены многие внезапно возникшие задачи, связанные с импортозамещением, обеспечением боевых действий в Сирии, противодействием санкционному давлению и т.д.
Неоспорима заслуга ОПК в поддержании военно-стратегического паритета, который служит итоговым показателем уровня обороноспособности России. В целом это свидетельствует о способности «оборонки» решать возлагаемые на неё задачи. Однако останавливаться на достигнутом нельзя, поскольку в новой ГПВ предполагается создание ещё более сложных образцов ВВСТ, воплощающих последние достижения научно-технического прогресса. И, судя по всему, их придётся создавать в неблагоприятных геополитических и макроэкономических условиях.


На рубеже 2025 года планируется перейти к созданию перспективных образцов оружия на новых физических принципах


– Как отрази­лись санкции, введённые США и Евросоюзом, на уровне развития научно-исследовательской базы и ОПК России?

– На этот вопрос однозначного ответа нет, имеются как отрицательные, так и положительные моменты.
К отрицательным, безусловно, необходимо отнести экономические потери, обусловленные санкциями. Это прежде всего отвлечение значительного объёма и без того ограниченных финансовых ресурсов страны на решение внезапно возникших задач, особенно по импортозамещению.
Существенный удар также был нанесён финансово-экономическому состоянию многих оборонных предприятий, особенно экспортно ориентированных, для которых основным негативным следствием санкционного давления стало перекрытие потоков дешёвых кредитов иностранных банков.
Негативное влияние для таких предприятий проявилось и в осложнении работы на мировом рынке вооружения, доступ на который и без этого сопряжён со многими сложностями.
Нужно отметить, что к моменту введения санкций Россия уже существенно окрепла после катастрофичных 1990-х годов и в экономическом, и в научно-техническом, и даже в производственно-технологическом планах. Поэтому санкции, породив отмеченные выше проблемы, стали тем объективным фактором, который переломил ранее доминировавшую, в том числе и в области технического оснащения Вооружённых Сил России, безудержную ориентацию на иностранные не только комплектующие, но и на образцы ВВСТ, в том числе сложные. Не будь этих санкций, возможно, технологическая деградация российского ОПК дошла бы до точки невозврата, об опасности которой неоднократно предупреждали многие учёные нашего института.
К тому же участие в программах импортозамещения стало для многих оборонных предприятий дополнительным источником их финансирования.
Предпринятые в ответ на санкции заградительные меры позволили многим предприятиям ОПК расширить линейку выпускаемой продукции гражданского и двойного назначения, найдя для неё спрос у отечественного бизнеса.
Таким образом, в определённой мере санкции стали катализатором нового этапа индустриализации, восстановления ряда ранее утраченных научных школ, технологических направлений и производств, в том числе оборонного характера. И в этом основное положительное влияние санкций.
– В начале века эксперты заявляли, что темпы развития технологий во многих случаях носят экспоненциальный характер, и ожидали к 2015 году в результате синергетических эффектов и научно-технологических прорывов свершения глобальной технологической революции, в том числе и в военной области. Насколько сбылись эти прогнозы как в научно-исследовательском, так и практическом плане?
– При формировании программ и планов развития вооружения Минобороны руководствуется прогнозом развития науки и техники в интересах обеспечения обороны страны и безопасности государства на 15-летний период. Данный документ разрабатывается Минпромторгом и обеспечивает возможность выявления и предвидения объективных современных тенденций развития науки, техники и технологий и формирования научно обоснованных предложений в части перспектив развития отечественных и зарубежных образцов ВВСТ.
Несмотря на многие заявления самоназванных экспертов, ни в одном официальном прогнозе не просматривались в явном виде существенные прорывы в развитии военных технологий, приводящие к синергетическому эффекту.
––––––––
СИНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ЭФФЕКТ (от греч. Synergys – вместе действующий) – возрастание эффективности деятельности в результате интеграции, слияния отдельных частей в единую систему.
––––––––
Основная масса технологий всё-таки развивается эволюционным путём. В то же время ряд технологий, к числу которых можно отнести технологии накопления и излучения энергии, интеллектуальной обработки и передачи данных, ракетного двигателестроения и конструкционного материаловедения, позволил перей­ти к созданию уникальных образцов перспективного, в том числе нетрадиционного, вооружения, до этого не стоявших на вооружении ни одной армии мира.
– Какой практический вклад в инновационное развитие страны вносит 46-й Центральный научно-исследовательский институт Минобороны России?
– Институт считается головной организацией Минобороны по научно-методическому обеспечению военно-технической политики России, предусматривающей инновационный характер развития вооружения и военной техники.
При этом в основе инновационного развития вооружения лежит чётко выстроенная система приоритетов в области научных исследований и технологических разработок. Выявление «точек роста» в различных областях, а порой и на стыке областей науки и техники, необходимо для обеспечения возможности создания современных Вооружённых Сил, вооружение которых должны составить качественно новые виды оружия (высокоточное, гиперзвуковое, робототехническое и др.), обеспечивающие возможность адекватного ответа любому, в том числе технологически превосходящему, противнику. А также парирования всего спектра как существующих, так и потенциальных угроз военной безопасности государства.
В Минобороны приоритеты научного и технологического развития задаются несколькими документами, назову их тезисно:
в части фундаментальных, прогнозных и поисковых исследований – перечнем приоритетных направлений фундаментальных, прогнозных и поисковых исследований в интересах обеспечения обороны страны и безопасности государства;
в части прикладных исследований и технологических разработок – перечнями базовых и критических военных технологий.
Институт осуществляет организационно-методическое и информационно-аналитическое обеспечение работ по формированию данных документов.
– Если коротко, то какой у института диапазон работ, связанный с реализацией наукоёмких проектов в ОПК?
– В соответствии со своим функционалом институт принимает участие в реализации современных наукоёмких проектов через призму формирования ГПВ. Сам процесс её обоснования и разработки можно поставить в один ряд с реализацией крупнейших проектов по созданию перспективных образцов вооружения. К разработке ГПВ привлекаются более 200 организаций – фактически все министерства и ведомства, организации ОПК, учреждения Российской академии наук и высшей школы.
При формировании программы решается целый ряд сложнейших научно-технических задач, включая формирование единой системы исходных данных для программно-целевого обеспечения реализации военно-технической политики России, основных направлений развития ВВСТ, типажа ВВСТ Вооружённых Сил России.
В интересах создания ГПВ в институте разработан и на практике реализуется комплекс математических моделей, который обеспечивает решение задачи формирования мероприятий программы исходя из параметров единой системы исходных данных и при заданных целевых установках.
– По оценкам 46-го ЦНИИ, какие из инноваций оборонного назначения считаются приоритетными?
– В соответствии с задачами, поставленными перед Минобороны Президентом России, развитие системы вооружения в значительной степени ориентировано на создание качественно новых, в том числе нетрадиционных, видов оружия. Их разработка во многом определяется наличием целостного научно-технического задела.
В настоящее время по ряду направлений сформирован достаточный научно-технический задел, позволяющий перейти к созданию перспективных, в том числе нетрадиционных, образцов ВВСТ. По оценкам специалистов института, наиболее приоритетны разработки:
– технологий создания взрывчатых веществ и смесевых ракетных топлив нового поколения;
– перспективных систем электроснабжения, изделий микросистемной техники, отечественных вычислительных комплексов, а также химических источников тока;
– технологий, экспериментальных и опытных образцов перспективных радиолокационных и радио­электронных систем;
– технологий и технических решений в интересах создания высокоточного оружия наземного, воздушного и морского базирования.
В приоритете направлений развития и создание элементов конструкций ВВСТ из уникальных материалов с принципиально новыми свойствами, обеспечивающими повышение защищённости ВВСТ, в том числе от поражающих факторов нетрадиционного оружия, снижение заметности во всех диапазонах длин волн, а также возможность создания гиперзвукового оружия.
Реализация всех перечисленных направлений позволит на рубеже 2025 года перейти к созданию перспективных образцов оружия.


Западные санкции стали в России катализатором нового этапа индустриализации, восстановления технологических направлений и производств, в том числе оборонного характера


01-01-11-29– Какие основные проблемы в области инноваций требуют первоочередного решения, что для этого необходимо сделать в практическом плане?

– На мой взгляд, основных проблем в данной области несколько.
Во-первых, низкий уровень информационного взаимодействия Мин­обороны и ОПК. В настоящее время в нашей стране в сфере военно-технической политики не существует Единого информационного пространства как целостной информационно-аналитической системы, в результате чего не решённой до настоящего времени остаётся проблема согласования перспективных требований заказчиков оборонной продукции и прогнозных возможностей исполнителей, что в свою очередь снижает реализуемость прорывных разработок и технических решений.
Сделать существенный шаг к формированию Единого информационного пространства в сфере военно-технической политики позволит создание на базе 46-го ЦНИИ Минобороны России Межвидового центра информационно-аналитического обеспечения программного управления развитием системы вооружения РФ, которое осуществляется в соответствии с решением министра обороны. При этом важно обеспечить его сопряжение с Единым информационным пространством ОПК в интересах обмена информацией, необходимой при принятии управленческих решений в области развития системы вооружения Вооружённых Сил России.
Во-вторых, недостаточный уровень реализуемости фундаментальных и прикладных исследований военного и двойного назначения, проводимых предприятиями ОПК, организациями РАН и высшей школы.
В Минобороны определённые шаги для решения данной проблемы делаются уже сейчас. В частности, осуществляются поиск, экспертиза, военно-техническая оценка и практическая апробация в образцах ВВСТ прорывных научных гипотез, принципов, идей, концепций, полученных организациями РАН, высшей школы и творческими коллективами, а также результатов исследований и разработок инновационного характера, полученных предприятиями ОПК, государственными и частными компаниями. Это позволяет повысить реализуемость результатов исследований, выявить и использовать при создании ВВСТ новые знания и достижения, снизить риски получения отрицательного результата.
– Расскажите о перспективах в инновационной деятельности, основанных на массовом внедрении производств пятого технологического уклада и его базовой основы.
– Сегодня известный тезис об ускорении научно-технического прогресса (НТП) стал объективной реальностью: поколения техники сменяют друг друга буквально на глазах. К примеру, ещё недавно мы говорили о самолётах 4-го поколения как о далёком будущем, а сегодня никого не удивить самолётом 5-го поколения и полным ходом идут проработки самолётов 6-го поколения.
Естественно, что мы в рамках программного управления развитием системы вооружения Вооружённых Сил РФ стараемся отслеживать все проявления научно-технического прогресса прежде всего в военной области. Да собственно, и очередная ГПВ по существу ориентируется на инновационные прорывы в создании различных видов ВВСТ и учитывает диалектику изменения форм и методов вооружённой борьбы под воздействием НТП.
Сегодня прогнозируется возникновение четвёртой промышленной революции, которая фактически переведёт пятый технологический уклад, основанный на интенсивном развитии микроэлектроники и широкой информатизации, к шестому технологическому укладу. Считается, что первая началась с изобретением парового двигателя, вторая – с изобретением конвейера, третья – с изобретением компьютера и затем промышленных роботов.
Можно предположить, что технологическую основу новой пром­революции составит дальнейшее развитие 3D-принтеров, с помощью которых на заводах можно не вытачивать, а распечатывать детали. Это даёт предпосылки к созданию «цифровой фабрики», которая станет ключевым элементом формирующейся в настоящее время «Индустрии 4.0».
– Как это всё отразится на деятельности «оборонки»?
– ОПК получает шанс совершить технологический рывок, чтобы, как было сказано ранее, перескочить через поколение технологических укладов. И сегодня это не кажется невозможным, поскольку мы наблюдаем, как не только государства, но и отдельные частные фирмы активно осваивают процессы создания сложнейшей техники, что особенно наглядно видно в ракетно-космическом сегменте: Китай, Индия, Корея, Япония и множество частных фирм уже начали составлять конкуренцию в области пусковых услуг первопроходцам в этой области – России, США, Европейскому союзу.
К слову сказать, наши передовые предприятия уже встраивают аддитивные технологии в производственный процесс. Например, в конструкторском бюро рыбинского ПАО «НПО «Сатурн» внедрена и освоена сквозная 3D-технология проектирования и производства двигателей. Она предполагает создание 3D-пространственной математической модели детали и даже узла, пространственное аэромеханическое проектирование, формирование 3D-конструкторской документации, проектирование оснастки по 3D-моделям, изготовление по 3D-модели, контроль 3D-методами с помощью специальных контрольно-измерительных машин и, при необходимости, расчёт реально получившейся геометрии детали. Итогом работы стало высокое качество выпускаемых деталей, позволяющее с первого раза выполнить требования технического задания во всём диапазоне рабочих режимов. Её использование значительно повышает эффективность опытно-конструкторских работ, снижает сопряжённые риски и издержки.
Поскольку Минобороны заинтересовано в том, чтобы отечественный ОПК создавал дешёвые, но эффективные образцы ВВСТ, мы всячески поддерживаем оборонные предприятия в части внедрения такого рода технологий и надеемся на активизацию процесса перехода России к цифровой экономике.

 

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика