redstar.ru

A+ A A-

«Застольная» родилась под Батайском

Оцените материал
(1 Голосовать)
«Застольная» родилась под Батайском Редкий снимок из архива «Красной звезды»

К 100-летию со дня рождения К.М. Симонова

В конце ноября этого года исполнится сто лет со дня рождения Константина Михайловича Симонова, имя которого неотделимо от летописи «Красной звезды». В штат редакции центральной военной газеты молодой писатель был зачислен в июле сорок первого и, последовательно получая звания интенданта 2-го, затем 1-го ранга, старшего батальонного комиссара, подполковника и полковника, объездил, а лучше сказать, обследовал с её корреспондентским удостоверением почти все фронты. Очень дорожил и гордился, как видно из дневника, орденом Красного Знамени, которым его наградил Военный совет Западного фронта.

Фронтовых публикаций у краснозвёздовца Симонова сотни. Это репортажи, очерки, фрагменты из повестей и, конечно, стихи. Одно из самых известных симоновских стихотворений – «Убей его!», опубликованное в «Красной звезде» 18 июля 1942 года, фронтовик-миномётчик и будущий писатель Михаил Алексеев оценил так: «Если бы награждали не автора, а произведение, то стихотворению «Убей его!» следовало бы присвоить звание Героя Советского Союза – вой­дя в сердца читателей, оно сразило оккупантов больше, чем самый меткий снайпер Красной Армии».
Но Симонов, которому в военное лихолетье не было и тридцати, находил время, особенно после коренного перелома в войне, и для стихотворений не столь серьёзных. К таким, несомненно, относится и его «Корреспондентская застольная». Родилось стихотворение, задуманное как шутливая песня, при обстоятельствах, не особенно располагающих к творчеству.
12 февраля 1943 года войска Северо-Кавказского фронта изгнали оккупантов из Краснодара. Подполковник Симонов в тот же день передал в редакцию репортаж из освобождённого города и получил задание немедленно отправиться в штаб Южного фронта, войскам которого предстояло освобождать Ростов.
Путь от Краснодара до Батайска, где размещался штаб Южного фронта, не близок – за сутки не доедешь, особенно по просёлкам на стыке двух фронтов, ненаезженным, непроторённым. Водитель «виллиса», выделенного Симонову, упрашивал своих начальников отменить рейс: пропадём, мол, в дороге, залезем где-нибудь в грязь, некому будет нас вытаскивать. Но доводам красноармейца не вняли, и он с определённой неприязнью поглядывал на странного пассажира в бурке, невзлюбил его, по выражению самого Константина Михайловича, от всей души.
Ехали не общаясь. За два дня пути почти никого не встретили. Оба – и водитель, и корреспондент – в равной степени опасались случайностей.
«Чтобы переломить себя, – писал спустя годы после войны Симонов, – я в дороге стал сочинять «Корреспондентскую песню» и по­тратил на это почти двое суток».
«Виллис» был открытым, без тента, из-за холода и сырости Симонова лихорадило. Закутавшись в бурку, приобретённую накануне в Тбилиси, Константин Михайлович творил будущую песню по памяти: вытаскивать руки из-под бурки не хотелось, да и на ухабах, при постоянном скольжении на виражах записывать рождающиеся строки было бы совсем не просто. Вот так, сложив в уме строфу, Симонов повторял её вслух, даже напевал на мотив популярной с довоенных времён «Мурки» – эту мелодию он выбрал изначально.

От Москвы до Бреста
Нет такого места,
Где бы не скитались мы в пыли.
С «лейкой» и с блокнотом,
А то и с пулемётом
Сквозь огонь и стужу
             мы прошли.

Разумеется, Константин Михайлович повторял рождающиеся в уме слова, подгонял их друг к другу, менял на более подходящие скороговоркой, вполголоса и этим, как позднее выяснилось, насторожил, даже напугал водителя. Не бредит ли пассажир? Всё ли у него в порядке?
Когда добрались наконец до Батайска и Симонов отправился представиться в штаб, водитель в свою очередь поспешил в санчасть: попросил врачей осмотреть подполковника, который всю дорогу разговаривал сам с собой.
Спустя многие годы Симонов рассказал об этом забавном происшествии на радио. И вскоре получил отклик из Ялты. Доктор Николай Алексеевич Лещ, в годы войны военврач, написал, что именно ему в Батайске пришлось осматривать Симонова из-за того, что «шофёр, наблюдавший процесс рождения новой песни, принял это за признак некоторой психической несостоятельности попутчика».
А «Корреспондентская застольная», мотив которой облагородил своей музыкой Матвей Блантер, жива и по-прежнему хранит присущую газетчикам самоиронию:

Там, где мы бывали,
Нам танков не давали,
Репортёр погибнет – не беда,
Но на «эмке» драной
И с одним наганом
Мы первыми въезжали в города…

 

На фото: Батайск. Февраль 1943 года. Встреча знакомых по Сталинграду.
Подполковник К.М. Симонов и старший батальонный комиссар П.Н. Гапочка,
помощник члена Военного совета Южного фронта генерал-лейтенанта Н.С. Хрущёва


 

Другие материалы в этой категории: Подмосковная «Грушинка» »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика