redstar.ru

Они первыми приземлялись на аэродром в Дейр-эз-Зоре

Оцените материал
(4 голосов)
Они первыми приземлялись на аэродром в Дейр-эз-Зоре Фото автора.

В Сирии для экипажей военно-транспортной авиации задач по-прежнему хватает

Так бывает: от чего-то испытываешь дискомфорт, а от чего, понять не можешь. Это ощущение не покидало у меня в Хмеймиме в первую ночь очередной командировки. И лишь под утро, когда по соседству на взлёт пошёл самолёт, всё прояснилось. Оказывается, именно грохота двигателей мне и не доставало. Су-24М, Су-25, Су-30СМ, Су-34, Су-35 – эти самолёты ещё недавно в клочья разрывали ночную тишину, и было трудно представить, что на аэродроме Хмеймим что-то может быть по-другому. Фронтовики вспоминали: когда прекращались боевые действия, они… глохли от тишины.

Все мы помним недавние проводы тех, кто в Россию достойно выполнил специальные задачи в Хмеймиме. Они удостоились заслуженной чести и при проводах и в родных гарнизонах. А вот экипажу этого военно-транспортного самолёта Ан-26 пришлось в Сирии задержаться. Именно звук его двигателей я и услышал под утро после возвращения в Хмеймим. То, что это не истребитель и не бомбардировщик, понял сразу, хоть и не авиатор. Для боевых самолётов работы стало меньше, а вот для транспортного Ан-26 её, как обычно, в избытке. Особенно при выводе войск…
Через два дня мне представился случай познакомиться с экипажем этого самолёта Ан-26.
– Читали, читали ваши статьи… О бомбардировщиках вы писали, а о нас – ни разу, – пожурил меня старший штурман полка. – А вот посмотрите, как заходит на посадку Ан-26-й. Это настоящие профессионалы. Я с этим экипажем совершил около сорока вылетов. Видите, с каким градиентом снижения идут ребята на посадку? Давайте съездим к ним.
Через несколько минут мы на уазике подъехали к заруливавшему на стоянку самолёту. Остановились винты, открылась рампа, и на бетонку стали выходить пассажиры. Конечно, так назвать военнослужащих с оружием и в полном боевом снаряжении можно лишь условно. У всех – объёмистые сумки. И это понятно: отсюда, из Хмеймима, они улетят домой, в Россию. Ребята благодарят лётчиков и в сторонке от самолёта ожидают попутного транспорта…
– Вот видите, мы словно «маршрутка», – шутит командир экипажа.
– Или как в фильме – «воздушный извозчик»? – отвечаю на его шутку.
– Что-то вроде того, – соглашается командир.
Конечно же, он скромничает. Я смотрю на звёзды, нарисованные на борту машины. Считаю количество боевых вылетов. То, что при решении специальных задач в Сирии экипажи военно-транспортной авиации тоже выполняют боевые вылеты, никто не оспаривает.
– Двадцать шесть звёзд, – подвожу я итог своим подсчётам.– За каждой – десять вылетов…
– Некогда было дорисовывать, – уточняет подошедший воздушный радист. – Не хватает ещё одиннадцати...
– Итого в сумме 370 вылетов?
– Если точно, то уже 373, – поправляет меня собеседник.
– Да что там писать о нас, вот лучше расскажите о старшем штурмане нашего полка. Он летал на самолётах Л-39, МиГ-31… Настоящий профессионал военной авиации. Общий налёт – более 1300 часов…
– И о нём расскажу, – отвечаю я командиру. – Вернее, вы уже сами о нём много сказали.
– Тогда надо добавить, что он был с нами и в тот день, когда на аэродром в освобождённом Дэйр-эз-Зоре приземлился первый самолёт российских ВКС. Это был наш экипаж. Вы же знаете, какие там были бои. До этого там приземлялись только вертолёты, и то на ограниченную площадку. Высадят людей, выгрузят всё необходимое и сразу на взлёт. У нас – другое дело, нам нужна взлётно-посадочная полоса хотя бы длиной полтора километра. Здесь на аэродромах после боя порой остаётся одна только «бетонка», при этом на мелкие воронки на ней даже не обращаем внимания. Хорошо ещё, когда какие-то остатки светотехнического оборудования ночью работают, а об остальном– лучше и не спрашивать. Так было и в Дэйр-эз-Зоре. Когда мы приземлялись, ещё слышалась стрельба в районе боевого охранения. Вероятность, что самолёт накроют огнём из миномёта или поразят реактивным снарядом, была велика. К счастью, обошлось. Задачу мы выполнили. Доставили механиков, вооружение и боеприпасы, благодаря чему наши штурмовики Су-25 и вертолёты смогли продолжить боевую работу. Именно после того боевого вылета старший начальник распорядился представить нас к государственным наградам… А были ещё полёты и на другие сирийские аэродромы. Везде нужен наш неутомимый трудяга – перевозчик-транспортник Антонова. Нас называют здесь «торопыга»… Потому что всегда и везде успеваем.


В Сирии везде нужен и полезен неутомимый трудяга – транспортник Антонова


В напряжённые дни экипажу доводилось выполнять до 9 вылетов в сутки – и днём, и ночью.  
– Сколько вылетов было сегодня? – спрашиваю у майора.
– Четыре, день выдался не слишком напряжённым.
– А когда сложнее летать – днём или ночью?
– Когда летать безопаснее. Именно так надо ставить вопрос. Местность здесь не слишком сложная, а ночи очень тёмные. Поэтому безопаснее летать ночью, когда на самолёте выключены все огни и соблюдены другие меры светомаскировки. Мы даже фарами на взлёте не пользуемся, а на посадке зажигаем их только непосредственно перед приземлением. Нас, случалось, обстреливали, но самолёт ни разу не повредили.
Привычно выясняю у командира, почему он выбрал профессию военного лётчика. Майор рассказывает о своей семье. Он – офицер в третьем поколении. Оба деда воевали в годы Великой Отечественной. Отец – полковник запаса, служил в танковых войсках, брат – тоже офицер.
– А лётчиком вы стали первым в семье? – уточняю.
– Первым. Окончил Балашовское училище, освоил самолёты Ан-24, Ан-26, Л-410. Общий налёт – 3200 часов. Лётчик 1-го класса…
– Знаю: в Сирии вы выполняете специальные задачи уже не первый месяц… Многие ваши коллеги вернулись в Россию. Наверное, нелегко осознать, что другие уже дома?
– Нет, не тяжело. Экипаж у нас – крепкий и надёжный. Мы в своё время привезли много запасных частей, и почти все они уже использованы по назначению. Тут ведь особые климатические условия. Помню, летим мы на один из аэродромов. В пятидесяти километрах от него видим, как зарождается песчаная буря. Только успеваем приземлиться, как она тут же накрывает аэродром. В пяти метрах не видно винтов. Пронеслась буря, и опять солнце. На здешней жаре о бетонку истёрли комплект колёс, ведь очень часто вылетать приходилось с максимальным весом на борту… В экипаже нет бортового механика, поэтому его обязанности легли на плечи воздушного радиста.  В случае необходимости сами ремонтируем самолёт… А бортовой техник у меня отличный. Встретились мы как-то на аэродроме Тифор с «садыками» – сирийскими лётчиками. Они, как и мы, работают на самолёте Ан-26. Вот экипаж сирийцев и поделился своей проблемой: серьёзная неисправность левого двигателя. Спрашивают, не поможем ли мы? И наш бортовой техник помог. Сирийский экипаж после ремонта запустил двигатель и покинул аэродром…
– Помощник командира экипажа, – продолжает рассказывать о своих подчинённых майор, – опытный лётчик. Я на него могу во всём положиться. Готовим к назначению на должность командира экипажа. 2-й класс, под две тысячи часов налёта. А вот штурман у меня уже второй.Тот, с которым начинал командировку, уже в России.
– Все полёты – продолжает рассказ командир транспортника, – выполняются с максимальным градиентом набора высоты и снижения. То, что вы видели сегодня, – это, так сказать, «лайт», потому что в Хмеймиме более безопасно. А на других аэродромах работаем куда круче – и в прямом, и в переносном смысле. Самолёт позволяет «агрессивные заходы» на посадку. Словосочетание «агрессивные заходы» я сам придумал. Мы ведь не забыли опыт войны в Афганистане. Поэтому эти «агрессивные заходы» можно назвать ещё и «афганскими». При них развороты на снижение выполняются лишь в пределах взлётно-посадочной полосы и охраняемого лётного поля. Взлёт также осуществляется в пределах ВПП с максимально допустимыми кренами и максимальной вертикальной скоростью набора высоты.


*   *   *

… На следующий день, когда я пришёл к авиаторам, встретиться с командиром экипажа не удалось. Ан-26-й совершал очередные боевые вылеты.


Хмеймим

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Январь - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

Февраль - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика