redstar.ru

A+ A A-

Породнённые судьбой и небом

Оцените материал
(2 голосов)
Им всегда есть что обсудить. Им всегда есть что обсудить. Фото из архива Липецкого авиацентра

У лётчика одна мечта – высота

Их дороги в небо были совершенно разными, как кардинально противоположны и их характеры. Даже внешне эти два молодых человека ничем не схожи. Один с раннего детства знал, что станет именно лётчиком, пойдёт по стопам отца. Второй – военным себя и не мыслил. Но обоих судьба привела в Краснодарское лётное. С разницей в один год они его окончили и из всего спектра специализаций выбрали именно штурмовую авиацию. Потом был Борисоглебск, где случился и первый самостоятельный полёт, и первый серьёзный манёвр, где удалось впервые выполнить ту самую мёртвую петлю Нестерова, которая у лётчиков считается фигурой высшего пилотажа. «Нет слётаннее пары, чем эта», – отзываются о них командиры сегодня. За годы службы в Государственном центре подготовки авиационного персонала и войсковых испытаний Министерства обороны, куда были распределены в своё время лейтенантами Игорь Бородачёв и Владимир Громов, они стали не только асами, напарниками, понимающими друг друга на высоте «с полувзмаха крыла», но и верными друзьями на земле, вдали от аэродрома. Так сильно их породнило небо.

СЕМЕЙНОЕ ПРИЗВАНИЕ
Всё детство Игоря Бородачёва прошло рядом с самолётами. Оттого на мой вопрос, почему решил стать лётчиком и выбрал именно военную стезю, он отвечает, что всё это было предрешено заранее. Сколько себя помнит,  он мечтал продолжить дело отца, наблюдая, как взмывают в небо и заходят на посадку под его управлением бомбардировщики. Ещё мальчишкой Игорь знал, что никакая фигура высшего пилотажа в воздухе не сравнится по сложности со взлётом и приземлением.
– Не зря же у лётчиков есть непреложное правило: откуда самолёт взял, туда его и поставь, – говорит он словами, которые в своё время слышал от отца. Сегодня уже и Игорь делает это ничуть не хуже родителя, можно сказать, с ювелирной точностью.
– Согласитесь, каждый человек, когда слышит гул самолёта, невольно запрокидывает голову вверх. А я жил рядом с аэродромами. Представляете, сколько раз я мог наблюдать одну и ту же картину: самолет, рассекая небо, скрывается за облаками, оставляя в воздухе свой след, – объясняет капитан Бородачёв, почему из всех военных специальностей выбрал именно эту.
Романтика неба привлекала многих мальчишек, которые впоследствии становились первоклассными лётчиками. Таких историй сотни, если не тысячи, как в военной, так и в гражданской авиации. И в этом нет ничего удивительного, скажите вы. Но я позволю себе не согласиться, ведь Игорь с детских лет знал и обратную сторону этой романтики. То, что обычно остаётся за кадром: тренировки, полёты, учебные боевые тревоги, командировки в «горячие точки» Северного Кавказа, из которых он с таким нетерпением ждал возвращения отца. Вместе с ним в те тревожные для семьи дни вглядывались в небо мама и младший брат, который, кстати,  тоже выбрал стезю военного лётчика и служит сегодня в «соседней» эскадрилье Липецкого авиацентра.
К слову, отец Игоря Бородачёва никогда не настаивал, чтобы сыновья непременно пошли по его стопам, но в душе, безусловно, мечтал об этом, хоть вида и не показывал. Мама же, зная неспокойную офицерскую жизнь, выбор сыновей не одобряла. Но в конце концов смирилась: видимо, любовь к небу у Бородачёвых – это семейное.
Сегодня уже и шестилетний сынишка самого Игоря, как и он когда-то, с порога бросается папе на шею, примеряет пилотку, а в праздники разглядывает награды на парадном кителе, которых у штурмана эскадрильи уже немало, как и опыта в решении специальных задач, поставленных Родиной.
С удовлетворением поглядывает на всё это как бы со стороны дед – полковник Алексей Бородачёв, вспоминая годы, когда он сам был молодым капитаном. «Удивительно, с какой точностью, как будто под копирку, спустя десятилетия повторяются персональные истории», – думала я, не первый раз слушая рассказ о том, как складываются военные династии.

ЗАГЛЯНУТЬ ЗА ГОРИЗОНТ
История Владимира Громова, напарника Игоря, не менее интересна. Его отец – тоже офицер и имеет отношение к полётам, но не прямое. От него зависит их безопасность. По специальности старший Громов – инженер. А у Владимира есть все шансы стать родоначальником династии военных лётчиков. Тем более что предпосылки к этому уже имеются, и весьма серьёзные. Так же, как у товарища, у него подрастает сын. И уже проявляет интерес к самолётам. Среди любимых игрушек у мальчишки не только автомобильчики, но и, конечно же, самые разные модели крылатых машин. И, несмотря на совсем юный возраст, парень уже знает, что папа летает именно на Су-25.


Работа в паре требует не только знания своего дела, но и взаимопонимания между лётчиками


– Вот он, – тычет мальчонка на собранную собственными руками модель.
– Нет, я в его возрасте не различал с такой лёгкостью типы самолётов. До десятого класса даже не задумывался о выборе именно этой профессии, – рассказывает Владимир. – Когда же пришло время определяться, хотел вместе с одноклассниками поступать в Краснодарское высшее военное училище имени генерала армии Штеменко.
Своими намерениями Владимир тогда поделился с отцом, тоже офицером, правда, инженером по специальности. И тот высказался категорично:
– Если уже решил стать военным, иди, сын, в лётчики! – предопределил он дорогу подростку. – Эта профессия, уверен, придётся тебе по душе.
И ведь не ошибся, разглядев во Владимире задатки, которые позволили ему стать настоящим профессионалом, что он неоднократно доказывал. Раньше многих своих однокашников, ещё в звании старшего лейтенанта, стал летчиком 1-го класса. С момента выпуска из училища прошло всего пять лет. Небывалый спринт, убеждают люди знающие. А если говорить о часах налёта, то за плечами капитана Громова только по итогам прошлого года их более 170 часов, что для штурмовика весьма внушительная цифра.
– А свой первый полёт помните? – спрашиваю я.
– Конечно, как будто это было вчера: аэродром Котельниково, 12 июля 2007 года, – говорит Владимир. – Думаю, первый полёт для каждого лётчика – особый. Мой был недолгим – минут 20. Помню, как изредка даже посматривал назад: неужели лечу сам, один, без инструктора… Даже как-то не верилось. Ощущения, конечно, непередаваемые – волнение и гордость вперемешку, адреналин зашкаливал.
В том, что сегодня в небе ему нет равных не только среди своих лётчиков-штурмовиков, но и коллег из зарубежных стран, убеждают победы в конкурсе «Авидартс» на АрМИ. Их командир авиационного звена Громов разделил со своим напарником – ведомым Игорем Бородачёвым. Убеждает и многое другое: успешно выполненные учебные полёты, боевые задания и особенно участие в спецоперациях, за что, кстати, оба награждены медалью Нестерова. Всё у них одно на двоих.

НА КРУТЫХ ВИРАЖАХ

Рассказывая сегодня о том, как ковались победы на АрМИ, лётчики говорят, что первый раз, в 2014 году, первенства на международном уровне им добиться не удалось. Но здоровая конкуренция сделала своё: заставила Бородачёва и Громова на будущий год изменить подход к подготовке, чтобы взять реванш. Да  как взять! К их результатам никто и близко подступиться не смог. Безо­говорочные лидеры по очкам, они дважды – в 2015 и 2017 годах – становились лучшими в международных соревнованиях по воздушной выучке лётных экипажей. Наряду с безукоризненным пилотированием, боевым применением бортового вооружения они продемонстрировали первоклас­сное мастерство при ведении воздушной разведки и преодолении противовоздушной обороны условного противника. И, несмотря на то, что это всего лишь конкурс,  а именно так может показаться обывателю,  опыт, приобретённый в небе АрМИ, по словам моих собеседников, не раз выручал их при выполнении различных, в том числе и специальных, задач. Ведь эти состязания для того и создавались, чтобы испытать военных лётчиков на прочность в бою условном, но максимально приближенном к реальному.
К слову, в этом году эту лётную пару на «Авиадартсе» мы уже не увидим.
– На нас и так уже косятся конкуренты – который год забираем победу, – говорят лётчики, рассказ о которых вошёл в документальный фильм «Нырнуть в небо», показанный в 2014 году на «Первом канале». Как оказалось, его посмотрели не только в России, но и за рубежом. А для казахстанских лётчиков-штурмовиков, приехавших на «Авиадартс» в Россию через год, этот фильм, можно сказать, даже стал наглядным руководством при подготовке к конкурсу.
– А чья роль в паре всё-таки первостепенная, ведущего? – уточняю я, понимая, что именно так должно быть исходя из смысла самого слова, но, оказывается, только не применительно к терминологии самих лётчиков.
– Успех зависит от действий обоих. Здесь нельзя однозначно говорить, что кто-то главнее, – объясняет мне Владимир Громов, выступавший на соревнованиях в роли командира. – Пара в авиации – основная тактическая единица. Она способна эффективно уничтожать одиночные и групповые цели как на суше, так и на воде. Бытует мнение, что атакует только ведущий, а роль ведомого – лишь прикрытие командира. На самом деле это не совсем так. В атаке участвуют оба.
При этом не только командиру, но и ведомому необходимо учитывать много всяких нюансов, а не слепо копировать действия напарника. К примеру, пикировать ведомый должен не так круто, как ведущий, чтобы на выходе из пике оказаться выше. И слишком близко находиться друг от друга им тоже нельзя, так как ведомый не сможет в этом случае защитить командира. Но это далеко не все секреты мастерства, говорят парни. Самый главный секрет сформулировал в своё время трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин. Своему ведомому Герою Советского Союза Георгию Голубеву он говорил: «Ты должен уметь читать мои мысли, а я постараюсь угадывать твои». И моим героям, безусловно, удалось этого добиться.
– Конечно, работа в паре требует не только знания своего дела, но и взаимопонимания между лётчиками, – поддерживает беседу Игорь Бородачёв. – Ведомому важно понимать действия ведущего. А командир должен уметь оценивать положение партнёра, который позади.
Оттого они и летают одним составом пары в течение долгого времени, постоянно оттачивая навыки на тренировках.

ВЫСОКИЙ ПОЛЁТ
– А как же быть, если кому-то из вас необходимо вылететь с другим напарником? – уточняю я.
– Конечно же, задача и в этом случае будет выполнена, – убеждают меня пилоты, объясняя: – Просто не будет той безупречной слаженности. Больше слов придётся сказать. Мы ведь знаем манеру полёта  и поведения друг друга уже досконально.
– А есть ли какие-то особые обычаи, привычки, которых вы придерживаетесь? – спрашиваю.
– Да они такие же, наверное,  как и у всех лётчиков, – не фотографироваться перед вылетом, – говорит  Владимир Громов.
– И в новой форме не садиться за штурвал, сначала к ней надо привыкнуть, – подхватывает Игорь Бородачёв.
Что же касается самолётов, то к ним, по словам лётчиков, отношение особое, человеческое. Похлопать по крылу, как будто поздороваться, – без этого не обходится ни один вылет. Да и по приземлении поблагодарить таким же образом за полёт не забывают ребята, объясняя: самолёту ведь руку не пожмёшь.
Сегодня свой опыт, приобретённый на АрМИ, Бородачёв и Громов передают тем, кому уже совсем скоро предстоит отстаивать честь Липецкого авиацентра на российском этапе соревнований. А сами же в перерывах между учебными тревогами и тренировочными полётами готовятся к параду, который традиционно состоится 9 Мая на главной площади страны. Лётчики капитан Громов и капитан Бородачёв уже не раз удостаивались чести пролететь в День Победы над Москвой. Планируется, что и в этом году они в составе звена штурмовиков Су-25 9 мая раскрасят небо над столицей нашей Родины в цвета российского триколора.

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Апрель - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30

Март - 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2018. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика