redstar.ru

A+ A A-
Бросок в тундру Фото автора.

Свыше ста часов провели в средствах защиты военные химики, выполняя задание государственной важности

Никаким учебным пособием, никаким наставлением не регламентирован процесс утилизации животных, павших от опасных болезней, скажем тех же тысяч сражённых сибирской язвой оленей. В подобной ситуации предписывается лишь вести себя предельно осмотрительно. Летом этого года в ЯНАО особые меры безопасности создавались на ходу благодаря командирскому контролю и солдатской смекалке.
Когда лейтенант Олег Чернов прибыл на Урал, в воинской части ему нашлась должность командира взвода аэрозольного противодействия.
– О такой специализации, – признаётся в беседе Олег, – я был только наслышан. Но просить кадровый орган подыскать себе иную должность не стал, был уверен, что и с этой справлюсь.
Довольно быстро был сформирован взвод из новобранцев. Каждую новую тему занятий по вечерам лейтенант Чернов штудировал сам, а утром в ходе плановых занятий усвоенное втолковывал подчинённым. Работу на штатной специализированной технике постигал вместе со взводом, вооружившись учебниками, схемами и инструкциями.
– Было сложно, – не скрывает офицер. – Но я не мог подвести командование батальона и части в целом: план боевой подготовки соединения предусматривал участие подразделения аэрозольного противодействия уже в текущем учебно-боевом процессе, без проволочек.
…Летом минувшего года бригада готовилась к очередному полевому выходу. Размеренный дневной ритм неожиданно прервало сообщение об общебригадном построении. Обращаясь к личному составу, командир соединения полковник Сергей Спиридоненков кратко проинформировал: один из районов Ямало-Ненецкого автономного округа оказался в опасной ситуации – на отдалённом пастбищном участке тундры образовался очаг сибирской язвы. Двум батальонам соединения – специальной обработки и аэрозольного противодействия – приказано немедленно убыть в ЯНАО с задачей локализации района распространения особо опасной инфекционной болезни и ликвидации источников её распространения. Напутствием комбрига для убывающих стала фраза: «Это не учение. Приказ считайте боевой задачей».


Военнослужащие ежедневно проводили в средствах индивидуальной защиты по 7–9 часов! И это когда на термометре плюс 20 градусов


В районе Салехарда рота Олега Чернова приняла участие в формировании спецэшелона. Основным транспортируемым грузом стали отработавшие своё автопокрышки легковых автомобилей, рубленая авторезина от крупноколёсной техники, цистерны с сырой нефтью и ёмкости со специализированной горючей смесью. Разбираться, для чего это всё необходимо, военнослужащим-утилизаторам пришлось уже в процессе выполнения задач. 

– Первый день в базовом районе мы провели в тренировках по надеванию средств индивидуальной защиты и тревожном ожидании возвращения группы разведки, – вспоминает Чернов. – Сообщение вернувшихся с облёта территории оптимизма не прибавило: согласно предварительным данным, зона заражения – более 200 квадратных километров тундры. Заболевание погубило целые стада оленей. Количество павших животных – тысячи. Предстояло найти и уничтожить туши всех сражённых сибирской язвой оленей.
К каждому вылету группа Чернова, состоящая из десяти человек, готовилась самым тщательным образом. На посадку в вертолёт утилизаторы прибывали уже в средствах индивидуальной защиты. Офицер лично осматривал защитный комплект каждого военнослужащего на предмет целостности, контролировал тщательность подгонки спецкостюма и противогазной маски.
Теперь, когда всё позади, капитан Чернов приводит сравнение:
– Однажды я подсчитал, сколько же времени каждый из моих подчинённых в ходе плановых занятий по спецподготовке проводит в противогазе. Оказалось, в среднем по 4–5 часов в неделю. В период полевых выходов побольше – до 10 часов. А за две недели отработки задач в опасной зоне каждый из нас пробыл в противогазе более ста часов.
При этом военные химики выполняли сложную физическую работу: формировали массивные костры, укладывали на них туши заражённых животных, осуществляли пал и на излёте спецоперации вели в условиях сильно пересечённой местности тундры розыск останков оленей, павших отдельно.
Результат той опаснейшей спецоперации в тундре впечатляет: уральские военные химики на 220 квадратных километрах тундры разыскали и обезопасили 2592 оленьи туши.
Капитан Олег Чернов говорит, что приобретённый в зоне реального заражения опыт при его специализации важен, но не первостепенен. Зато в плане воспитания у личного состава ответственного отношения к мерам личной безопасности – бесценен.



Другие материалы в этой категории: « Мечта позвала на «Махачкалу» Его ждёт океан »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

Ноябрь - 2017

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30

Декабрь - 2017

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика