redstar.ru

A+ A A-

Прощальный перелёт

Оцените материал
(11 голосов)

ВВС России – 100 лет

Полковника запаса Анатолия Боровкова знают многие наши читатели и коллеги. Ещё бы - долгие годы он работал в «Красной звезде», освещал боевые действия на Северном Кавказе, одним из первых в редакции был отмечен государственной наградой. А вот то, что отец Анатолия Боровкова - Виктор Дмитриевич - фронтовик да к тому же Герой Советского Союза, знают не все. И лишь самым близким известно, за что же отважный лётчик получил Золотую Звезду. Виктор Боровков рассказал об этом сыну - к тому моменту уже офицеру Вооружённых Сил страны - лишь незадолго до своей смерти.

ИНФОРМАЦИЮ о Герое Советского Союза Викторе Дмитриевиче Боровкове можно найти в самых разных источниках: от Большой биографической энциклопедии до популярного интернет-ресурса «Википедия». И везде будет рассказана история жизни этого удивительного человека, который сумел стать одним из легендарнейших лётчиков нашей страны. Одно только перечисление его боевых наград занимает несколько строк: Золотая Звезда Героя Советского Союза, орден Ленина, 2 ордена Красного Знамени, 2 ордена Отечественной войны I степени, 3 ордена Красной Звезды, многочисленные медали.
А начиналось всё весьма обычно для того времени. Аэроклуб, лётное училище гражданского воздушного флота, военная авиационная школа. Летал отменно, иначе не стал бы инструктором в Одесском авиаучилище пилотов. Случайных людей тогда среди лётных наставников не было - достаточно сказать, что в одном звене с ним служил впоследствии прославленный воздушный ас Борис Глинка.
С началом войны Боровков и его сослуживцы готовили кадры для истребительной авиации. И забрасывали командование рапортами отправить их на фронт. В 1943-м просьба Боровкова была удовлетворена. И он попал на фронт... без линии фронта. В составе 2-го авиационного полка 1-й перегоночной авиационной дивизии Гражданского Воздушного Флота перегонял по трассе «Алсиб» американские самолёты, поставляемые нам по ленд-лизу. И хотя советские пилоты, доставлявшие в нашу страну американские боевые и транспортные самолёты для ВВС Красной Армии, непосредственно не участвовали в боевых действиях, свою лепту - и весьма значительную - в общую победу над врагом они внесли. ПОСЛЕ окончания войны Виктор Боровков продолжал службу в авиационных частях. Осваивал реактивную технику, участвовал в первомайском параде 1946 года, ставил на крыло молодёжь. Вскоре пригодился арктический опыт лётчика: весной 1948 года Боровков был включён в состав высокоширотной арктической воздушной экспедиции «Север-2». Тогда группа из трёх истребителей Ла-11 выполнила перелёт дальностью 8 тысяч 500 километров по маршруту Москва - мыс Шмидта (Чукотка). Испытывая самолёт Ла-11 в условиях Крайнего Севера, Виктор налетал 50 часов. Впервые в истории авиации на одноместном истребителе он летал надо льдами Северного Ледовитого океана, удаляясь от берега на большие расстояния. Дважды выполнял сложные посадки на ледовый аэродром. Причём полёт проходил в тяжёлых метеоусловиях Арктики, а самолёт Боровкова, не имея посадочных лыж, приземлялся на крайне ограниченные и заснеженные аэродромы на колёса.
Вновь оказаться на войне офицеру Виктору Боровкову довелось через пять лет после окончания Второй мировой. В составе своего 28-го гвардейского истребительного авиаполка 151-го гвардейской истребительной авиационной дивизии комэск Боровков в июне 1950 года был отправлен в правительственную командировку в Северный Китай. С октября 1950-го по февраль 1951 года принимал участие в боевых действиях в корейской войне 1950–1953 годов.
ПО ОФИЦИАЛЬНОЙ версии, Золотой Звездой Героя Советского Союза  Виктор Боровков был награждён 6 декабря 1949 года за участие в арктической экспедиции «Север-2». Как сказано в документах, «за отвагу и мужество, проявленные при выполнении воинского долга, а также за освоение новой военной техники». Однако это не совсем так. Были, конечно, мужество, отвага и новая военная техника. Но не только во время экспедиции.
В 1949 году капитана Боровкова вызвали в Москву - он был включён в авиационную делегацию, направляющуюся на американскую авиабазу в Фербенксе. Там планировалась встреча бывших союзников: тех, кто готовил на американской стороне ленд-лизовские самолёты к отправке и кто их оттуда забирал. Как водится, перед отлётом состоялось обычное для подобных событий собеседование. Офицерам ещё раз напомнили о том, «что там можно, а чего - нельзя».
Во время встречи разговор больше шёл о самолётах. Точнее о самолёте. Американском. Дело в том, что наши бывшие союзники реализовали некий секретный проект, который получил название «Чёрная вдова». Просочилась информация об этой машине и в вездесущую американскую прессу. Поэтому получить любые сведения о «Чёрной вдове» было чрезвычайно важно.
В Фербенксе загадочная «вдова» занимала самое видное место. Сделано это было умышленно: мол, вот какие новинки у нас имеются. Правда, внимательно разглядеть самолёт было невозможно: его тщательно укрыли брезентом, к тому же рядом маячил часовой. Да и гостей из СССР довольно спешно провели мимо. Официальная часть дружеского визита плавно перешла в неофициальную. Американцы о сухом законе уже забыли. Наши его и вовсе не знали. Так что виски и водка лились рекой. Но даже поднимая тосты за союзников и нашу общую победу, Виктор Боровков думал о «Чёрной вдове». И дело было не только в задании, полученном в Москве. Это был чисто профессиональный интерес.
На авиабазе Виктору всё было знакомо. И все знакомы. Даже многие официантки ещё помнили его по имени. Помнил его и американский сержант, который не раз в прошлом готовил для русского пилота к перегону новенькие «Кобры». Виктору хотелось выйти на воздух, более пристально взглянуть на секретный самолёт. А американец удерживал, требуя выпить ещё и ещё. И никак не удавалось избавиться от прилипалы. Он даже провожать «рашен фрэнда» вызвался. В гостиницу для лётчиков Виктор и его приятель шли как раз мимо охраняемого самолёта.
- А это что за музей под открытым небом? - с показным безразличием поинтересовался наш капитан.
- О, это не музей, это чудо техники, - ответил тот.
Сомневаться не приходилось - это был именно тот секретный самолёт, который его интересовал.
- Какое там чудо. У нас получше есть, - закинул сети Виктор.
Такого американский сержант стерпеть не мог. Ведь гость сомневался в могуществе их оружия. А значит, в могуществе США. И он совершил поступок, о котором, протрезвев,  видимо, долго потом жалел. Он приказал часовому расчехлить машину. Заметим, что в армии Соединённых Штатов сержант - царь и бог. Не выполнить его приказ никому из военнослужащих и в голову не взбредёт. Поэтому брезент тут же был снят с самолёта.
Виктор Боровков с минуту смотрел на машину, затем повернулся и разочарованно произнёс:
- Обычный самолёт. Пойдём лучше водку пить...
- Да ты в кабину загляни, - всё больше распалялся американец.
И Виктор Боровков заглянул. Просто забрался в кабину и осмотрелся. На первый взгляд здесь всё было привычным. Боровков пощёлкал тумблерами, убедился, что машина заправлена. Такой шанс упускать было грешно. Запущенный двигатель мгновенно набрал максимальные обороты, заставив стоящих рядом с машиной американцев отшатнуться. «Рулёжки» и «взлётки» за годы перегонов были изучены лучше, чем матчасть «Кобры». И «Чёрная вдова», плавно взмыв над аэродромом военной базы, понеслась над волнами Берингова пролива к нашему аэродрому с трудным чукотским названием Уэлькаль. За капитаном Боровковым даже не снарядили погоню. Через 20 минут он был уже у своих.

 

Другие материалы в этой категории: Авиацию пеленала война »

1 Комментарий

  • Андрей Львович

    Нестыковочка.... P-61 прошла всю войну почти (с 1942). Было 14 эскадрилий. В 1952-ом уже эксплуатация кончилась. Может он всё-таки что-то другое угнал?

    Андрей Львович Комментировать

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика