redstar.ru

Профессионализм корабельного врача старшего лейтенанта медслужбы Павла Подосинникова выверен дальними походами

Куда ведут мечты севастопольского мальчишку, если все четыре предыдущих поколения по отцовской линии служили Отечеству на флоте, – вопрос, скорее, риторический. И тем обиднее был удар судьбы, когда медкомиссия постановила: для учёбы в командном военно-морском вузе кандидат Подосинников негоден.

Военком тогда заметил, как парнишка расстроился, и посоветовал ему поступать в Военно-медицинскую академию – там требования по зрению были лояльнее. Павел, само собой, выбрал факультет Военно-морского флота. Готовили будущих флотских эскулапов для службы на подводных лодках, а это самый полный вариант подготовки флотского врача. Потому что субмарина – это маленькая планета с множеством факторов риска: перепадами давления, теснотой и минимализмом и, наконец, полной ответственностью единственного штатного медика, которому в случае чего и посоветоваться не с кем.
Стажироваться пришлось на дизельных подлодках в Полярном. И там окрепло видение лейтенантского начала на атомном подводном флоте. Но судьба снова попыталась обрубить мечту детства: распределение лейтенант медслужбы Павел Подосинников получил в бригаду спецназа ВДВ. Переучиваться пришлось по ходу дела: иная специфика службы, иная медицинская организация. Осваивать надо было и науку спецназа – физподготовку по высшему разряду, парашютные прыжки, тактическую, инженерную и огневую подготовку.
Но через полгода морская душа дала о себе знать – написал рапорт с просьбой вернуть на флот. В общей сложности таких рапортов было восемь, пока упорство молодого медика не пробило брешь формализма, а точнее, не помог тот же случай. На первую в новой серии дизельную подводную лодку требовался врач. Павел Подосинников пришёл в экипаж, когда лодка ещё строилась, моряки осваивали её в процессе оборудования. Новому начмеду подлодки также пришлось вникать в организационные вопросы. Действующие регламенты для новой лодки устарели, и комплектация медслужбы давалась нелегко.


17-21-06-17Корабельный устав к медицине требователен: 35 его статей наполняют жизнь подводного эскулапа множеством «должен»


Это сейчас в каждом отсеке есть внештатный санитар, под его надзором – аптечка. Моряки подготовлены по нормативам оказания первой помощи, обучены перевязке, транспортировке раненых по подводной лодке, что в условиях сплошных узких проходов и вертикальных трапов требует особых навыков. Это сегодня имя начмеда подводной лодки проекта 636.3. «Новороссийск» старшего лейтенанта медицинской службы Павла Подосинникова вписано в скрижали подводного корабля новейшего поколения – золотистый памятный знак со списком первого экипажа субмарины. А тогда всё только начиналось…

Подлодка «Новороссийск» была первопроходцем своей серии в дальних межфлотских переходах с Балтики на Север, а оттуда – на Чёрное море. Её экипаж первым провёл испытания всего бортового оборудования и вооружения, в том числе и ракетного комплекса «Калибр-ПЛ». Но в этих дальних походах, как считает Павел, не было ничего сложного – размеренный режим службы подводников. Сложнее была подготовка к дальнему походу: необходимо было успеть объять необъятное. И ведь успевали.
В дальние походы подлодка уходила с подготовленной вне­штатной хирургической бригадой. По первому сигналу в кают-компанию, которая переоборудуется в операционную, прибывают мичман Олег Кутавенко и старшина 2-й статьи Алексей Зарицкий, освоившие смежные специальности операционных ассистентов начальника медслужбы. К счастью, делать это им приходится только по учебным сигналам, но практику в хирургических отделениях госпиталей, как и старший лейтенант Подосинников, они проходят между выходами в море систематически. Впрочем, применить врачебный профессионализм на практике начмеду «Новороссийска» в море тоже довелось.
…У молодого электрика обнаружились признаки язвы желудка. Док внимательно перепроверил симптоматику – всё совпало. Начмед постарался купировать боль и дальнейшее развитие процесса. Было принято решение об эвакуации. Снимать больного с подводной лодки на морском полигоне при изрядной волне – дело непростое. Но начмед и его помощники сумели переправить захворавшего моряка на подоспевшее исследовательское судно ВМФ, которое и доставило больного в ближайший береговой госпиталь.
Корабельный устав предъявляет к медицине высокие требования: 35 его статей наполняют жизнь подводного эскулапа множеством «должен» – от личной гигиены и питания моряков до профилактики заболеваний и их лечения. «Поликлиника» на подводной лодке, она же корабельный лечебный стационар на две персоны, она же процедурный, физиотерапевтический и диагностический кабинеты, она же аптека, она же каюта начальника медицинской службы размером не более половины купе пассажирского поезда. Но Павел Подосинников даже в таком минимализме чувствует себя вполне комфортно и об иной службе пока не мечтает.


Новороссийск

Другие материалы в этой категории: « В краю вулканов Сто пятьдесят метров страха »

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2017. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика