redstar.ru

A+ A A-

 

О том, как сделать его более доступным для ветеранов и юнармейцев, размышляет инструктор подводного плавания Оксана АЛЕКСЕЕВА

Оксана Михайловна Алексеева – дайвер со стажем. Она обладает международным сертификатом профессиональной ассоциации инструкторов подводного плавания – Professional Association of Diving Instructors (PADI), позволяющим самостоятельно заниматься обучением этому искусству всех желающих. За плечами Алексеевой немалый опыт работы с людьми разных возрастов, в том числе с детьми, что она считает особенно ценным в своей практике.

– Оксана Михайловна, в английском языке, откуда пошло слово «дайвинг», оно обозначает «ныряние». А что дайвинг для вас?
– Строго говоря, дайвинг – это не ныряние, чем я особо и не увлекаюсь, а плавание под водой с аппаратом, обеспечивающим автономный запас воздуха или иной газовой смеси для дыхания. Вот такое «ныряние», а оно может продолжаться от нескольких минут до 12 и более часов, в зависимости от глубины погружения, типа дыхательного аппарата, потребления газовой смеси и, конечно же, подготовки аквалангиста, мне по душе. Дайвинг – это не просто прекрасный спорт, это абсолютная тишина, ощущение невесомости, полёта… Оказавшись под водой, забываешь о реальном мире и всплываешь, грубо говоря, только для того, чтобы поесть, потом снова вернуться туда.
– С полным желудком?
– Если серьёзно, то погружение непосредственно после приёма пищи не рекомендуется, как минимум час надо выждать. Подводное плавание вообще предъявляет особые требования к физическому состоянию пловца. Не секрет, что далеко не все даже специально отобранные люди одолевают учебную программу боевых пловцов. Кстати, среди дайверов немало людей военных. И действующих, и тех, кто в запасе. Насколько мне известно, подводным плаванием увлекаются многие члены Международного консультативного комитета организаций офицеров запаса и резерва, куда входят 29 ветеранских объединений из 27 стран, включая Национальную ассоциацию объединений офицеров запаса Вооружённых Сил России «Мегапир». В частности, на счету председателя совета ассоциации, президента МКК Александра Николаевича Каньшина, прошедшего подготовку в подводном клубе МГУ, уже  более 40 погружений.
Есть среди дайверов и профессиональные подводники. Интересно наблюдать, как они восхищаются красотой подводного мира. Видимо, во время службы при выполнении заданий не до этого было. Теперь они просто занимаются в своё удовольствие. Причём в России – на Камчатке, например. Серьёзные дядьки в серьёзных костюмах, они отдыхают душой. Я их хорошо понимаю: погрузившись однажды в чарующий мир глубины, влюбляешься в него на всю оставшуюся жизнь.
– А как случилось, что вы, коренная москвичка, химик, экономист по профессии, вдруг оказались в этом «чарующем мире»?
– История, можно сказать, банальная. Вместе со старшим братом Дмитрием мы в юности так увлеклись телепередачами о подводных исследованиях Жака Ива Кусто, что сами заболели морем. Потом, побывав в Египте, на Красном море, начали заниматься в дайвинг-клубе. Получив сертификаты, плавали в разных морях, в том числе в составе команды, погружались и к погибшим кораблям.
– Но это ведь рискованно – плыть возле каких-то огромных металлических конструкций…
– Подводное плавание – занятие само по себе рискованное. С каждым метром погружения давление воды возрастает, а объём воздуха в лёгких уменьшается. Надо уметь правильно оценивать запасы кислорода, экономно его расходовать. Да и всплытие имеет свою специфику и трудности. Тем не менее среди дайверов, а точнее сказать – водолазов,  немало людей, которые делают святое дело: они ищут затонувшие корабли, восстанавливают ход истории и отдают почести героям, павшим в боях за Родину. Как известно, экспедиции по поиску погибших кораблей и подводных лодок проводит и Министерство обороны России. Причём небезуспешно.  
– Прежде чем уйти под воду, надо иметь соответствующий набор знаний и навыков. Где их можно приобрести?
– Эти знания и навыки приобретаются в процессе обучения и подтверждаются сертификатом одной из ассоциаций подводного плавания. Таких, например, как профессиональная ассоциация инструкторов подводного плавания – Professional Association of Diving Instructors (PADI), где учились мы с братом. Она имеет своё представительство в России. В целом же количество дайвинг-центров в нашей стране исчисляется не одним десятком. И в каждом преподают мастера, прошедшие сертификацию по нескольким системам. То есть в принципе у желающих стать аквалангистами есть возможность пройти самую серьёзную подготовку, не выезжая из страны. При этом качество подготовки наших пловцов отмечают во всём мире. Они готовы к любым погружениям.
– Оксана Михайловна, а какой ваш личный рекорд глубины погружения?
– Когда речь заходит о рекордах, я всегда вспоминаю своего замечательного инструктора, так называемую дайв-маму Наташу Черных, которая настойчиво учила нас, казалось бы, простому правилу: не размахивать руками при плавании, поскольку при этом тратится много энергии, что сказывается на объёме потребляемого воздуха.
– То есть не надо суетиться под водой?
–  Вот именно. Так и с рекордами. Бывает, человек поставил один рекорд, второй. Ему хочется идти дальше. И вдруг он не справился: оборудование отказало или здоровье подвело…
Что же касается личных достижений, то в моём «послужном списке» более 500 погружений, рекордная глубина – 57 метров. В общем, как и учила Наташа Черных (сейчас она преподаёт в Московском дайв-клубе «Наутилус»), я не позволяла себе лишних движений.  А главным своим достижением считаю обучение навыкам подводного плавания школьников и студентов. Многие из них уже стали профессиональными дайверами, и я за них спокойна.


Погрузившись однажды в чарующий мир глубины, влюбляешься в него на всю оставшуюся жизнь


 23-28-12-16– Интересно, как наши «закомпьютеризированные» мальчишки и девчонки чувствуют себя, оказавшись перед реалиями водной стихии. Не страшно?
– В принципе у всех есть свои страхи, какие-то комплексы. Приходилось видеть, как дрожат коленки у солидных мужиков. Иного надо было, извините, по-детски уговаривать прыгнуть в воду. Потом проблема решалась сама собой. Причём замечала: поборов свои страхи во время занятий дайвингом, человек становится смелее и в обычной жизни. То же самое и с детьми. С той лишь разницей, может быть, что завоевать доверие ребёнка, а заниматься дайвингом можно с десяти лет, сложнее, чем взрослого. Одного мальчишку, да простят меня его родители, пришлось обыграть в карты, прежде чем он проникся доверием и решился шагнуть со мной в воду.
Воспитательную силу дайвинга, тем более когда речь идёт о детях, трудно переоценить. Они же учатся не только нырять, плавать, дышать под водой. Они учатся работать в команде. Учатся доверять своему напарнику, отвечать за него, за свои поступки. Учатся аккуратности – они же сами собирают и разбирают своё снаряжение, помогают друг другу. Всё это пригодится потом кому-то в службе, да и вообще в жизни.
В этом смысле опыт школы дайвинга, на мой взгляд, мог бы пригодиться в работе с юнармейцами или с ребятами, засидевшимися за компьютерами.
– Да, но для такой работы, учитывая масштабы юнармейского движения, нужна соответствующая инфраструктура, нужны кадры…
– К сожалению, пока индустрия дайвинга у нас хорошо развита лишь в Москве и Санкт-Петербурге. Есть ещё несколько центров во Владивостоке, Новосибирске, Новороссийске, Сочи. Этого, конечно, недостаточно для того, чтобы охватить всех желающих заняться подводным плаванием. Но клубы дайверов есть практически во всех регионах. Они могли бы включить в свои программы занятия с юнармейцами. Всё для этого есть. Ничего изобретать не надо. Чтобы заинтересовать ребят, можно, используя  имеющиеся бассейны, организовать какие-то конкурсы, игры, смотры. Да и красивейших озёр, в которые стоило бы нырнуть, в России предостаточно.
Кроме того, у каждого клуба есть свой подшефный водоём. По сложившейся традиции в первое воскресенье июня силами аквалангистов и групп «береговой поддержки» производится чистка их дна и прибрежной полосы. Почему бы к этому благородному делу не подключить и юнармейцев?  А можно, наоборот, через дайвинг вовлекать детей в «Юнармию»: рассказывать им о движении, например в перерывах между занятиями, показывать, что оно набирает силу, что быть юнармейцем престижно, круто. В «Артеке», где уже работает центр Всероссийского детско-юношеского военно-патриотического общественного движения «Юнармия», в летних лагерях, которые в следующем году примут юнармейцев, наверное, можно будет организовать подготовку инструкторов подводного плавания.
Словом, есть над чем подумать и членам главного штаба «Юнармии», и руководителям центров подводного плавания.

Другие материалы в этой категории: « Юнармеец первого призыва

Оставить комментарий

Поля, обозначенные звездочкой (*) обязательны для заполнения

«Красная звезда» © 1924-2016. Полное или частичное воспроизведение материалов сервера без ссылки и упоминания имени автора запрещено и является нарушением российского и международного законодательства.

Логин или Регистрация

Авторизация

Регистрация

Вы зарегистрированы!
или Отмена
Яндекс.Метрика