Они стреляют даже из сугробов

Сибирские снайперы выполняют огневые задачи в условиях глубокого снежного покрова и низких температур.

 

Путь в снайперы начинается с профессионально-психологического отбора.

Завершились трёхнедельные учебные сборы снайперов мотострелковых бригад 41-й общевойсковой армии Центрального военного округа. Они проходили одновременно на Юргинском и Алейском общевойсковых полигонах, а также на учебно-тренажёрном комплексе вблизи населённого пункта Кара-Хаак в Туве, где занимается боевой подготовкой личный состав 55-й горнострелковой бригады.
Сборы проходили в соответствии с «Программой подготовки снайперов» и учебными планами. Всё это время солдаты и сержанты занимались в основном огневой и тактической подготовкой, но с воинами проводились занятия и по другим дисциплинам – по инженерной подготовке и разведывательной, тактической и медицинской, РХБЗ и военной топографии.

Общая ежедневная продолжительность занятий составляла 10 часов. Снайперы учились действовать в различной обстановке как самостоятельно, так и в составе боевых пар.
Итогом сборов стало выполнение каждым обучаемым упражнения контрольных стрельб (УКС) и практических задач по тактической подготовке, в ходе которых от воинов требовалось скрытно выйти на указанный рубеж и уничтожить цели. С этой задачей все участники сборов справились хорошо, потому что если суммировать их оценки, то средний балл получится четвёрка, хотя многие солдаты и сержанты получили пятёрки. Это ещё раз подтверждает, что в 41-й общевойсковой армии к подготовке снайперов подходят рационально.
– Путь в снайперы начинается с профессионально-психологического отбора, когда кандидатов на эти должности изучаем не только мы, командиры, но и медики, и военные психологи. У кого из молодых людей идеальное зрение и железные нервы, кто выдержан и спокоен по характеру, терпелив и физически вынослив – они первые кандидаты в снайперы, – говорит командир роты снайперов 74-й отдельной мотострелковой бригады капитан Андрей П. и тут же делает акцент: – Конечно, человек должен уметь стрелять, и у него должно быть желание стать снайпером. У нас на эти должности назначают тех, кто уже умеет стрелять. В основном это солдаты и сержанты контрактной службы. Кто-то из них служил по призыву снайпером и продолжил служить уже контрактником, а кто-то переучился с другой военно-учётной специальности.

Нужно замаскироваться так, чтобы ты видел противника, а он тебя не видел, и произвести точный выстрел

Снайпер обязан думать о скрытности его позиции.

Капитана П. я встретил на одном из участков войскового стрельбища Юргинского общевойскового полигона во время учебного сбора со снайперами его бригады. Общее руководство этим мероприятием осуществлял временно исполняющий обязанности заместителя командира соединения майор Денис Пирогов, а капитан Андрей П., как командир роты снайперов, проводил занятие по огневой подготовке. Во время десятиминутного перерыва в стрельбе я поспешил расспросить у офицеров о проходящем сборе и результатах в огневой подготовке обучаемых.
– Есть «Программа подготовки снайперов», есть план, по ним мы и работаем, – коротко пояснил майор Пирогов.
За время сбора его участники выполнили четыре вида стрельб – учебные, начальные, подготовительные и контрольные. Занятия чередовались – два дня теория и два дня практика, включающая стрельбы и комплексные занятия.

* * *

Снайпинг в постоянном развитии, совершенствовании, и это касается буквально всего – оружия, патронов к нему, экипировки, маскировки, способов передвижения на местности и методов поддержания организма в рабочем состоянии в ходе многочасовых засад, когда стрелку подолгу приходится находиться в своём укрытии в ожидании цели. Этими мыслями я поделился со своими собеседниками.
– Есть свои особенности выполнения задач снайперами в сибирских условиях, что связано здесь с глубоким снежным покровом и сильными морозами. Это учитывается при профессиональной подготовке личного состава, – пояснил капитан П.
Только в последних числах декабря прошлого года и в первые дни 2020-го в Кемеровской области выпало столько снега, сколько выпадает, например, за пару месяцев за Уралом, если смотреть из Сибири. Юргинский полигон сейчас утопает в гигантских сугробах и огромных заносах. Спрашивается, как в таких условиях солдату передвигаться по полю боя? Ведь даже если и обходить все эти препятствия, то всё равно местами можно оказаться по пояс в снегу. Для прокладки подъездов к директрисам, стрельбищам и огневым городкам используется инженерная техника. Путепрокладчики применяются и для расчистки различных площадок на полигоне, на которых оборудуются места для отработки личным составом учебно-боевых нормативов. Непосредственно огневые позиции для стрелков тоже подготавливаются – торятся и расчищаются тропы к ним. Однако во время выполнения огневых и тактических задач снайперам и гранатомётчикам, войсковым разведчикам и расчётам ПЗРК и беспилотных летательных аппаратов всё равно приходится передвигаться в пешем порядке, и при этом способы этого передвижения на выбор бойцов: хочешь – иди, сможешь – беги, пригнувшись, или ползи по-пластунски. Только не получится ползать в полутораметровой глубине снега. Словом, большая выносливость требуется снайперу, чтобы выполнять задачи в таких условиях, когда он вязнет в снегу. Не меньше сил, терпения и выдержки необходимо ему и для того, чтобы ради выполнения поставленной задачи пролежать или просидеть несколько часов в своём снежном гнезде, которое он соорудил себе за полчаса или за двадцать минут, чтобы надёжно укрыться и при этом обнаружить противника, если он появится в поле зрения. Ну а чтобы не замёрзнуть в таких условиях, воины используют специальные поддоны и коврики из теплоизолирующего полиуретана и применяют специальные согревающие мази, тепло которых чувствуется лишь тогда, когда человек садится или ложится на снег.
Так готовят снайперов в сибирских условиях, и видоизменить эти условия, сделать их менее энергозатратными и более комфортными пока что невозможно, да и, наверное, не нужно, так как русский солдат должен обучаться по суворовскому принципу – на высоком уровне трудностей, когда ему «тяжело в учении – легко в бою».
– В нашей бригаде обучают снайперов не только с учётом здешних климатических условий, но и сирийского боевого опыта, – говорит в свою очередь майор Пирогов и показывает рукой вдоль дороги руководства: – Видите, там трёхэтажное здание. Мы построили его, чтобы смоделировать городскую обстановку для обучения снайперов и гранатомётчиков. Там они учатся занимать позицию и маскировать её, вести оттуда прицельную стрельбу и менять позицию, использовать стены и перекрытия для защиты от огня вражеских снайперов и миномётчиков. На полигоне есть и другие здания, которые частично моделируют городские условия.
– Мы учим снайперов действовать незаметно и поражать цели на дальние расстояния. При этом главное внимание в этом обучении уделяем маскировке. Так, мы придумали упражнение, которое так и называется – «Маскировка снайпера». Суть данного упражнения заключается в том, что руководитель занятия – я или командир взвода – ставит обучаемому задачу выдвинуться на удаление 500 м или 1 км от переднего края, оборудовать там позицию для стрельбы и замаскировать её. Снайпер выдвигается в указанном ему направлении, а через 20 минут мы приходим и проверяем его, как он оборудовал эту позицию, как замаскировал её, – рассказал в свою очередь об учёбе своих подчинённых с учётом боевого опыта капитан П.
Оружие снайперов этой бригады – снайперская винтовка Драгунова (СВД) с оптическим прицелом ПСО-1. По словам самих воинов, научиться метко стрелять и передвигаться в различных условиях с соблюдением маскировки они просто обязаны, так как только за один учебный год на огневую подготовку отводится почти 500 часов, а на тактическую более 450. Для обучения секретам меткой стрельбы предусмотрено выполнение около 15 различных упражнений, которые включают поражение на разных дальностях самых различных мишеней – головных, грудных, ростовых, бегущих стрелков, расчётов пулемётных, гранатомётных, зенитных, ПТУР и других целей.
В последние годы увеличилось количество учебных часов на антиснайперскую борьбу, что обусловлено ведением боевых действий регулярной сирийской армии против антиправительственных войск и бандформирований, и в частности снайперскими дуэлями противоборствующих сторон. Этот опыт анализируется и изучается снайперами 74-й бригады.
Для получения теоретических знаний по снайпингу в соединении достаточное количество специальной литературы, учебных пособий и видеофильмов. С молодыми специалистами делятся своим опытом снайперы, выполнявшие боевые задачи.

* * *

В тот день участники снайперского сбора на Юргинском полигоне выполняли 1-е упражнение контрольных стрельб. Действовали воины умело, сноровисто и в целом показывали меткую стрельбу. Несмотря на глубокий снег, бойцы относительно быстро и скрытно выдвигались на указанные рубежи и, поразив цель, меняли огневую позицию. По условиям УКС стрельба велась по нескольким мишеням – по грудным фигурам, расположенным на удалении от 250 до 350 метров, по пулемётным расчётам «противника» с расстояния 350–450 м и по бегущему стрелку, до него было порядка 450–550 м.
Пока одни из снайперов стреляли, другие выполняли учебно-боевые нормативы – тренировались в разборке и сборке СВД и учились скрытному передвижению на местности, изучали основы и правила стрельбы из СВД и решали огневые задачи.
– За последние несколько лет подготовка снайперов в армии в корне изменилась. Это касается и нашей 74-й бригады. Мне есть с чем сравнить, так как я уже третий год руковожу этими сборами. В частности, появилось много новых упражнений стрельб. Некоторых из них даже нет в Курсе стрельб, но они выполняются снайперами, потому что продиктованы боевым опытом, в том числе и сирийским. Профессиональная подготовка наших снайперов очень приближена к условиям выполнения задач этими специалистами в районах вооружённых конфликтов. Например, наши стрелки учатся вести прицельный огонь из неудобных положений, стрелять навскидку, в темноте на вспышку или на звук. И когда после такого обучения снайпер оказывается в реальной боевой обстановке, то ему уже легче и проще действовать, – завершил нашу беседу майор Пирогов.

* * *

В ходе выполнения стрельб очередной сменой одному из снайперов потребовалось всего несколько секунд, чтобы прицелиться в каждую мишень и сделать меткий выстрел. Этот контрактник, ефрейтор, несколько раз выстрелил и при этом ни разу не промахнулся. Захотелось побеседовать с ним, хотя капитан Андрей П. сказал, что стрелков с такой подготовкой в его подразделении немало.
Ефрейтора зовут Александр. Он 12 лет служит снайпером. Имеет боевой опыт и боевые награды. Срочную служил в одной из частей ПВО, но после поступления на контрактную службу решил переучиться на снайпера. Это своё решение он объясняет романтикой боевой работы снайперов и их повышенным риском во время выполнения боевых задач. А всё это, по словам молодого человека, молодит ему кровь.
– Что в работе снайпера самое трудное, самое сложное? – поинтересовался я у Александра, на что он ответил:
– Выстрелить так, чтобы тебя не видели, а ты видел всех. Для этого важно хорошо замаскироваться. Можно замаскироваться так, что тебя не увидят ни свои, ни чужие. Но нужно замаскироваться так, чтобы ты видел противника, а он тебя не видел. И произвести точный выстрел. Для того чтобы быть хорошим снайпером, нужно иметь стопроцентное зрение, желание и психологически быть готовым к этой работе. Снайпер должен быстро привести винтовку в положение к нормальному бою и сделать прицельный выстрел.

Юргинский общевойсковой полигон ЦВО,
Кемеровская область

Тарас РУДЫК, «Красная звезда» 

Фото автора