От Сиднея до Сеула

Вырисовываются контуры нового военно-политического альянса в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Американские морпехи на учении в Австралии, июль 2019 г.

Недавно назначенный министром обороны США Марк Эспер совершил свою первую в этом качестве зарубежную поездку. В ходе недельного турне по странам Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) он посетил Австралию, Новую Зеландию, Японию, Монголию и Южную Корею.

Совершенно очевидно, что выбор маршрута вояжа нового главы Пентагона не случаен и продиктован рядом факторов, формирующих приоритеты внешней политики и военного строительства США. Это прежде всего ростом значения региона с точки зрения американского истеблишмента.
Ещё в 2011 году, отметим, тогдашний госсекретарь Хиллари Клинтон (представитель демпартии) объявила, что присутствие Штатов в АТР является обязательным условием для сохранения американского глобального лидерства, так как именно в Азии будет «написана основная часть истории XXI века». Нынешняя администрация Белого дома (а теперь у власти республиканцы) значительно активизировала свои действия в этом направлении.
В западной части региона находится Китай, который теперь считается в Вашингтоне ключевым американским противником и которому США постепенно стали уступать в борьбе за глобальное экономическое лидерство. Уступая одну за другой позиции в этой сфере (например, в торговле и на поле сетей 5G), Вашингтон стремится перенести противоборство в военно-политическую плоскость.
На это указывает и стратегия США в Индо-Тихоокеанском регионе, которая была обнародована 1 июня 2019 года (в этот день, поясним, Пентагон опубликовал стратегический доклад «Индо-Тихоокеанский регион. Готовность, партнёрство и содействие региональной сети»). Как подчёркивается в документе, для решения проблемы «негативного» сдвига в региональном балансе сил министерство обороны США создаёт объединённые силы, а также расширяет военное сотрудничество с «мощной» группой союзников и партнёров США, «готовых победить в любом конфликте с самого его начала».
Другими словами, в противоборстве с Китаем в Вашингтоне делают ставку на создании региональной военной организации с объединёнными силами под руководством американцев – своего рода азиатского аналога НАТО. «Взаимовыгодные альянсы и партнёрские отношения имеют решающее значение для стратегии, обеспечивая долговременное, асимметричное стратегическое преимущество, с которым не может сравниться ни один конкурент или противник. США предлагают своим союзникам в регионе финансирование и продажи своего передового оборонного оборудования», – говорится в документе.
Собственно говоря, это и было одной из главных целей турне Эспера по региону. Кстати, из стран, которые посетил глава Пентагона, Япония, Южная Корея и Австралия являются, согласно докладу Пентагона, военными союзниками США в регионе, а Новая Зеландия и Монголия – партнёрами. Есть ещё перспективные партнёры – Индия, Вьетнам, Индонезия, Малайзия и ряд других стран региона, посещение которых запланировано, очевидно, на следующий вояж главы Пентагона.

Уступая одну за другой позиции в борьбе за экономическое лидерство, Вашингтон переносит противоборство в военно-политическую плоскость

Что касается итогов только что состоявшегося визита, то в переговорах с Эспером и Канберра, и Токио, и Сеул отмечали важность и верность своего военного и военно-технического сотрудничества, а также необходимость укрепления партнёрства для обеспечения безопасности путём развития взаимодействия в различных сферах: от исследований и разработок до противоракетной обороны. В частности, премьер-министр Японии Синдзо Абэ на встрече с главой Пентагона заявил, что союзнические узы его страны и Америки крепки, как никогда раньше, подчеркнув при этом, что Токио будет и впредь «укреплять сдерживающую мощь японо-американского альянса».
По сообщениям из Улан-Батора, Эспер в ходе визита заявил, что Монголия входит в число «ключевых стран Индо-Тихоокеанского региона», где он хочет выстроить военные связи на «более высоком уровне». При этом он выразил гордость тем, что США являются «третьим соседом» Монголии». Говоря о роли США в качестве «третьего соседа» Монголии, Эспер имел в виду понятие, появившееся в лексиконе ряда монгольских политиков после революции начала 1990-х годов. Географически, как хорошо известно, Монголия граничит только с двумя странами – Россией и Китаем. К «третьим» соседям ряд политиков в Улан-Баторе отнесли те страны, с которыми республика поддерживает наиболее тесные отношения. В их числе обычно называют США, Японию, Южную Корею, Австралию и страны Евросоюза.
Во время турне Эспер поднимал вопрос и о присоединении посещаемых им стран к морской коалиции под руководством США в Ормузском проливе у побережья Ирана. Южная Корея и Австралия заявили, что рассматривают «различные варианты» своего участия в инициированной Вашингтоном миссии, учитывая, что «их суда также используют Ормузский пролив». В Токио же отметили, что Япония не будет отправлять военные корабли для присоединения к морским силам под руководством США для охраны нефтяных танкеров в Ормузском проливе, опасаясь военного ответа со стороны Ирана. Тем не менее Япония может отправить патрульные самолёты и боевые корабли «в самостоятельном режиме», чтобы защитить свои торговые суда в этом районе.
Визит Эспера в АТР привлёк к себе внимание и тем, что накануне него, то есть всего через два дня после официального выхода США из договора о ракетах средней и меньшей дальности, Вашингтон признался в ведущихся им работах по созданию этих ранее запрещённых видов вооружений и выразил намерение разместить их в Азии. Сам Эспер, уже в самолёте по пути в Сидней, подтвердил наличие таких планов и посетовал, что быстро, «к сожалению», такие вопросы не решаются, но он постарается успеть уже в этом году, в крайнем случае, в следующем. При этом глава Пентагона не уточнил, в каких азиатских странах планируется развернуть эти ракеты.
Нет полной ясности и в том, обсуждался ли этот вопрос за закрытыми дверями на переговорах в Австралии, Японии и Южной Корее, которых многие эксперты относят к числу первых кандидатов на размещение американских ракет средней дальности. Пока Канберра, а за ней и Сеул поспешили заявить, что не станут размещать ракеты США на своей территории.
Турне Эспера по странам Азиатско-Тихоокеанского региона «совпало» по времени с походом авианосной ударной группы во главе с авианосцем «Рональд Рейган» в акваторию Южно-Китайского моря. АУГ прошла через спорную акваторию по пути в столицу Филиппин Манилу. При этом командир АУГ контр-адмирал Карл Томас выступил с утверждением, что присутствие кораблей США способствует укреплению стабильности в регионе. «Девиз на нашем авианосце – мир с позиции силы», – сказал он. Через эту морскую акваторию вблизи Малаккского пролива проходит около 60 процентов китайской торговли и до 80 процентов китайского импорта углеводородов.
На прошлой неделе в адрес Пекина был послан ещё один провокационный сигнал. Стало известно, что министерство обороны Тайваня приняло решение о постановке на вооружение сверхзвуковых крылатых ракет Yun Feng класса «поверхность – поверхность» (20 комплексов мобильного базирования), и на острове начато их серийное производство. Тайваньцы называют эти ракеты «защитным оружием» с дальностью поражения целей до 1500 км.
Обращает на себя внимание и недавнее заявление генсека НАТО Йенса Столтенберга во время его пребывания в Сиднее, где он вместе с министром обороны Австралии Линдой Рейнолдс подписали соглашение об индивидуальной программе партнёрства и сотрудничества между Североатлантическим альянсом и Австралией.
Усиление и расширение влияния Китая в мире требует анализа и адекватного ответа НАТО, утверждал он. «Речь идёт не о продвижении НАТО в Тихий океан, а о том, чтобы отреагировать на тот факт, что Китай подбирается к нам всё ближе: масштабные инвестиции в важнейшие инфраструктуры в Европе, усиление присутствия в Арктике, а также в киберпространстве, – заявил генсек Североатлантического альянса. – Всё это заставляет НАТО отреагировать на усиление Китая, и мы делаем это не в последнюю очередь через тесное взаимодействие с нашими партнёрами в этом регионе – Австралией, Новой Зеландией, а также с Японией и Южной Кореей».

Владимир МОЛЧАНОВ,  «Красная звезда»