Первая военная инновационная ЭРА

Научно-исследовательский потенциал технополиса Минобороны выходит на проектную мощность.

Военнослужащие научных рот обеспечивают технологический прогресс.

Современный мир идёт по пути глобальных и стремительных перемен. В наше время перспективы развития любой страны как никогда опираются на её интеллектуальный и технологический потенциал. Будущее России – за инновационным развитием. Поэтому одна из целей создания Военного инновационного технополиса (ВИТ) ЭРА – обеспечить поиск, развитие и внедрение прорывных технологий в оборонной сфере.
На вопросы о перспективах реализации научно-исследовательского потенциала отвечает временно исполняющий обязанности начальника ВИТ ЭРА полковник Игорь ДРОБОТ.

Потенциал существенно изменится

Полковник Игорь ДРОБОТ.

– Игорь Сергеевич, что собой представляют научная и лабораторная базы технополиса в настоящее время?
– Научная база технополиса – это прежде всего наши научные сотрудники – шесть научно-исследовательских отделов, которые завязаны на проведение исследований и разработок по всем жизненным циклам вооружения, военной и специальной техники.

Научный потенциал ВИТ ЭРА в настоящее время составляет шесть докторов наук, 15 кандидатов наук. Наши научно-исследовательские отделы укомплектованы постоянным составом на 80 процентов. Мы продолжаем проведение конкурсов на замещение вакантных должностей. Конкурсные условия довольно жёсткие, ищем научных специалистов, отвечающих нашим требованиям.
В лабораторном корпусе сейчас развёрнуты и функционируют лаборатории по восьми приоритетным направлениям науки и техники. Лабораторная база имеет около 1400 единиц современного оборудования по более 500 наименованиям. С его помощью в технополисе и проводятся исследования мирового уровня во взаимодействии с ведущими предприятиями оборонно-промышленного комплекса, институтами Мин­обороны, Российской академии наук, вузами и НИИ России.
– Изменится ли научно-исследовательский потенциал ВИТ ЭРА с вводом в строй объектов второй очереди?
– Существенно изменится. Почти вдвое будет расширена лабораторная база, построены дизайн-центры для разработки архитектуры в сфере IT-технологий, развёрнуто опытное мини-производство, которое позволит нам выпускать опытные и экспериментальные образцы проектируемых изделий. Думаю, что в некоторых случаях станет возможным изготовление мелкосерийных партий инновационных продуктов.
Акцент – на реализации прорывных идей
– Какие крупные предприятия оборонно-промышленного комплекса развернули свои лаборатории на инновационной площадке Минобороны?
– Прежде всего, это Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт» (НИЦ «КИ»). Его президент Михаил Ковальчук в ВИТ ЭРА занимает должность научного руководителя научно-исследовательских проектов. В числе наших крупных партнёров отмечу также АО «Концерн «Калашников», ПАО «Компания «Сухой», АО «Концерн радиостроения «Вега», МГТУ имени Баумана.

Нам нужна своя, а не чужая технология. Акцент делается на реализации прорывных идей и внедрении их в производство

Военный технополис в Анапе теперь знают во всём мире.

На сегодняшний день 26 предприятий разместили у нас свои лаборатории в различной степени готовности. Ещё 45 организаций подтвердили готовность к размещению своих лабораторий в ближайшее время. Им предстоит пройти определённые процедуры. Прежде всего они должны оформить заявку на проект, обосновать его необходимость для Минобороны. Дело в том, что нам здесь не нужен представительский офис пусть и уважаемой компании. Мы обеспечиваем условия для создания инновационного продукта, технологии, выполнения конкретной задачи именно в интересах военного ведомства и предприятий ОПК. После полученного одобрения предлагаемого исследования (разработки) оформляем договор, предоставляем необходимую лабораторную площадь, оборудование и приступаем к работе.
– Ваши партнёры заявляли о необходимости дополнительного технического оснащения лабораторий?
– На этапе формирования перечня оборудования одной из основных задач была унификация. Например, сегодня в лаборатории работает компания «Сухой». Завтра, когда она выполнила проект, на её место заходит «МиГ», послезавтра – «Вертолёты России». При этом нам не приходится делать какие-либо глобальные изменения по имеющемуся оборудованию. Каждая из организаций может его использовать и вносить свой вклад в развитие отечественного ВВСТ.
Мы ознакамливаем потенциальных партнёров с имеющейся лабораторной базой и нашими возможностями. Если есть необходимость в дополнительном оснащении, скорее всего, речь идёт об индивидуальном узконаправленном оборудовании, которое организация может привезти и разместить в технополисе.
– Небольшие фирмы и научно-исследовательские институты могут использовать площади и оборудование ЭРЫ, предложив перспективный проект?
– Технополис ЭРА в области реализации перспективных разработок открыт для сотрудничества с любой российской компанией вне зависимости от её юридической формы собственности. Но она должна иметь определённый задел, опыт по предлагаемому проекту и направлению работ. Нас, помимо всего прочего, интересует, почему разработчики не смогли реализовать свою идею самостоятельно. Если предлагаемый продукт заинтересует Минобороны, то найдём место для организации.
Кстати, принимая решение по любому из проектов, мы учитываем многие факторы. В частности, нам неинтересны компании, у которых основные финансовые средства находятся в офшорах. Неприемлем вариант, когда российская компания предлагает иностранный продукт или проект по его улучшению. Нам нужна своя, а не чужая технология. Нас не интересует успех опытного образца на выставках. Акцент делается на реализации прорывных идей и внедрении их в производство.
Мы сильно заинтересованы в компаниях малого и среднего бизнеса. Дело в том, что крупные предприятия ОПК имеют свои довольно сильные лабораторные базы с хорошим оборудованием. Их планы и работа в технополисе сориентированы на среднесрочную перспективу. Зато так называемые середнячки и малыши таких возможностей не имеют, но у них есть новая идея, которую можно реализовать в практической области в ближайшее время. Им для этого и будет предоставлено оборудование, а также при необходимости поддержка со стороны всей научно-исследовательской базы Минобороны.

 

Технополис реализует 55 научно-исследовательских проектов, включая совместные разработки с партнёрами

– Компания пришла с инновационным проектом, а его аналог уже прорабатывается в технополисе. Какое решение будет в этом случае, конкурентную среду станете развивать?
– Прежде всего оценим новое решение, его проработанность, перспективы и потенциал дальнейшего развития, даже экономическую составляющую. Если у новой компании общая оценка по этим критериям выше, то будем рекомендовать руководству реализацию её проекта. В данном случае конфликт интересов имеет несколько решений, и можно найти взаимоприемлемое и обоюдовыгодное для компаний решение.
Нашим потенциальным парт­нёрам надо учитывать, что все права на полученные результаты научно-технической деятельности, которые используются в ВВСТ, принимаемой на снабжение или вооружение по действующему законодательству, принадлежат Российской Федерации.
Основной критерий – результат
– Какая роль в работе технополиса отводится научно-исследовательским институтам, военным учебным научным центрам и академиям Мин­обороны? Насколько активно они планируют участвовать в проектах?
– Все они активно стали участвовать в проекте ещё на этапе создания ВИТ ЭРА, начиная с формирования научных тематик по профильным направлениям. За каждой такой организацией стоит орган военного управления, в интересах которого у нас и планировалось проведение исследований.
Мы в технополисе не делали филиалы этих структур, организаций, а создавали своего рода выносной центр коллективного пользования, оснащённый современным оборудованием, которого нет в военных вузах. Кроме того, получена возможность привлекать к их проектам ведущих учёных и конструкторов нашей страны.
В настоящий момент у нас работают представители 16 таких организаций, НИИ и вузов Мин­обороны. Они вместе с нашими специалистами участвуют в исследованиях, уточняют дальнейшие направления развития.
Потенциал технополиса отличается от научно-исследовательского института с историей в несколько десятилетий, который, как правило, работает по одному или паре направлений. Мы площадка, на которой объединяются усилия различных научных, исследовательских и производственных структур, имеющих опыт и богатый практический задел по продукции военного назначения.
Недавно подписали договор о сотрудничестве с Военно-медицинской академией имени С.М. Ки­рова. Это наш с ними детализированный план по дальнейшей работе в части исследований, проводимых в совместно созданных трёх лабораториях, которые были представлены Верховному Главнокомандующему Вооружёнными Силами России Владимиру Путину в ноябре прошлого года.
В высших учебных заведениях – своя система оценки эффективности. Им в зачёт идёт количество часов по изучаемой дисциплине, научная и методическая работа, количество публикаций в научных изданиях. К нам такой подход неприменим. У нас другие показатели оценки деятельности сотрудников. Основной критерий – проект доведён до запланированного результата или внедрения в производство. Следующим пунктом идёт актуальность проекта для органов военного управления, его необходимость. Поэтому мы состыковали наши критерии оценок.
Здесь, говоря о перспективах дальнейшего развития, следует отметить, что у нас запланировано дальнейшее развитие сотрудничества в рамках ввода в строй объектов ВИТ ЭРА второй очереди.
Планируем развернуть несколько лабораторий медицинской направленности. Они будут использоваться при участии Главного военно-медицинского управления и военных госпиталей Минобороны. В частности, это Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко и
3-й Центральный военный клинический госпиталь имени А.А. Вишневского, которые проводят самостоятельные исследования.
Такой же комплексный подход и с ВУНЦ Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина». На этапе создания технополиса академия сформировала две научные роты. У нас довольно активное взаимодействие, обмениваемся визитами делегаций. Группа их офицеров работает в технополисе научными руководителями у операторов научных рот.
ВИТ ЭРА ведёт аналогичные работы по каждому направлению во взаимодействии с соответствующим НИИ и вузами Минобороны России.
– Как развивается сотрудничество технополиса с НИЦ «Курчатовский институт», Российской академией наук, Фондом перспективных исследований? На проектах какой тематики они будут акцентироваться?
– «Курчатовский институт» работает по вопросам, связанным с научной экспертизой проектов на всех их жизненных циклах. Выполняется анализ проекта, определяется его научно-технический задел, новизна, наличие аналогов в России и мире.
В сравнении с нами НИЦ работает на более высоком уровне. Он проводит фундаментальные исследования в части прикладных и естественных наук. Мы используем его возможности, для того чтобы развиваться самим и двигаться дальше.
Относительно РАН отмечу, что у нас сейчас проводится ряд работ с её прикладными институтами не только московского, но и сибирского, дальневосточного отделений. Взаимодействуем по приоритетным для нас научным направлениям. Часть этих работ проводится в рамках выполнения гособоронзаказа. При этом рассматриваем совместные инициативные проекты.
Показательным примером сотрудничества с Фондом перспективных исследований служит прошедший на днях финальный этап конкурса «Аэробот» на лучшее решение в области программно-аппаратного обеспечения систем управления беспилотными летательными аппаратами.
Мультироторные беспилотники выполняли полёты на специальном полигоне. При этом участники конкурса не знали план расположения препятствий, а навигация дронов осуществлялась за счёт средств технического зрения, и вся обработка получаемых данных производилась непосредственно на борту летательного аппарата.
Для нас конкурс был интересен в плане проработки вопросов, связанных с автономным полётом беспилотника по заданному маршруту с выходом в контрольные точки.
Акцента на тематике для РАН, ФПИ и НИЦ «КИ» не будет. Востребованность их специалистов будет определяться в рамках реализации любого из проектов.
Упор – на сквозные технологии
– Как известно, в ВИТ ЭРА научно-исследовательская работа ведётся по восьми направлениям. Расскажите более подробно о проектах по каждому из этих направлений, реализуемых в настоящее время.
– При определении перспективных направлений исследований мы делали упор на сквозные технологии. Они не связаны с конкретным образцом, но их результаты востребованы сразу в нескольких разнородных научно-прикладных проектах. Например, создание технологии по изготовлению мощных портативных источников энергии найдёт применение в робототехнике, автономных подводных аппаратах, авиационных беспилотных комплексах. Создадим квантовый компьютер, и ему найдётся применение в big data вычислениях, в цифровизации новых производственных процессов, в проектах нейросетей, сенсорики. Его использование в разработке искусственного интеллекта, виртуальной и дополненной реальности обеспечит не только эволюционное, но и революционное развитие нового технологического уклада.
В настоящий момент у нас реализуется 55 научно-исследовательских проектов, включая совместные разработки с партнёрами. Большая их часть, предложенная в инициативном порядке организациями оборонно-промышленного комплекса, имеет инновационную составляющую. Ряд проектов реализуем в рамках научно-исследовательской работы по гособоронзаказу и проведения по плану научной деятельности Вооружённых Сил.
Подробно раскрывать работы по этим проектам не хотелось бы, но могу сказать о направлениях по наиболее интересным темам. В частности, это связано с техническим зрением и распознаванием образов, разработкой и оценкой радиолокационных показателей эффективности работы ряда станций, решением вопросов по анализу большого объёма данных в рамках создания технологии нейронных сетей, интеллектуальными системами обработки данных, получаемых в оптических и радиолокационных диапазонах.
– Недавно на базе технополиса прошла конференция «Информатика и вычислительная техника». Планируете проводить такие мероприятия на постоянной основе ежегодно или они будут носить эпизодический характер?
– Сейчас конференции ставятся в технополисе на поток и в первую очередь связаны с нашими основными направлениями исследований. 17 апреля у нас будет проходить конференция по информационной безопасности. На мероприятие приглашаем и собираем большой компетентный круг специалистов.
Кроме тематических направлений, мы планируем рассматривать вопросы в областях, связанных с внедрением инноваций в Вооружённых Силах и Минобороны. Планируем обсуждение вопросов, связанных с переходом на новые документы и требования к образцам ВВСТ, которые позволят нам не снижать качество разработки. Думаю, что вызовет интерес обсуждение, связанное с привлечением молодых специалистов к работе в организациях ОПК через вузы и научно-исследовательские институты как Минобороны, так и гражданского сектора.
Формат конференций уточняем, но традиционно одна часть мероприятий будет носить открытый характер, а другая планируется к проведению в закрытом режиме.
Приоритет, но не самоцель
– Вице-премьер Юрий Борисов в феврале этого года во время посещения технополиса обратил внимание отдельных разработчиков на то, что Минобороны интересуют проекты, в которых используются отечественные операционные системы и микропроцессоры. Почему до этого специалисты компаний не скорректировали свои разработки с учётом этого требования военного ведомства?
– Надо учитывать, что есть разработки, находящиеся на финальной стадии создания. Задание ставилось несколько лет назад, и реализуемый проект ему соответствует. Новые требования введены относительно недавно, но здесь без увеличения срока выполняемых работ и дополнительного финансирования разработчики задачу вряд ли смогут решить.
Сейчас Минобороны выполняет переход на программно-аппаратное обеспечение с отечественными комплектующими. В рамках программы мы активно участвуем в части поиска, проведения экспертизы, выработке предложений по импортозамещению компонентов от электронной базы до узлов.
В технополисе действует совместная лаборатория с компанией МЦСТ, которая разрабатывает отечественные процессоры «Эльбрус». Они не хуже зарубежных аналогов, и с ними мы можем уверенно реализовывать новые проекты.
В ходе совместной работы мы готовим предложения в части замены программно-аппаратной компоненты иностранного производства в образцах ВВСТ, стоящих на вооружении.
Поэтому образцы изделий, находящихся на завершающем этапе, целесообразно довести до финиша и включить в программу импортозамещения. А акцентирование на этом внимания со стороны вице-премьера Борисова служит очередным напоминанием разработчикам, что программа импортозамещения Мин­обороны будет выполнена в полной мере. Конструкторам уже сейчас надо продумывать свои дальнейшие шаги в рамках её реализации.
– Насколько жёстким будет подход в вопросе соблюдения запланированного срока выполнения работ?
– Как только мы будем видеть, что организация не справляется с выполнением проекта, то за счёт выстроенной системы экспертизы и при участии ведущих специалистов страны сможем чётко определить, по каким причинам это происходит. Если невыполнение контракта происходит по вине организации-исполнителя, то будем применять к ней как финансовую, так и репутационную ответственность. В дальнейшем Минобороны по нашей рекомендации будет по-другому оценивать возможность участия такой организации в новом проекте и целесообразность заключения с ней контракта.
– Когда ожидаете получение первых практических результатов в плане внедрения научных разработок, выполненных на базе технополиса?
– Инновации – один из наших стратегических приоритетов, но это не самоцель. Каждое из решений обосновано потребностями Министерства обороны, а также возможностями наших партнёров, почвой для роста которых служит технополис.
Первые практические результаты мы получим уже в этом году. Речь идёт не только о создании абсолютно новых систем, но и о модернизации имеющихся разработок в таких областях применения, как техническое зрение, системы поддержки и принятия решения, микроэлектроника.
На сегодня наша задача – оценить, как работает новая управляющая система, учитывая, что технополис для Минобороны и России не типовая структура, которой к тому же нет нигде в мире. А также изучить все организационные вопросы на конкретных примерах модернизации ВВСТ, особенно в части сокращения сроков выполнения работ.
Полученный результат проанализируем, а сделанные выводы позволят нам двигаться дальше, разрабатывать новые темы, модели, площадки, а также изменять форматы работы.

Юрий АВДЕЕВ, «Красная звезда»