В Вашингтоне готовят шаги по отказу от транспарентности

Под угрозой оказался Договор по открытому небу.

Как сообщил на днях председатель комитета по иностранным делам палаты представителей конгресса США Элиот Энгел, представляющий Демократическую партию, нынешняя американская администрация рассматривает возможность одностороннего выхода из Договора по открытому небу (ДОН).

В письме этого высокопоставленного конгрессмена, направленном советнику президента США по национальной безопасности Роберту О’Брайену, выражена глубокая озабоченность в связи с возможной денонсацией этого договорного акта, вступившего в силу в 2002 году, а также содержится призыв не делать «столь безрассудного шага», так как выход из договора навредит американским интересам в области безопасности.
Надо заметить, что свою позицию Элиот Энгел мотивировал отнюдь не обеспокоенностью за будущее российско-американских отношений, и без того переживающих не лучшие времена. В рядах Демократической партии русофобия сегодня цветёт, как говорится, пышным цветом. Конгрессмен-демократ, указывая, что ДОН обеспечивает транспарентность в военной сфере государств, подписавших его, видит ценность сохранения участия США в договоре тем, что позволяет им и их союзникам отслеживать дислокацию Российской армии, в частности собирать информацию «о российских действиях на Украине».
Оставим на совести конгрессмена утверждения относительно Украины и поговорим о важности ДОН для поддержания атмосферы доверия в международных отношениях. Этот договор, напомним, был подписан в марте 1992 года в Хельсинки представителями 27 стран – членов Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, которое впоследствии было переименовано в ОБСЕ. Сегодня его участниками являются 34 государства (в основном члены НАТО и семь стран, входивших в СССР, в том числе РФ). Договор предоставляет его участникам право совершать полёты над территориями друг друга для наблюдения за военной деятельностью на основе установленных им квот проведения наблюдательных авиамиссий с помощью специально оборудованных военных самолётов.

Договор по открытому небу предоставляет его участникам право совершать полёты над территориями друг друга для наблюдения за военной деятельностью

Он содержит определённые требования к таким самолётам и размещённой на их борту аппаратуре наблюдения, устанавливает правила обработки собранных сведений, которые поступают в банк данных, доступный для всех государств-участников. Возможность введения каких-либо ограничений на наблюдательные полёты из соображений секретности и национальной безопасности договором не предусмотрена. Однако согласно статье VIII наблюдаемая сторона может запретить полёт другим странам, если он нарушает изложенные в документе процедуры, требования к оборудованию самолёта или его маршруту.
В пресс-службах Белого дома и госдепартамента не стали комментировать письмо конгрессмена Элиота Энгела, прибегнув к традиционной формулировке, – «комментариев по поводу вопросов, находящихся на стадии рассмотрения, не даём». При этом американские правительственные источники и не опровергли изложенные законодателем сведения.
Факт остаётся фактом: Вашингтон не впервые ставит вопрос о выходе из ДОН, мотивируя это некими его «нарушениями» российской стороной. Так, он необоснованно требовал свободы проведения инспекционных пролётов в районах прохождения международных пассажирских авиатрасс в небе над Калининградской областью, ведущих к единственному гражданскому аэродрому Храброво; безо всяких оснований придирался к аппаратуре российских самолётов наблюдения; не разрешал российским экипажам совершать полёты над Аляской и Гавайскими островами, где расположены объекты стратегической системы ПРО США, а также произвольно вводил ограничительные меры для экипажей российских самолётов наблюдения, запрещая им ночные остановки в ряде транзитных пунктов на американской территории по пути продолжительного следования к районам наблюдения.
В августе прошлого года президент Дональд Трамп подписал оборонный бюджет страны на нынешний финансовый год, который заморозил сотрудничество с Россией по Договору по открытому небу до тех пор, «пока Москва не вернётся к его соблюдению». Согласно тексту документа американская администрация предполагала ограничить финансовые ассигнования в случае появления определённых решений консультативной комиссии по открытому небу. Речь, в частности, шла о неодобрении Вашингтоном запросов других государств – участников договора на сертификацию инфракрасных и иных современных сенсоров, устанавливаемых на самолётах инспекционных групп, которые не ограничивались указанным многосторонним соглашением.
У российской стороны, заметим, были и до сих пор есть вполне веские основания выйти из названного договора из-за его многочисленных нарушений и слишком вольных трактовок Вашингтоном. Но Москва неизменно выражала надежду на его полное выполнение американской стороной и пыталась урегулировать возникающие проблемы в специально созданной консультативной комиссии по открытому небу.
Что произойдёт в случае реальной денонсации Соединёнными Штатами Договора по открытому небу? Будет нанесён новый удар по системе контроля за вооружениями, которая с большим трудом создавалась в течение нескольких десятилетий. Ещё больше недоверия появится в мировом сообществе к внешней политике США. Усилится фактор неопределённости в мировой политике…
Это, кстати, ясно себе представляет и упомянутый конгрессмен Элиот Энгел. По его словам, отказ нынешней американской администрации от участия в ДОН подорвёт доверие к Вашингтону как «предсказуемому» партнёру в обеспечении европейской безопасности. «Если администрация действительно рассматривает возможность изменения статуса до­кумента, то это должно быть частью открытого процесса, включающего консультации с конгрессом, необходимо также чётко разъяснить другим участникам наши намерения, – говорится в упомянутом письме законодателя. – Насколько я знаю, администрация не проводила значительные консультации с нашими союзниками и партнёрами. Такие консультации являются важным условием для успешного изменения документа».
Как будут развиваться события вокруг ДОН, разумеется, покажут последующие конкретные действия США. Хотя непредсказуемость действий нынешней администрации США уже стала притчей во языцех в столицах мировых держав. Если в Белом доме решат разорвать и этот международный договорный акт в области контроля над вооружениями, то это будет означать по крайней мере одно: Вашингтон взламывает не только обоюдовыгодные договорённости по сдерживанию ракетно-ядерных вооружений, но и ранее разработанные предметные меры открытости и доверия. Их в наших отношениях по инициативе американской стороны становится всё меньше и меньше.

_________________
Владимир КОЗИН – почётный работник Министерства иностранных дел Российской Федерации, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО МИД России.