Замполит с «Огненной земли»

Так называли плацдарм у посёлка Эльтиген, на котором мужественно сражался политработник майор Алексей Афанасьев.

Высадка морского десанта.

«Мы подоспели вовремя. Отбили штаб, но дорогой ценой, – написал потом в своих мемуарах «Десант на Эльтиген» командир 318-й Новороссийской горнострелковой дивизии 18-й армии Северо-Кавказского фронта Герой Советского Союза генерал-майор Василий Фёдорович Гладков. – В атаку удалось собрать до взвода солдат 31-го полка. Шли на крутой подъём. Противнику удобно было вести по атакующим огонь и особенно – бросать ручные гранаты. Справа от меня шагал подполковник Челов, чуть пригнувшись, откинув назад голову, – весь как сжатая пружина; по левую сторону – замполит 1337-го полка Афанасьев. Взбираясь по склону, он выкрикивал солдатам: «Быстрей, быстрей, ребята!»
Сверху летели гранаты. Они ещё не достигали нас. Рвались впереди, поднимая частокол из столбов земли и дыма.
Теперь был нужен бросок. Воздух секли светящиеся очереди.
– Ура! – выкрикнул замполит громким, привычным к командам к бою голосом.
Атакующие уже были в сфере действительного огня. Бежали вверх, ловя воздух открытым ртом. Пуля ударила Челова в сердце, он упал мне под ноги. Слева разорвалась граната – и вот уже нет рядом Афанасьева. Его грузное тело повалилось на землю…
Митридат, подобно огромной туше, навис над низиной предместья, где ещё держался десант…»
Керченско-Эльтигенская десантная операция, проведённая в период с 31 октября по 11 декабря 1943 года войсками Северо-Кавказского фронта, который с 20 ноября 1943 года был преобразован в отдельную Приморскую армию, отличалась особой сложностью. Руководивший ею Герой Советского Союза генерал армии Иван Ефимович Петров так доложил в Москву, когда были захвачены господствующие над Керчью высоты:
«Сталину. Отряды Гладкова, в ночь на 1 ноября высадившиеся на побережье Керченского полуострова, заняли посёлок Эльтиген. Будучи окружёнными с суши и блокированными с моря, после 36-дневных ожесточённых боёв с превосходящими силами противника, в ходе которых уничтожено около 4000 немецких, румынских солдат и офицеров, 6 декабря в 22 часа десантники стремительным броском прорвали блокаду противника и вышли из окружения. Отважный и смелый командир десантного отряда Гладков сумел с отрядом не только прорвать оборону, но и обмануть противника. Отряд был уже на полпути к городу Керчь, а противник всё ещё освещал ракетами район занятой ими обороны. Когда было обнаружено, что десантников уже нет, немцы долго шарили по полю прожекторами, бросали с самолётов ракеты, но так ничего и не нашли. После 25-километрового марша по тылам противника отряд на пути уничтожил одну зенитную и две тяжёлые дальнобойные батареи, разгромил сильно укреплённый опорный пункт, при этом уничтожив около 100 немецких и румынских солдат и офицеров, а затем с ходу ворвался в центр города Керчь, занял сильно укреплённую господствующую над городом гору Митридат. При этом уничтожено около 150 немецких солдат и офицеров, взято в плен 30, захвачено фашистское знамя…»
Обстановка для десанта была критической. Стараясь сбросить его с горы Митридат, фашисты поставили артиллерию на прямую наводку. Разведчики доносили: подходят танки. Из частей сообщали: ручных гранат осталось мало. Вот тогда и пришлось самому командиру 318-й горнострелковой дивизии генерал-майору Василию Фёдоровичу Гладкову и заместителю командира по политической части 1337-го горнострелкового полка майору Алексею Афанасьевичу Афанасьеву поднимать уцелевших бойцов в контратаку на наступающего численно превосходящего врага. Случилось это 9 декабря 1943 года… В этот день и погиб отважный офицер-политработник. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1944 года за мужество и героизм, проявленные при проведении Керченско-Эльтигенской операции, майору Алексею Афанасьевичу Афанасьеву посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

За мужество и героизм майору Алексею Афанасьевичу Афанасьеву посмертно присвоено звание Героя Советского Союза

Майор Алексей АФАНАСЬЕВ.

…Заместитель командира по политической части 1337-го горнострелкового полка 318-й горнострелковой дивизии отдельной Приморской армии майор Алексей Афанасьевич Афанасьев родился в 1899 году в деревне Гудобино Вышневолоцкого района Тверской области в семье крестьянина. Русский. В партии состоял с 1918 года. До революции работал на Петроградском трубном заводе. В июне 1917 года вступил в Красную гвардию. Участвовал в штурме Зимнего дворца, а потом – в Гражданской войне. Окончил Вологодские командные курсы, Полтавскую военную пехотную школу, Военно-политическую академию имени В.И. Ленина. Участие в боях Великой Отечественной войны замполит майор Афанасьев принимал с июня 1941 года. Командиры полагались на опытного политработника, справедливо считая, что он сумеет найти правильное решение в любой ситуации. Именно так оно всегда и было. Например, перед освобождением Новороссийска майор Алексей Афанасьев с политработниками провёл большую работу по подготовке полка к переправе через Цемесскую бухту в сентябре 1943 года и сам в составе передового отряда высадился в тылу противника. Совершив этот смелый манёвр, подразделения полка стремительно продвинулись к Новороссийску и зацепились за его окраины. Чтобы эффективнее использовать фактор внезапности, майор Алексей Афанасьев под бадривал бойцов:
– Не останавливаться, не давать врагу передышки! Ещё удар, ещё бросок, и фрицы побегут.
И заместитель командира полка по политической части, как всегда, оказался прав: гитлеровцы, понёсшие большие потери, под ударами наших войск стали покидать город. Новороссийск вскоре был освобождён. А дивизия и его полк продолжали продвигаться по восточному побережью Чёрного моря, освобождали Анапу и Тамань, а потом получили новую задачу, ещё более сложную – форсировать Керченский пролив. И опять политработник майор Алексей Афанасьев уходит с первым десантом, воодушевляет бойцов на захват плацдарма, делает всё, чтобы удержать захваченный «пятачок» прибрежной земли. На отбитый плацдарм протяжённостью шесть километров по фронту и два километра в глубину перебралась почти вся дивизия – район Эльтиген, южнее Керчи. А обстановка вдруг резко изменилась – поднялся шторм, задержавший высадку остальных частей, гитлеровцы оказали упорное сопротивление. Воины дивизии, отрезанные от баз снабжения, дрались упорно, ожесточённо. Фашисты организовали морскую и воздушную блокаду, намереваясь сломить сопротивление десантников. Больше месяца дивизия удерживала плацдарм. Майор Алексей Афанасьев в эти дни беседовал со многими бойцами и командирами, участвовал в отражении атак врага, заботился о питании, о раненых. Силы десантников таяли. Выход был только один – с боем прорываться вперёд, к Керчи. И такой приказ 318-я дивизия получила… А через три дня мужественный офицер-политработник погиб в неравном бою…
Герой Советского Союза генерал-майор Василий Фёдорович Гладков в своих мемуарах рассказывает об одном из ярких эпизодов тех героических боёв. В минуты затишья он встречает начальника политического отдела 318-й горнострелковой дивизии полковника Михаила Васильевича Копылова.
«Сегодня у Копылова был богатый материал: майор Афанасьев возглавил контратаку батальона и показал хорошие командирские способности. Я знал, что Копылов расскажет об этом так, что другие политработники невольно будут ставить себя на место Афанасьева и спрашивать: «А я сделал бы так? Хватило бы умения?» Конечно, начальник политотдела, улыбнувшись, перескажет похвалу командира полка: Блбулян сказал, что замполит Афанасьев – способный командир и пора его выдвигать на командную должность. Человек с военным талантом на политработе – это же наш идеал! А Григорий Даргович хотел бы сделать из него комбата.
…КП полка занимал небольшой бетонированный капонир в ста метрах от западной окраины Эльтигена. Раньше, при немцах, в нём был наблюдательный пункт командира роты. Добротное помещение. Не на один день делалось!
– Вы, Григорий Даргович, как погляжу, прочно устроились! – приветствовал я Блбуляна. Он сидел за небольшим столиком вместе с Афанасьевым и начальником штаба полка Склюевым. Когда мы вошли, командиры встали, подполковник поспешил навстречу.
– Не жалуюсь, товарищ комдив! Днём в наш блиндаж было прямое попадание авиабомбы. Как видите, живы, целы и трещин нет.
– Полковник Копылов докладывал, что вы сегодня особенно отличились, майор, – сказал я, пожимая руку Афанасьеву.
Он привычно вытянулся, собираясь ответить как положено, но я его остановил:
– Хотел бы видеть вашего знаменитого Хасанова. Пошлите за ним, майор.
У Афанасьева дрогнули желваки на скулах. Блбулян, стоявший сзади, сказал:
– Не сможет он прийти, товарищ комдив.
Дважды раненный, Хасанов оставался в строю. На исходе дня он опять стоял в окопе со своей бронебойкой. Танк приближался, стреляя на ходу. Разорвался снаряд, исковеркал ружьё, оглушил сержанта. Он пришёл в себя, взял в руки две противотанковые гранаты и пополз навстречу машине.
– Последнее, что мы видели, – говорил Афанасьев, – сержант приподнялся на колено и послал одну за другой обе гранаты. Танк встал. Хасанову пробило грудь, а он бросал. Полумёртвый бросал. Одну! Потом другую!.. Потом упал. На людей нельзя было смотреть, товарищ полковник. И когда был дан приказ: «В атаку!» – все дружно ринулись вперёд. Сейчас Хасанов в медсанбате. Всё ещё без сознания.
Майор сильно переживал. Он рассказывал негромко, без жестов, понимая, что не требуется ничем подчёркивать то, о чём говорит.
– Хороший у вас замполит, Григорий Даргович, – шепнул я Блбуляну».

* * *

Заместитель командира по политической части 1337-го горнострелкового полка Герой Советского Союза майор Алексей Афанасьев награждён двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, Красной Звезды. Точное место захоронения павшего политработника неизвестно. И это понятно. В ночь на 10 декабря генерал-полковник Иван Петров был вынужден снять десант из предместья южнее Митридата и вывести на свой берег. Советские войска овладели городом и крепостью Керчь только через четыре месяца – 11 апреля 1944 года, а 10 мая был освобождён Севастополь.
«Возвращаясь на командный пункт дивизии, – вспоминал генерал-майор Василий Гладков, – я смотрел на юг. По переднему краю изредка вспыхивали выстрелы. В ясное небо поднимал свои четыре горба Митридат. Скоро мы снова будем там!
И этот желанный час настал. Приморская армия пошла в наступление. Новороссийцы взломали оборону на участке 73-й немецкой дивизии, нашего старого противника под Новороссийском. Получив пополнение из Франции, она была на транспортных самолётах переброшена с Днепра под Керчь.
Двинулась снова вперёд наша дивизия, С нами не было Модина, Хасанова, Клинковского, Челова, Афанасьева и многих других  боевых товарищей. Но всё, что они сделали, осталось с нами. Герои бессмертны: их пример зажигает сердца тысяч и ложится в основу боевых традиций».

Александр КОЛОТИЛО, «Красная звезда»