Что будет с Договором по открытому небу?

image_print

В Вашингтоне не готовы согласиться на взаимное обеспечение открытости, транспарентности и доверия в военной области.

Сергей Рыжков.

Россия предпримет ответные меры, если её права как участника Договора по открытому небу (ДОН) будут пытаться ограничить. Об этом говорится в распространённом на минувшей неделе комментарии МИДа России относительно конференции государств – участников ДОН по рассмотрению последствий выхода США из соглашения. В этой связи «Красная звезда» обратилась к начальнику Национального центра по уменьшению ядерной опасности Сергею Рыжкову с просьбой рассказать о ситуации, сложившейся в настоящее время вокруг этого международного соглашения.

Обстановка вокруг Договора по открытому небу существенно обострилась. В первую очередь, это связано с деструктивными действиями США. Декларируя важность контроля над вооружениями, на деле нынешняя администрация США настойчиво работает на слом сложившейся системы международной безопасности. Вашингтон последовательно выходит из любых международных соглашений, хоть как-то ограничивающих его деятельность.
Это касается и международных договоров в сфере контроля над вооружениями. Первым был Договор по ПРО. Не так давно американцы вышли из Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Теперь они взялись за Договор по открытому небу. Известно, что за любыми действиями американской администрации на внешнем контуре всегда просматриваются две стратегические цели: обеспечение доминирования США и финансовые интересы.
К примеру, сразу после выхода США из Договора по ПРО американцы развернули масштабные работы по созданию стратегической системы противоракетной обороны. На её создание уже потрачены сотни миллиардов долларов американских налогоплательщиков. В условиях появления гиперзвуковых ракетных систем американский ВПК потребует новых сотен миллиардов долларов для доведения возможностей созданной системы до приемлемого уровня эффективности. А это как раз и требуется американским промышленникам.
Напомню также о том, что уже через несколько дней после выхода США из Договора о РСМД американцы провели лётные испытания ракеты, которая по своим характеристикам подпадала под запреты этого соглашения. Очевидно, что работы по созданию запрещённых договором ракет неправомочно проводились американским ВПК ещё задолго до выхода США из соглашения.

22 мая этого года правительство США заявило о том, что через шесть месяцев выйдет из этого соглашения

Что касается Договора по открытому небу, то 22 мая этого года Вашингтон заявил о том, что через шесть месяцев США выйдут из этого соглашения. В качестве предлога был использован тезис о якобы имевших место нарушениях России. Это заявление американского правительства не нашло широкой поддержки даже в самих Соединённых Штатах.
В качестве основных поводов, которые выдвигают администрация США при обосновании выхода из договора являются:
Первое. США и их союзники считают незаконным тот факт, что российская сторона ввела лимит в 500 км в отношении полётов над Калининградской областью. Этот регион представляет особый интерес для США и НАТО, считающих, что в последние годы Россия заметно активизировала там свою военную деятельность.
Наша страна была вынуждена пойти на разрешённую договором меру после того, как ряд западных стран, прежде всего Польша, своими хаотичными полётами в рамках договора создали такие условия, которые приводили к необходимости на длительное время перекрывать всё регулярное гражданское и коммерческое воздушное движение в регионе.
Между тем в ходе совместного наблюдательного полёта США, Латвии и Литвы, который был проведён в период с 18 по 21 февраля этого года, российская сторона не стала препятствовать проведению воздушной инспекции Калининградской области с дальностью, незначительно превышающей параметр в 500 км, тем самым подтвердив свою готовность к поиску компромисса, по вопросу о максимальной дальности полётов над этим регионом.
Второе разногласие носит политический характер. США и их союзники считают нарушением договора тот факт, что Россия отказывает иностранным государствам в проведении полётов в десятикилометровой полосе вдоль границы с Абхазией и Южной Осетией. Российская сторона опирается на пункт договора, согласно которому «полёты проводятся не ближе 10 км от границы государства, не являющегося его участником». При этом Россия признает Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами, а Тбилиси, Вашингтон и другие члены НАТО нет.
Но и по этому вопросу российская сторона выразила готовность разрешить ситуацию. Мы предлагаем разрешить полёты в 10 км зоне в случае, если Грузия позволит инспекторам из России совершить облёты её территории. Но официальный Тбилиси, заручившись поддержкой США и Великобритании, продолжает блокировать предложение России.
Третье. В прошлом году у Вашингтона появилась новая претензия к Москве. Спорный инцидент произошёл в сентябре 2019 г. во время проведения СКШУ «Центр-2019», в котором участвовали и иностранные контингенты из стран – членов ОДКБ, Китая, Индии и Пакистана.
США запросили разрешение совершить облёт района, где проходили манёвры. Но из соображений безопасности российская сторона вынуждена была ограничить проведение второй части американского наблюдательного полёта, совпадающей с активной фазой учения, в которой была задействована боевая и транспортная авиация.
Американским инспекторам предлагались различные варианты выхода из ситуации: например, совершить вторую часть миссии в другой день и при этом увеличить общее время наблюдения (обычно ограниченное 96 часами). Однако наши предложения были проигнорированы, и в итоге Вашингтон обвинил Москву в очередном «грубом нарушении» договора.
Претензий к американцам у нас значительно больше. О них мы рассказали 6 июля 2020 г. на конференции в рамках ОБСЕ, посвящённой обсуждению последствий выхода США из договора. В нашем докладе было показано, что представление о США как государстве-участнике, которое добросовестно выполняет договор, не соответствует действительности. Мы напомнили американской стороне, в частности, об имевших место недопуске российского самолёта наблюдения на территорию США, запрете наблюдения островных территорий, установлении такого режима полётов российского самолёта, когда экипаж работает 14–18 часов.
С нашими претензиями к США по ДОН можно ознакомиться на официальном сайте Министерства иностранных дел РФ.

В Вашингтоне посягнули  на заложенные в Договоре по открытому небу и даже отражённые в самом его названии цели

Из практики могу сказать, что при реализации договоров в сфере контроля над вооружениями имеют место разного рода спорные ситуации как правового, так и технического характера. Ведь в реализации ДОН участвуют 34 государства-участника, и у каждого из них есть своё понимание тех или иных положений договора. Но эти вопросы спокойно решаются в рамках консультативной комиссии.
Это означает, что действительные причины выхода США из ДОН не те, которые декларируются американцами.
Представляется, что основных причин как минимум две.
Первая. Желание американцев поставить под контроль весь космос (системы связи, навигации, контроля космического мусора, дистанционного зондирования земли и др.), и на этом хорошо зарабатывать в будущем, продавая соответствующие материалы.
Вторая. Не допустить инспекции территории США.
Нужно напомнить, что обстановка вокруг ДОН стала ухудшаться с сентября 2013 г. Тогда в ходе освидетельствования российских самолётов наблюдения Ан-30Б с цифровой аппаратурой наблюдения были предприняты первые попытки американцев ограничить Российскую Федерацию. В частности, в 2013 году во время проведения международного освидетельствования цифровой аппаратуры представители Соединённых Штатов – единственного из государств-участников – отказались подписывать отчёт о допуске нашего самолёта к выполнению полётов по договору, ссылаясь на указания из Вашингтона. При этом американцы даже не удосужились найти какой-нибудь предлог для оправдания своих действий. И только спустя восемь месяцев они были вынуждены признать итоги освидетельствования.

Мы и сегодня готовы к диалогу с нашими партнёрами и к решению вопросов на основе взаимности

Преимущества Российской Федерации в получении информации значительно возросли и стали очевидны. Между тем в США неоднозначно отнеслись к планам России по модернизации своего авиапарка в рамках ДОН. Уже в то время несколько конгрессменов от демократической и республиканской партий обратились к тогдашнему президенту Бараку Обаме с призывом «не дать русским исследовать территорию США при помощи нового шпионского оборудования». Авторы обращения однозначно давали понять, что в интересах США было бы вообще рассмотреть вопрос о выходе из соглашения.
Как говорилось в то время в американских СМИ, против выдачи России разрешения на использование новейшей аппаратуры выступали, помимо законодателей, и спецслужбы США.
Однако тогда госдепартаменту США удалось разъяснить, что в соответствии с договором Россия имеет право модернизировать камеры, и убедить руководство своей страны в важности соблюдения этого многостороннего соглашения.
Ещё больше ситуация обострилась после успешной международной сертификации российских самолётов наблюдения Ту-154МЛк-1 в 2016 году и Ту-214ОН в 2018 году. А первый наблюдательный полёт с отечественной цифровой аппаратурой наблюдения над США осенью 2017 года ещё больше подстегнул противников «открытого неба» в Штатах.
Стало очевидно, что на направлении внедрения в ДОН передовых технологий мы опережаем наших партнёров примерно на 6–7 лет.
Что касается собственно Договора по открытому небу, то в современных условиях он является одним из важнейших инструментом обеспечения международной безопасности. Российская Федерация всегда выражала приверженность этому соглашению и делала всё возможное для его выполнения.
Мы и сегодня готовы к диалогу с нашими партнёрами и к решению вопросов на основе взаимности. Выполнять ультимативные требования и поступаться вопросами нашей безопасности мы не намерены.

Сергей РЫЖКОВ