Для выяснения намерений враждебных государств…

image_print

Сложная военно-политическая обстановка вокруг Советской России обусловила необходимость централизации руководства военной разведкой.

Сегодня уже никто из москвичей не знает, что центральный орган военной разведки Советской России – Регистрационное управление Полевого штаба РВСР – первоначально размещался на улице Пречистенке, в домах 35, 37 и 39.

5 ноября исполняется 100 лет с момента создания Регистрационного управления (Региструпр) Полевого штаба Реввоенсовета Республики, ставшего центральным органом военной разведки РСФСР. Именно от него ведёт свою историю Главное управление Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации. В связи с юбилеем «Красная звезда» приступает к публикации серии материалов об истории отечественной военной разведки в XX веке.

После прихода большевиков к власти в ноябре 1917 года начался процесс создания качественно новых государственных и общественных институтов, включая сферу военного строительства. После подписания 3 марта 1918 года в Брест-Литовске на тяжёлых для Советской России условиях мирного договора с Германской империей и практической ликвидации всех штабов царской армии деятельность органов военной разведки была сведена до минимума, а на отдельных направлениях прекращена полностью. По инерции некоторое время ещё продолжали свою деятельность немногие источники зарубежной агентурной разведки. Однако этих сведений было явно недостаточно для оценки военно-политической ситуации.

5 ноября 1918 года задачи по организации и ведению агентурной разведки были возложены на Регистрационное управление Полевого штаба Реввоенсовета республики

Приказ Реввоенсовета республики № 197/27 от 5 ноября 1918 г., введший в действие штат Полевого штаба РВСР, в составе которого находилось Регистрационное управление.

К маю 1918 года добыванием сведений о противнике в РККА занимались четыре разведывательных органа, каждый из которых действовал автономно и не взаимодействовал с другими структурами военной разведки. К осени того же года обстановка вокруг и внутри Советской России значительно ухудшилась. Государства Антанты расширили своё участие в военной интервенции против России. Возникла острая необходимость в централизации военного управления и руководства разведкой. В сентябре 1918 года в целях совершенствования руководящих органов военного управления был образован Революционный военный совет Республики (РВСР) во главе с членом Политбюро ЦК РКП(б) Львом Троцким. В состав РВСР вошёл разведывательный отдел.

Улица Пречистенка, дом 35…
5 ноября 1918 года секретным приказом РВСР № 197/27, подписанным заместителем Троцкого Эфраимом Склянским и главнокомандующим Вооружёнными Силами республики Иоакимом Вацетисом, был введён в действие штат Полевого штаба РВСР, в котором задачи по организации и ведению агентурной разведки были возложены на Регистрационное управление Полевого штаба РВСР. Начальником Региструпра был назначен член РВСР, комиссар Полевого штаба Семён Аралов.
Наша справка. Семён Иванович Аралов (1880–1969 гг.) родился в Москве в купеческой семье. Учился в Московском коммерческом училище, затем в Московском частном реальном училище. В 1902 году вступил в РСДРП. В 1914 году призван на военную службу и в звании прапорщика зачислен в Самогитский 7-й гренадерский полк, участвовал в действиях в составе войск Западного фронта. Февральскую революцию встретил штабс-капитаном. В начале 1918 года вернулся в Москву, с января – в штабе Московского военного округа в качестве руководителя оперативного отдела. С марта – заведующий оперативным отделом наркомата по военным делам РСФСР. С 5 ноября 1918 по 16 июня 1919 года – руководитель Регистрационного управления Полевого штаба Реввоенсовета республики.

«Выяснение военных, политических, дипломатических и экономических планов и намерений враждебно действующих против Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и нейтральных государств, а также их отдельных групп и классов, могущих нанести тот или иной вред республике, возлагается на Регистрационное  Управление Полевого Штаба Революционного Военного Совета Республики (Региструпр)».
Из Положения о Регистрационном управлении Полевого штаба Революционного военного совета Республики, утверждённого 30 января 1919 года

Следует отметить, что в ноябре 1918 года в состав Региструпра вошли лишь органы агентурной разведки. Войсковой (тактической) разведкой занималось разведывательное отделение Оперативного управления Полевого штаба РВСР. Информационная служба осталась в Оперативном управлении Всероссийского главного штаба, а радиоразведкой ведало Управление связи РККА.
Организационно Региструпр состоял из двух отделов: 1-го отдела военного контроля (контрразведывательного) численностью 39 сотрудников и 2-го агентурного (разведывательного) в составе 57 человек. В подавляющем большинстве это были военспецы – офицеры разведки Российской императорской армии. В декабре 1918 года 1-й отдел был передан в ВЧК.
30 января 1919 года заместитель председателя РВСР Склянский утвердил Положение о Регистрационном управлении Полевого штаба РВСР. Оно размещалось в Москве на улице Пречистенке в домах 35, 37 и 39, где ранее находилось разведывательное отделение оперативного отдела Наркомата по военным делам.
В целях подготовки квалифицированных кадров агентурной разведки и контрразведки 12 октября 1918 года были созданы Курсы разведки и военного контроля во главе с бывшим капитаном Георгием Ивановичем Теодори (1887–1937). Курсы размещались там же, где и Регистрационное управление Полевого штаба РВСР. Они предназначались для подготовки кадров военных разведчиков в звене «фронт – армия – дивизия». 21 ноября 1918 года 29 слушателей приступили к занятиям, а в конце февраля 1919 года состоялся первый выпуск.
Процесс формирования и становления органов военной разведки Советской России проходил сложно, в условиях прекращения финансирования. Несмотря на это, некоторые военные агенты действовали в нейтральных и иных странах ещё до и какое-то время после 1918 года. Отдельные из них – полковники А.А. Игнатьев и П.И. Изместьев, капитан 1 ранга В.А. Сташевский – признали советскую власть и стали сотрудничать с командованием Красной Армии.
Так, бывший военно-морской агент в Швеции, Норвегии и одновременно в Дании Владимир Арсеньевич Сташевский продолжал в 1918–1919 годах передавать в Петроград важные сведения. Кроме того, непродолжительное время в Москве получали разведывательные сведения от русского отделения Межсоюзнического бюро в Париже и от иностранных военных миссий, прежде всего французской.
Вместе с тем многие агенты отказались сотрудничать с советской властью. Были и такие, кто стал работать с иностранными разведками. В итоге в годы Гражданской войны и иностранной интервенции военная разведка России раскололась на «красную» и «белую».
Председатель Совета народных комиссаров РСФСР В.И. Ленин придавал разведке первостепенное значение. Он требовал обязательно присылать ему газеты, приказы и другие печатные материалы из вражеского тыла, советовал подробно расспрашивать пленных. Кроме того, Ленин поручал добывать сведения о снабжении армий противника военной техникой, боеприпасами, обмундированием и продовольствием, а также о моральном состоянии солдат, политических настроениях населения района военных действий.

Первые успехи
Гражданская война стала серьёзным испытанием для органов военной разведки. В 1918 году были добыты сведения о подготовке странами Антанты военного выступления против Советской России, вскрыты основные силы этого похода (Польша, силы Деникина, Колчака и Юденича), выявлены его главные вдохновители и спонсоры в лице Франции, Великобритании и Североамериканских Соединённых Штатов.
Военные разведчики действовали в штабах ряда белых армий. Так, в штабе атамана Семёнова в Чите в 1920 году успешно работала В.В. Бердникова. По поручению начальника регистрационного отдела штаба 5-й армии она перешла фронт, пробралась в Читу, где находилась резиденция войск Семёнова, завербовала одного из сотрудников читинской радиостанции и установила канал связи с регистрационным отделом 5-й армии, сообщая ценные сведения.
В тылу колчаковских войск в Иркутске результативно действовал разведчик Д.Д. Киселёв (1879–1962 гг.), четырежды переходивший линию фронта и доставлявший ценную информацию. В 1919 году он удостоился аудиенции у Ленина. В 1920–1922 годах Дмитрий Дмитриевич Киселёв в качестве нелегального резидента работал в Шанхае под именем купца Ивана Филипповича Моцного.
В тылу войск генерала Деникина в 1918–1920 годах успешно выполняла задания разведчица красноармеец О.Ф. Ревзина (она же О.Ф. Голубева, Е.К. Феррари). В 1920 году заместитель начальника особой группы Региструпра В.Ф. Ревзин, родной брат О.Ф. Ревзиной, действовал в тылу врангелевских войск на Чёрном море. Им была захвачена неприятельская шхуна с грузом и пленными, а также уведён к красным лёгкий крейсер.
В конце Гражданской войны разведчик В.В. Давыдов, начальник разведывательного пункта Туркестанского фронта, организовал дерзкую операцию по похищению атамана Дутова из его штаба на китайской территории. Несмотря на то что похищение не удалось и Дутова пришлось ликвидировать, эта операция сорвала готовящийся поход белоказаков на территорию Советской России.
Разведка Красной Армии вела всестороннее изучение белогвардейцев и военных интервентов: состояние сельского хозяйства, промышленности, транспорта, финансов, торговли и продовольственного дела; материальное и политико-правовое положение всех слоёв населения, их политические настроения и социальную активность; проведение мобилизаций и реквизиций; формирование, пополнение и снабжение войск; политическую, военную и материальную помощь со стороны стран Антанты; характер взаимоотношений между различными силами противника.
Тыл противника изучался силами агентурной и войсковой разведки путём опроса пленных и перебежчиков, изучения трофейных документов и газет, а также с помощью технических средств: авиации и пеленгаторных станций радиотелеграфа.
Иногда военным разведчикам удавалось добывать сведения особой важности. Например, в июле 1919 года разведывательные органы Южного фронта сообщили в Регистрационное управление, что «ближайшей задачей Деникина является удар на Курск – Орёл – Тулу».

В конце февраля 1919 года военная разведка добыла разработанный финским штабом план наступления на Петроград

Новые приоритеты
Победы Красной Армии и уход белогвардейцев в эмиграцию привели к необходимости смены приоритетов и в деятельности военной разведки. В апреле 1920 года начальник Регистрационного управления Владимир Христианович Ауссем (член РСДРП с 1901 г., в июне – октябре 1919 г. – член реввоенсовета 8-й армии, в феврале – августе 1920 г. – начальник Регистрационного управления) докладывал в Полевой штаб РВСР о том, что на первое место выходит разведка в странах Западной Европы, Японии и Америки, для чего «в первую очередь может использоваться и огромная численно русская эмиграция».
В начале Гражданской войны в России силы зарубежной агентурной разведки были весьма незначительными. К сентябрю 1918 года разведывательное отделение Оперативного отдела Наркомата по военным делам имело 34 агента-резидента, всего одну группу, состоящую из шести источников и двух маршрутников. Непосредственно на территории, оккупированной германскими войсками, существовала агентурная сеть, состоявшая из 20 агентов-резидентов, шесть из них имели помощников. В их обязанность входило изучение обстановки в южной части Финляндии, Эстонии и Латвии, наблюдение за воинскими перевозками противника по важнейшим железнодорожным магистралям: Рига – Двинск – Витебск – Смоленск; Варшава – Вильно – Двинск – Псков.
К февралю 1919 года на Регистрационное управление Полевого штаба работало уже 70 агентов, которые поставляли сведения о военных планах и замыслах против России правительств Польши, Германии, Англии, Латвии, Литвы, Франции, Финляндии, Турции, США и Японии. Так, в конце февраля 1919 года военная разведка добыла разработанный финским штабом план наступления на Петроград.

На западном направлении
Разведка Красной Армии имела свои источники в центральных штабах, правительственных кругах и органах контрразведки в разных странах. Ей удалось добыть планы выступления против РСФСР Латвии и Эстонии, сведения о подписании Венгрией и Францией секретных договоров, направленных против Советской России. Резидентура в Турции многое сделала в период Гражданской войны в России для разложения войск Антанты.
В 1919 году значительных результатов достигла, в частности, агентурная сеть разведки 15-й армии, которая охватывала Польшу, Литву, Латвию, Белоруссию и Германию. В том же году для организации подрывной деятельности в Регистрационном управлении была создана группа из бывших эсеровских боевиков – профессиональных подпольщиков, среди которых выделялись А.М. Устинов (племянник П.А. Столыпина, председателя Совета министров Российской империи в 1906–1911 гг.), А.С. Северов-Одоевский и Я.М. Фишман.
В зоне особого внимания военной разведки в те годы находились польское государство и его армия. В секретариате Ленина даже велось специальное делопроизводство, в которое направлялись сведения о Польше. Уже к декабрю 1919 года в тылу польской армии благодаря усилиям штаба Западного фронта агентурная сеть насчитывала 64 агента. Разведка Юго-Западного фронта установила, что польское правительство заключило лишь экономический союз с Деникиным.
Было выявлено, что польская армия плохо подготовлена к зимней кампании: отсутствовали тёплое обмундирование и обувь. Была установлена возможность «усиленного действия польско-литовско-латышских войск против Советской России». Общее состояние польской армии, по данным военной разведки, характеризовалось следующим образом: заметные признаки разложения; повсеместное пьянство и грабёж во фронтовых частях, воровство и взяточничество офицеров и военных чиновников; масштабное дезертирство из прифронтовой полосы; падение дисциплины.
Во второй половине 1919 года были предприняты дальнейшие шаги по созданию агентурных сетей в регионах бывшей Российской империи, ставших иностранными государствами. На 1 декабря 1919 года в агентурной сети разведки Западного фронта имелись девять действующих резидентов и 47 агентов.
Несколько позднее по заданию Полевого штаба и Региструпра член РВС фронта И.С. Уншлихт в короткий срок сумел создать агентурную сеть, получившую название «организация Уншлихта». Она состояла из четырёх резидентур, находившихся в Минске, Вильно, Ново-Свенцянах и Варшаве. В них насчитывалось несколько десятков агентов. Основной задачей этой структуры было ведение разведки в Польше.
К началу 1920 года агентурная сеть Региструпра увеличилась с 70 агентов в феврале 1919 года до 285 человек. В феврале 1920 года начальник Полевого штаба РВСР П.П. Лебедев (в Первую мировую войну генерал-квартирмейстер штаба Западного фронта, генерал-майор) отдал распоряжение начальнику Регистрационного управления
Г.В. Пятакову (руководил управлением в январе-феврале 1920 года) «организовать агентурную разведку в широком масштабе», с выходом за границу сопредельных с Советской Россией государств. Главное внимание следовало уделить выяснению состояния вооружённых сил тех стран, с которыми вероятнее всего могло произойти вооружённое столкновение. К таким на тот момент были отнесены 12 стран: Финляндия, Латвия, Литва, Эстония, Польша, Румыния, Турция, Азербайджан, Армения, Афганистан, Иран, Япония.

Радиоразведка
Первое подразделение радиоразведки – приёмоконтрольная радиостанция – в структуре Регистрационного управления было создано 13 ноября 1918 года. Основная задача, выполнявшаяся станцией, заключалась в перехвате сообщений иностранных информационных агентств на немецком, французском и английском языках от радиостанций Германии, Франции и Великобритании. Перехваченные сообщения направлялись председателю Совета народных комиссаров, начальнику Полевого штаба РВСР и начальникам Оперативного и Регистрационного управлений Полевого штаба.
В своём выступлении 19 мая 1919 года В.И. Ленин отмечал: «Французские газеты попадают к нам редко, потому что мы окружены кольцом, но по радио сведения попадают… мы перехватываем иностранное радио».
В годы Гражданской войны радиоразведка велась фронтовыми и армейскими пеленгаторами и радио­станциями. Именно ими на Восточном фронте было своевременно вскрыто начало подготовки колчаковской армии к наступлению, что сыграло важную роль в подготовке соответствующих ответных действий.
Радиоразведка Туркестанского фронта выявила установление радиосвязи между лидерами Белого движения Деникиным и Колчаком, вскрыла дислокацию белогвардейских штабов Северо-Кавказской армии, астраханского отряда, Каспийского фронта, Донской армии и штаба Деникина. Кроме того, она установила прибытие представителей иностранных военных миссий (начальника британской военной миссии генерала Бриго, главы французской военной миссии генерала Манжена) в ставку Деникина.
В мае-июне 1919 года радиоразведкой Западного фронта была отмечена активизация работы польских радиостанций, в частности варшавской, что позволило сделать вывод о подготовке Польши к участию в боевых действиях на стороне Антанты. На Южном фронте благодаря радиоразведке удалось практически непрерывно вести наблюдение за движением конницы генерала Мамонтова.

…В сложный в военно-политическом и военно-стратегическом отношении период Гражданской вой­ны и иностранной интервенции в нашей стране были сформированы центральный и периферийные органы эффективной военной разведки, созданы агентурные сети в 15 странах Европы, был приобретён первый опыт боевой и оперативной работы.

Иван СЕРГЕЕВ