Если имя тебе командир

image_print

Кавалер ордена Жукова полковник Геннадий Шевченко всей своей службой доказывает верность традициям русского офицерства.

Ранее сирийские артиллеристы в ходе боя практически не меняли своих позиций. Мы подсказали им, как это сделать за считаные минуты.

В столетней биографии Тихоокеанского Краснознамённого ордена Кутузова учебного центра подготовки младших специалистов Восточного военного округа немало имён тех, кто прославил это одно из старейших в стране воинских формирований своими ратными делами. Есть теперь в их числе и имя 45-го по счёту командира полковника Геннадия Шевченко, который за успешное выполнение специальных задач на территории Сирийской Арабской Республики удостоен высокой государственной награды.

От героев былых времён

Полковник Геннадий ШЕВЧЕНКО.

Встреча с Геннадием Вильямовичем началась в редакции нашей газеты, а закончилась в музее боевой славы учебного центра. Собственно, с посещения этого музея, куда его пригласил председатель Совета ветеранов соединения полковник в отставке Владимир Иванович Маковский, он и начал год назад своё знакомство с новым местом службы.

– Я знал, что иду служить в прославленное соединение, с богатой боевой историей, – говорит полковник Шевченко. – И тем более было радостно видеть, как старательно оберегается здесь память о людях и героических событиях минувших лет. Это достойно самого высокого уважения. Ведь в экспозиционных залах музея скрупулёзно собраны экспонаты, в которых нашли отражение и волочаевские дни, и фронтовые будни, и события на Даманском, участниками которых были наши предшественники. И очень хорошо, что не только нынешние новобранцы, но и молодые офицеры начинают свою службу в учебном центре со знакомства с его историей, славными традициями.
Не будет лишним добавить к сказанному, что этот музей является одним из центров военно-патриотического воспитания военнослужащих гарнизона и молодёжи города Хабаровска. Здесь проходят торжественные мероприятия, связанные с приведением к военной присяге будущих защитников Отечества, встречи с ветеранами Великой Отечественной войны и военной службы, участниками локальных войн и вооружённых конфликтов, слёты военно-патриотических клубов и другие общественно значимые мероприятия. Кроме того, около трёх тысяч человек в год посещают музей с экскурсиями.

Не только нынешние новобранцы, но и молодые офицеры начинают свою службу в учебном центре со знакомства с его историей, славными традициями

Ранее сирийские артиллеристы в ходе боя практически не меняли своих позиций. Мы подсказали им, как это сделать за считаные минуты. Фото Ольги БАЛАШОВОЙ.

Раньше полковнику Шевченко не приходилось иметь дело с учебными подразделениями.
– До этого я служил в частях, где личный состав занимается только плановой боевой подготовкой, – поделился он. – Здесь же мы готовим командиров отделений, командиров танков, снайперов, разведчиков, наводчиков-операторов боевых машин, механиков-водителей… Если посчитать все специальности, которые даёт наша «учебка» своим выпускникам, то наберётся более трёх десятков. Этим обусловлены и некоторые нюансы в нашей работе. Большей частью трудности связаны с регулярной ротацией личного состава: надо принять новое пополнение курсантов, распределить по учебным подразделениям в соответствии с предназначением и так далее. Но офицерский коллектив имеет большой опыт в этом деле, так что серьёзных неувязок удаётся избежать.
Кроме всего прочего, в нынешнем году полковнику Шевченко довелось участвовать в довольно хлопотных мероприятиях, связанных с празднованием столетия окружного учебного центра. Но это Геннадий Вильямович считает почётным делом. Он принял деятельное участие в издании книги «Мы – тихоокеанцы!», посвящённой юбилею ОУЦ, в создании «Аллеи Героев». Всё это, по мнению офицера, будет способствовать сохранению и продолжению славных традиций, переданных нам в наследство старшими поколениями защитников Отечества.

Выбор есть всегда
Родился Геннадий Шевченко на Украине, в небольшом, но очень уютном городке Хмельницком.
– Сам я из семьи военнослужащего, поэтому вопрос, по чьим стопам пойти, можно сказать, не стоял, – вспоминает он. – Хотя, честно признаться, мысли о том, чтобы выбрать гражданскую профессию, порой посещали. Ведь гарнизонная жизнь с частой сменой школ, прощанием с друзьями – это тоже своего рода испытание. А нам с отцом пришлось немало помотаться по гарнизонам: Сибирь, Монголия, Германия… «Приземлились» в Одесском военном округе. Вот там и было окончательно решено: поступаю в военный вуз! К тому же в Новосибирское высшее военно-политическое училище, которое я выбрал, в тот год поступали ещё пять моих одноклассников. Это тоже сыграло свою роль…
Поступление в престижное в те времена военно-политическое училище далось юноше в принципе легко: сказались хорошая подготовка по общеобразовательным предметам, физическая закалка. Правда, нельзя сказать, что первые месяцы курсантской жизни прошли без сучка и задоринки: привычку подчиняться командирам, беспрекословно выполнять приказы, строго следовать требованиям уставов надо было ещё выработать. И всё же курсантские годы полковник Шевченко, собственно, как и все служивые, вспоминает с ностальгией.

Миссия наших специалистов в Сирии всё больше приобретает характер миротворческий, чему способствует работа Центра по примирению враждующих сторон и Центра приёма, распределения и размещения беженцев

– У меня за плечами две академии, общевойсковая и Академия государственной службы при Президенте Российской Федерации, но годы, проведённые в военном училище, вспоминаются с особым чувством, – признаётся Геннадий Вильямович.
…Первым местом офицерской службы для Шевченко стал 134-й гвардейский мотострелковый полк Ленинградского военного округа. Там и прошло его лейтенантское становление. Своё прибытие в подразделение, приём дел и должности он вспоминает с улыбкой: «В подчинении – шесть десятков человек, а по национальностям представлен чуть ли не весь Советский Союз: азербайджанцы, армяне, грузины… Одним словом, «дружба народов».
Кстати, в ту пору молодой офицер стал изучать языки, и впоследствии эти знания весьма пригодились. Тогда же, по его словам, был избран и метод управления воинским коллективом, причём такой, которому не изменял потом ни разу.
– Метод этот простой – «делай как я», – поясняет полковник Шевченко. – Ему я следую всю свою службу. В моей роте (это был 1989 год) оказалось немало афганцев – военнослужащих по призыву, выведенных в составе Ограниченного контингента в Союз, но по срокам службы пока не подлежащих увольнению в запас. Люди собрались своеобразные, с характером. К тому же многие были ранены войной, как говорится, в душевном плане. Заработать авторитет у этих молодых ветеранов можно было лишь в том случае, если ты чего-то стоил как профессионал на огневом рубеже, на спортивной площадке, на марш-броске… Именно тогда я окончательно убедился: если ты – командир и чётко знаешь, чему учить солдат, можешь не просто рассказать, но и показать, что и как надо делать, то результат непременно будет.
Кстати, об огневом рубеже. В те годы действовала установка: первыми упражнения учебных стрельб должны выполнять командиры – прежде всего рот и взводов. Понятно, что отстрелять надо было не иначе как на отлично. Такую проверку боем прошёл, причём весьма успешно, и лейтенант Шевченко. Так, исповедуя принцип «делай как я», и преодолевал он ступени служебной лестницы – от командира взвода до командира мотострелкового соединения.
Собственно, и женился наш герой, если можно так сказать, по-военному. В своём первом лейтенантском отпуске Геннадий дал на раздумье симпатичной девушке Анюте всего две недели. Расписались через три дня после подачи заявления вместо положенных для такого случая нескольких недель ожидания: надо было на службу. Ну а через что довелось пройти этой офицерской семье за время скитаний по разным, в основном отдалённым, гарнизонам (к нынешнему месту службы они прибыли с Сахалина), известно только им двоим…

У каждого мгновенья свой резон
Командировки в особые, скажем так, районы у Геннадия Шевченко случались и до сирийских событий. Приднестровье в 1992 году, Югославия в конце 1990-х, Южная Осетия в 2008-м…

Если ты командир и чётко знаешь, чему учить солдат, можешь не просто рассказать, но и показать, что и как надо делать, то результат непременно будет

Конечно, каждая такая командировка оставила свои отметины и в памяти, и в душе. Но, как поётся в известной песне, у каждого мгновенья свой резон… Так вот, во время событий на Кавказе был момент, который, по словам офицера, запомнился на всю оставшуюся жизнь.
– Я тогда был командиром роты, выполнял задачи в составе миротворческих сил, – вспоминает Геннадий Вильямович. – Однажды в зоне ответственности нашего подразделения произошло ЧП: грузины захватили автобус с детьми, по сути, взяли их в заложники. Таким образом они отомстили за то, что осетины якобы угнали у них стадо коров…
Ситуация глупейшая – где дети, а где коровы? Но времени на размышления о природе человеческой непорядочности у старшего лейтенанта на тот момент не было. Преступники могли сотворить со своими жертвами всё что угодно. И тогда наш офицер предложил себя в качестве заложника, а автобус с ребятишками отпустить.
– Тем временем личный состав нашей роты был направлен в населённый пункт, где и произошёл инцидент с домашним скотом, – продолжает полковник Шевченко. – Начали искать этих злосчастных коров. Мне же бандиты заявили прямо: не найдётся пропажа – отрежут голову. Коров тогда, к счастью, отыскали, а детей отпустили. Конфликт был исчерпан, хотя ситуация грозила перейти в реальное вооружённое столкновение.
Потом в жизни Шевченко было ещё немало острых моментов.
– Я свои действия в Южной Осетии подвигом не считаю, как, впрочем, и во всех других командировках, – говорит он. – Нас для того и готовят, чтобы мы умели принять в нужный момент грамотное решение, а потом так же грамотно реализовывать его.
Ещё чему научился офицер при выполнении задач в особых районах – это не делить вопросы на важные и второстепенные.
– На войне, какую бы ты задачу ни решал, мелочей быть не может, – считает полковник. – В боевой обстановке любое, даже, казалось бы, самое незначительное упущение может стоить кому-то жизни. И ты понимаешь эту ответственность и, исходя из этого понимания, строишь стратегию и тактику своих действий и поступков.
В Сирии полковник Шевченко выполнял обязанности военного советника. Известно, что российским офицерам и генералам, командированным в этот регион, приходится выполнять широкий спектр задач. Причём замечено: уже само их присутствие прибавляет сирийским бойцам и командирам уверенности в своих силах.
К счастью, сегодня миссия наших специалистов в Сирии всё больше приобретает миротворческий характер. Этому способствует работа развёрнутых при участии России Центра по примирению враждующих сторон и Центра приёма, распределения и размещения беженцев. Российские специалисты передают сирийцам свои знания, навыки, помогают им наладить теперь уже мирную жизнь.

С молитвой о Сирии и о мире
Конечно, и сейчас боевых задач ещё хватает. А в то время, когда полковник Шевченко находился в командировке, их приходилось решать практически каждый день. И надо сказать, что наши советники привнесли в практику действий сирийских войск немало полезных новшеств. Например, был радикально изменён порядок применения артиллерии.
– Ранее сирийские артиллеристы в ходе боя практически не меняли своих позиций, вследствие чего противник имел возможность пристреляться и нанести точечный удар, – вспоминает Геннадий Вильямович. – Избежать этого можно было путём оперативного перемещения артиллерийских средств. Мы подсказали сирийцам, как это сделать за считаные минуты. Учили их также премудростям маскировки, имитации, оборудования ложных позиций. Потери сразу уменьшились. Справедливости ради надо сказать, что и мы многое перенимали у сирийских военных, ведь их опыт реальной боевой работы трудно переоценить.
Командировка 2016 года (Шевченко побывал в Сирии дважды) запомнилась не только боевыми операциями, но и вполне мирной миссией. Нашим военным было поручено оказать содействие в организации концерта Симфонического оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева в освобождённой от террористов Пальмире.
– Я был назначен ответственным за безопасность мероприятия. Тогда, если помните, был даже организован видеомост с Сочи, по которому на связь с Пальмирой вышел Владимир Владимирович Путин. Личному составу нашей группировки надлежало обеспечить боевое охранение места проведения концерта, ставшего, как скажут потом, своеобразным сигналом миру о том, что российское присутствие в Сирии несёт надежду и стабильность.
Кстати, мало кто знает, что звуки музыки тогда раздавались буквально в нескольких километрах от тех мест, где ещё продолжались бои и звучали совсем иные «мелодии». А ведь оберегать пришлось не только музыкантов с мировым именем, но и свыше ста иностранных журналистов, освещавших это историческое событие. Вокруг амфитеатра было создано три кольца оцепления, грамотно распределён личный состав, размещено вооружение. Безопасность была обеспечена на самом высоком уровне.
«С молитвой о Пальмире. Музыка оживляет древние стены» – такими стали название и девиз выступления оркестра легендарной Мариинки на сирийской земле. Это была победа – пусть локальная, но крайне важная для всего человечества. И она не была бы возможной без участия российских военных, которые сначала бережно разминировали эти древние стены, а затем обеспечили гостям и музыкантам безопасность. «Пальмира вновь обрела душу», – говорили тогда многие. И на это трудно было что-то возразить.

Эхо далёких взрывов
Вторая командировка Геннадия Шевченко в Сирийскую Арабскую Республику (2017 год) выдалась не менее сложной и напряжённой. За восемь месяцев офицер побывал во многих провинциях, объездил чуть ли не всю страну. Он был назначен советником командира бригады добровольческого штурмового корпуса (в дальнейшем – советником заместителя командира корпуса по боевым действиям). Работать пришлось и на уже знакомом направлении Пальмиры.
– За то время, когда я был советником командира бригады, мы не потеряли ни одного нашего специалиста, – рассказывает полковник Шевченко.
Довелось ему послужить и с генерал-лейтенантом Валерием Асаповым, возглавлявшим группу российских военных советников.
– Вместе прошли с боями километры вдоль Евфрата, – вспоминает Геннадий Вильямович. – Мы ведь земляки, служили в одном военном округе. Как-то раз, уже на Евфрате, сфотографировались на память. Кто ж знал, что тот снимок окажется последним…
Спустя несколько дней в результате миномётного обстрела боевиками командного пункта сирийских войск генерал-лейтенант Валерий Асапов погиб.
– Война оставляет свой след и на тех, кто вернулся домой невредимым, – вздыхает полковник Шевченко. – Порой обычная гроза воспринимается как эхо тех далёких взрывов.
Да, проверку Сирией прошли многие солдаты и офицеры нашей армии. «В борьбе с международным терроризмом, с этой абсолютно глобальной угрозой, наши солдаты и офицеры действовали мужественно, профессионально, эффективно, показали качественно возросшие современные возможности Вооружённых Сил России и внесли, без всяких сомнений и преувеличений, решающий вклад в разгром наиболее боеспособной группировки международных террористов», – подчеркнул Президент РФ Владимир Путин, выступая на прошедшем под занавес минувшего года расширенном заседании Коллегии Министерства обороны.
Что же касается непосредственно полковника Шевченко, то приобретённый в Сирии и других горячих точках опыт он активно и творчески использует в работе с командным составом окружного учебного центра. А ещё он являет собой блестящий пример для двоих подрастаю­щих сыновей, которые, что называется, с малых ногтей мечтают и готовятся стать офицерами России.

Ольга ГРЕБЕНЮК