Идут они к высокому небу не зря

image_print

Третье лето подряд Краснодарское высшее военное авиационное училище лётчиков имени Героя Советского Союза А.К. Серова распахивает свои двери для девушек-абитуриентов.

Беседа с начальником училища генерал-майором Сергеем РУМЯНЦЕВЫМ.

Ещё нет восьми часов утра, а у КПП № 1, где установлен самолёт-памятник Су-22, горделиво устремлённый в небо, как ракета, необычайное оживление. Это родители абитуриентов в волнении ожидают резуль­татов вступительных испытаний. Южное солнце начинает подниматься всё выше, становится жарче, поэтому мамы и папы перемещаются в тень от большой ели. Отбор в лётное училище намного более суровый, чем в любой другой вуз: с каждым днём кандидатов для зачисления в курсанты становится меньше. Для одних это – полное разочарование, а для других – повод найти новую мотивацию и попытать счастья на будущий год. В числе тысячи с лишним абитуриентов КВВАУЛ в этом году было и полсотни девушек.

Третий набор
Два года назад по решению министра обороны России генерала армии Сергея Шойгу лётное училище в Краснодаре стало 13-м высшим учебным заведением военного ведомства, куда могли поступать девушки. Тогда более двухсот кандидатов женского пола претендовали на 15 мест. К прохождению врачебно-лётной комиссии, психолого-педагогическому отбору и сдаче нормативов по физической подготовке были допущены чуть менее половины желавших обучаться на лётных специальностях – 118 девушек. Зачислены же были 16 представительниц прекрасного пола. Вследствие высокой конкуренции между кандидатами приёмная комиссия ходатайствовала перед министром обороны о дополнительном месте для абитуриентки, ставшей 16-й в итоговом рейтинге, но уступившей заветному 15-му месту всего один балл.
В 2018 году состоялся второй женский набор. Причём сразу десять из тех, кто не по­ступил годом ранее, опять приехали в Краснодар. Кому-то, как Марии Кузиной из Брянска, удалось осуществить мечту со второй попытки, а вот Яне Зай­цевой из Ставропольского края снова не повезло. Прошлым летом погоны небесного цвета с буквой «К» были вручены 15 девушкам. Среди тех, кто пытался поступить во второй раз, была и Анна Макарова. Неудача не охладила её пыла и стрем­ления оказаться за штурвалом воен­ного самолёта, поэтому в 2019 году она в третий раз пробует свои силы, чтобы всё-таки стать курсантом.
Командование училища по истечении первого года обучения отмечало, что результаты сессий наглядно показывали: старания и мотивации будущим лётчицам не занимать – их средний балл был выше, чем у юношей. Такая же картина сохранилась и в завершающемся учебном году.
Девушки-курсанты первого набора летом нынешнего года начали сдавать зачёты для получения допуска к предстоящим полётам по учебной программе. Чуть больше месяца назад нынешние второкурсницы совершили десантирование с вертолёта Ми-8 с высоты чуть менее одного километра, имитируя аварийное покидание воздушного судна.
А 20 июня этого года стало для наследниц Марины Попович и Светланы Савицкой поистине судьбоносным. Во время Прямой линии с Владимиром Путиным курсант Алла Самкова поинтересовалась у главы государства, получит ли она и её сослуживицы возможность осваивать другие рода авиации, кроме военно-транспортной, в частности истребительную и оперативно-тактическую. Ответ президента, который заверил девушек, что не видит преград в расширении возможностей их обучения, наверняка обнадёжил Аллу и её подруг.
В июле 2019 года на улицу Дзержинского, дом 135/1, где дислоцируется училище, снова приехали те, кто предпочёл профессию, которую до недавнего времени называли исключительно мужской.

Барокамера и кресло Барани
Повышенные требования к состоянию здоровья лётчиков – то, с чем всегда приходится сталкиваться желающим связать свою судьбу с небом. Помимо углублённого осмотра врачами-специалистами, среди которых особо выделяются офтальмолог, стоматолог и кардиолог (за штурвалом самолёта у человека не должно быть никаких проблем со зрением, прикусом, из-за неправильности которого невозможно использовать средства кислородного оборудования, и сердечно-сосудистой системой), кандидатов ждут исследования в барокамере и на кресле Барани.
Удаётся пообщаться с несколькими абитуриентами-девушками прямо в коридоре поликлиники, где проходит медицинская комиссия.
Мария Олейник приехала поступать в училище из станицы Кущёвская, что на севере Краснодарского края.
– В 7-м классе пришло осознание, что хочу стать военным лётчиком, защищать свою Родину, – признаётся Мария. – В нашем населённом пункте располагается авиационный городок (учебная авиационная база КВВАУЛ. – Прим. авт.). С самого детства надо мной летали самолёты, а звук их двигателей всегда радовал мощью и неистовством.
Определяющим, по её словам, стал тот день, когда она возвращалась с тренировки по велосипедному спорту, а самолёты с базы в этот момент выполняли упражнения. «Не могла оторваться от увиденного. Поняла, что хочу сидеть в кабине и управлять многотонной машиной», – вспоминает абитуриент Олейник, добавляя, что это вдохновение она пронесла через старшие классы школы и ни на секунду не сомневалась в своём выборе – стать лётчиком истребительной авиации.
Профессиональный психологический отбор Мария прошла, остаётся медицинское обследование и физическая подготовка. Но за последнюю она не переживает, уверенно говорит, что сможет набрать максимальное количество баллов. А вот перед заходом в барокамеру она немного волновалась.
Барокамера представляет собой металлический отсек, в котором создаётся давление большее или меньшее, чем атмосферное. В случае с поступающими на лётные специальности имитируется подъём на высоту 5000 метров со скоростью 15–20 метров в секунду. Испытуемые проходят тестирование в шлемофонах. Уже на отметке около 500 метров начинает закладывать уши. Виртуальный полёт длится 20 минут, и за это время специалисты получают информацию о реакции организма на созданные условия.
Ещё одно захватывающее испытание – тест на кресле Барани (названо в честь австро-венгерского отоларинголога Роберта Барани, Нобелевского лауреата 1914 года). Это медицинское диагностическое оборудование в виде специального вращающегося стула, предназначенного для исследования функционального состояния вестибулярного аппарата – органа равновесия, расположенного во внутреннем ухе. Очевидно, что для будущего лётчика вестибулярная устойчивость – один из важнейших факторов, определяющих способность к управлению летательным аппаратом. Диагностика осуществляется путём вращения испытуемого в кресле вокруг оси.

Повышенные требования к состоянию здоровья лётчиков – то, с чем всегда приходится сталкиваться желающим связать свою судьбу с небом

Девушки, мечтающие о небе, должны обладать высоким уровнем физической готовности.

…Москвичка Маргарита Короткова влюбилась в небо в 9-м классе, когда впервые прыгнула с парашютом. Желание стать военным лётчиком укрепилось в ней, когда парашютный спорт стал для неё настоящим увлечением – одним прыжком девушка не ограничилась. Удивительно, что другое увлечение Риты – игра на арфе.
– В первом классе, когда родители отдали меня в музыкальную школу, передо мной встала дилемма – учиться на фортепиано или арфе, – рассказывает абитуриент Короткова. – Но фортепиано – это как-то банально, почти все учатся в музыкальных школах на этом инструменте. А вот арфа – совсем другое дело.
Собственно, и профессия военного авиатора привлекла Маргариту своей необычностью и романтикой. Удастся ли ей в случае поступления продолжить музицировать на арфе, моя собеседница ещё не размышляла, потому что музыка сейчас отошла на второй план. Но, возможно, у неё получится совмещать оба дела – и учиться летать на самолёте, и играть на арфе.
По словам Маргариты, тестирование на кресле Барани было довольно сложным для неё, но всё завершилось успешно.
Бегать и принимать решения нужно быстро
Профессиональный психологический отбор в лётных вузах Министерства обороны длится три дня. Специфика подготовки военных лётчиков такова, что приёмной комиссии необходимо исключить не только тех кандидатов, кто не отвечает медицинским требованиям, но и ту категорию, что не удовлетворяет психологическим и морально-деловым качествам, предъявляемым будущим курсантам. К тому же этот отбор даст представление о предназначении абитуриентов к обучению в зависимости от рода авиации.
С учётом особенностей женского организма крайне важно, чтобы девушки научились регулировать своё эмоциональное состояние, поскольку от этого зависит работа в стрессовых ситуациях, встречающихся у лётчиков повсеместно как во время взлёта, так и в течение горизонтального полёта и посадки. Захлестнувшие эмоции и эйфория от первого полёта могут привести к тому, что курсант в этом полёте может не услышать ни команд инструктора, ни команд группы руководства полётами.
По признанию абитуриентов-девушек, профотбор для них – экзамен куда более сложный и непредсказуемый, чем ВЛК или физическая подготовка. «На сложной аппаратуре проверяют умение действовать в стрессовой ситуации, решать несколько задач одновременно, прогнозировать развитие событий по едва заметным признакам», – объясняет Ольга Кожухова из Челябинска, уточняя, что даже изучение инструкции превращается в тест. «Её надо успеть прочитать и усвоить за весьма ограниченное время», – добавляет она.
Ольга открыла для себя профессию лётчика, когда впервые побывала на аэродроме Шагол, рядом с которым располагается филиал ВУНЦ ВВС «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина», готовящий лётных штурманов и офицеров боевого управления. Чувства от увиденной техники, взмывающей в небо, что называется, овладели ей, и в скором времени в местной авиашколе ДОСААФ она прыгнула с парашютом. Всего на её счету уже четыре прыжка.

От будущего лётчика требуется стопроцентное зрение.

– Когда приехала поступать в Краснодар, то сразу же увидела девушек первого и второго курсов, что обучаются здесь, – го­ворит Ольга. – У них такая красивая форма! Очень хочу, чтобы и у меня появилась возможность надеть её.
Если профотбор нацелен определить способности к обучению, то проверка физической готовности даст ответ на вопрос, в состоянии ли кандидаты выдерживать неминуемые нагрузки, связанные с освоением лётной специальности. Из нынешних абитуриентов одна обладает званием мастера спорта России по кикбоксингу, четыре девушки – кандидаты в мастера спорта, у пятнадцати в наличии спортивные разряды, 21 имеет знак «Готов к труду и обороне». Для большинства поступающих бег на 100 метров, 1 км и наклоны туловища из положения лёжа за одну минуту не стали камнем преткновения.
Алина Обухова из Ростова-на-Дону – из тех, кто поступает повторно. Год назад её постигла неудача, но на настрое стать лётчиком это не сказалось.
– В детстве, когда мои сверстницы играли в куклы, я предпочитала самолёты, причём военные, – рассказывает она. – Гражданские, пассажирские мне не очень нравились. А однажды я оказалась в аэроклубе и после полёта с инструктором загорелась идеей поступить в военное училище лётчиков. Так что когда два года назад узнала о решении министра обороны, открывшем дорогу в авиа­цию девушкам, то укрепилась в мысли поступать в Краснодарское училище.

По признанию девушек-абитуриентов, профотбор для них – экзамен куда более сложный и непредсказуемый, чем ВЛК или физическая подготовка

Интерес Кристины Солнце из Москвы к авиации начался с физики. Выиграв олимпиаду, она отправилась на авиационную смену в лагерь «Артек», после чего возникло желание углубить свои знания не только в теории, но и на практике, связанной с навыками управления летательными средствами.
– После знакомства с чертежами, компоновкой и оборудованием самолёта, изучения аэродинамики, чем увлекаюсь последние годы, я поняла, что мне хочется попробовать себя в качестве пилота, – не по годам зрело говорит Кристина. – Только что побывала за штурвалом тренажёра Л-39. Надеюсь, что в следующий раз сяду в его кабину уже курсантом краснодарского училища.

Девушки ждут первых полётов

В барокамере имитируется подъём на высоту 5000 метров.

– Июль – традиционная для нас напряжённая пора. Мы осуществляем очередной набор абитуриентов. Третий год подряд в их числе присутствуют и девушки, – рассказывает начальник Краснодарского высшего военного авиационного училища лётчиков имени Героя Советского Союза А.К. Серова генерал-майор Сергей Румянцев. – Желаю им всем приложить максимум усилий для того, чтобы осуществить свою мечту – стать сначала курсантом нашего училища, а затем продолжить службу в одной из авиационных частей наших Воздушно-космических сил.

– Наши девушки-курсанты признаются, что учёба даётся им легко. Чего не скажешь о юношах – может сложиться впечат­ление, что для них учёба – намного более трудное испытание, – продолжает генерал-майор Румянцев. – Но нельзя не признать, что девушки очень мотивированны. Именно этим можно объяснить их желание обучаться не только по профилю военно-транспортной авиации, но и других родов. С августа начнётся практическая реализация вопроса, связанная с обучением девушек в качестве лётчиков истребительной, бомбардировочной и штурмовой авиации.
По словам начальника училища, сейчас вносятся изменения в учебную программу, которые уже весной 2020 года позволят здесь, в Краснодаре, приступить девушкам к полётам. «Это даст новые представления о физиологических возможностях обучаемых, а также об их предназначении для других родов авиации. Двадцать учебных часов, запланированных на эти полёты, будет достаточно», – пояснил генерал-майор Румянцев.
Кто именно из сегодняшних абитуриентов третьего набора окажется за ручкой управления настоящего военного самолёта, станет известно уже в ближайшие дни. К 1 августа 15 лучших девушек, прошедших испытания, зачислят в состав училища.

Леонид ХАЙРЕМДИНОВ, «Красная звезда» 

Фото автора.
Краснодар