Из когорты творцов Победы

image_print

К 120-летию со дня рождения Ф.И. Голикова.

Маршал Ф.И. ГОЛИКОВ.

Имя Маршала Советского Союза Филиппа Голикова широко известно в нашей стране. Он по праву занимает достойное место среди отечественных военачальников и теоретиков военного дела. Судьба уготовила Филиппу Ивановичу долгий и тернистый жизненный путь, на котором ему пришлось выдержать немало испытаний. Голикова всегда отличали выдержка и спокойствие в самых сложных условиях, мужество, сильная воля и высокие организаторские качества. И хотя этого человека давно нет среди нас, память о нём не меркнет. Его жизнь и деятельность служат достойным примером беззаветного служения Отечеству, образцом чести и верности воинскому долгу.

Филипп Иванович родился 16 (2) июля 1900 года в семье сельского фельдшера в деревне Борисова Камышловского уезда Пермской губернии (ныне – Катайский район Курганской области). Учился в гимназии в Камышлове.

В неполные 18 лет вместе с отцом Иваном Николаевичем он был принят в партию большевиков, а с началом Гражданской войны летом 1918 года добровольно вступил в ряды Красной Армии. В составе 1-го Крестьянского Коммунистического полка «Красные орлы» Голиков храбро сражался на Урале. За отличия в боях с белогвардейцами и белочехами в октябре 1918 года красноорловский полк был одним из первых награждён Почётным революционным Красным Знаменем ВЦИК. Ассистентом знаменосца был красноармеец Голиков.

Лагерь Татищево. 1933 г.

Командование части отметило творческие задатки у Филиппа, и молодой красноармеец был назначен полковым корреспондентом в дивизионную газету «Окопная правда» и в газету 3-й армии «Красный набат». В начале 1919 года он окончил военно-агитаторские курсы в Петрограде и стал агитатором в полковой пулемётной команде 10-го Московского стрелкового полка Особой бригады 3-й армии Восточного фронта, а с лета 1919 года – секретарём политотдела бригады, затем инструктором-организатором по работе политотдела 51-й стрелковой дивизии.

В короткие минуты привалов, во время затишья в боях, Голиков заносил в дневник многое из того, что он видел и испытал. Эти записи почти через 40 лет легли в основу книги «Красные орлы», которую автор посвятил бойцам, командирам и политработникам 3-й армии Восточного фронта.

В сентябре 1918 года в период тяжёлых боёв с белогвардейцами у посёлка Реж на Урале Голиков запишет: «Не только у нас, бойцов, но и у командиров военное образование недостаточное: кто побывал в учебной команде, кто учился на фронте. Однако мы побеждаем и будем побеждать. Уверенность в своей правоте, ненависть к угнетателям, беззаветная отвага – вот что помогает нашим красным смельчакам громить врагов во славу и во имя революции».

После окончания Гражданской войны более десяти лет Филипп находился на политической работе в войсках Приуральского, Западно-Сибирского, Сибирского, Ленинградского, Приволжского военных округов. Прошёл путь от агитатора соединения до начальника политотдела стрелковой дивизии. В 1931 году он окончил экстерном военную школу и был переведён на командную работу.

Позднее в 1944 году в письме к И.В. Сталину с просьбой отправить его на фронт Ф.И. Голиков писал о том периоде службы: «Чем дальше, тем больше крепло и росло моё стремление стать командиром. Будучи комиссаром 32-й стрелковой дивизии, я хотел пойти командиром батальона и, наконец, в 1931 году был назначен в строй командиром полка. 95-й стрелковый полк, которым я командовал, в первый же год завоевал и оба года держал первенство во всем округе среди стрелковых полков».

С М.И. Калининым.

За успешное командование полком в феврале 1933 года Ф.И. Голиков был награждён первой наградой – орденом Красного Знамени.

В этот же период он заочно окончил военную академию имени М.В. Фрунзе. С 1933 по 1936 год Филипп Иванович командовал стрелковой дивизией в Приволжском военном округе, затем отдельной механизированной бригадой, а с июля 1937 года – 45-м механизированным корпусом Киевского военного округа, одним из самых боеспособных соединений Красной Армии.

В январе 1938 года Ф.И. Голиков возвращается на политическую работу и назначается членом военного совета – начальником политуправления Белорусского военного округа с присвоением звания корпусного комиссара. Через полгода избирается членом бюро ЦК компартии (большевиков) Белоруссии.

Тяжёлое время репрессий в Вооружённых Силах не обошло и будущего маршала. В 1938 году Филипп Иванович был снят с должности, переведён в распоряжение управления по комсоставу РККА и чудом избежал дальнейших репрессий – его спас нарком Ворошилов, отказавшийся подписать необходимые для ареста бумаги. Климент Ефремович помнил Голикова по инспекции его дивизии несколькими годами ранее и знал его как отличного командира. Очевидно, без наркома не обошлось и последующее восстановление Ф.И. Голикова в кадрах Красной Армии. В ноябре 1938 года его возвращают в Киевский особый военный округ и назначают командующим войсками Винницкой армейской группы, переформированной с началом Второй мировой войны в сентябре 1939 года в Волочинскую армейскую группу Украинского фронта (затем в Восточную группу и 6-ю армию). В её составе он участвует в Польском походе РККА. В соответствии с директивой НКО СССР и НГШ РККА армейская группа под его командованием действовала на важнейшем Львовском направлении.

Войскам запрещалось обстреливать и подвергать бомбардировке населённые пункты, а также вести боевые действия против польских войск, если они не оказывают сопротивления. Проводилась большая разъяснительная работа с красноармейцами, особо обращалось внимание на то, что они идут в Западную Белоруссию и на Западную Украину не как завоеватели, а как освободители украинских и белорусских братьев.

Красная Армия не стремилась к военным столкновениям с польской армией. Как писал начальник генерального штаба Войска Польского В. Стахевич, польские части были «дезориентированы поведением советских солдат… Они не стреляют, к нашим относятся с демонстративной симпатией, делятся папиросами, всюду повторяют, что идут на помощь Польше». Тем не менее, организованное сопротивление частям Красной Армии было оказано польским гарнизоном, полицией, жандармерией и ополчением у города Сасова, на подступах к Львову, а также в некоторых других населённых пунктах. Местное же украинское, белорусское и еврейское население оказывало содействие частям Красной Армии.

Ф.И. Голиков и постпред СССР И.М. Майский в Лондоне. 9 июля 1941 г.

В штабе командующего Восточной группы Ф.И. Голикова в Винниках (вблизи Львова) представителями командования Украинского фронта (командующий артиллерией фронта комбриг Н.Д. Яковлев) и германским командованием (командир 2-й немецкой горной дивизии) велись напряжённые переговоры об установлении демаркационной линии и отводе немецких войск от Львова.

Польский поход Красной Армии в первую очередь был обусловлен соображениями самозащиты. Главная цель – отодвинуть театр будущих военных действий с фашистами от своих важных центров Киева, Минска, Ленинграда, Москвы – была достигнута.

До июля 1940 года Ф.И. Голиков продолжал командовать 6-й армией, штаб которой дислоцировался во Львове. Вот что он позже рассказывал о том этапе своей жизни: «Работой в 6-й армии я был очень увлечён. Ведь со дня воссоединения западных областей Украины с Советским Союзом в сентябре 1939 года не прошло и года, и лето сорокового было очень горячим: приближение опасности для нашей Родины чувствовалось сильнее и сильнее. Все мы были целиком захвачены повышением боевой готовности и строительством оборонительных укреплений на нашей новой границе».

Особой страницей в военной биографии Филиппа Ивановича стало участие в битве  под Москвой

Неизвестно как бы сложилась судьба Филиппа Ивановича, если бы он продолжил командовать 6-й армией. В начальный период Великой Отечественной войны в сражении под Уманью она попала в окружение. Руководство, включая нового командующего генерал-лейтенанта И.Н. Музыченко, было взято в плен или погибло.

В военной же карьере 40-летнего генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова произошли крутые изменения. 11 июля 1940 года приказом НКО СССР он был назначен начальником 5-го управления Красной Армии, переименованного в конце июля в Разведывательное управление и включённое в состав Генерального штаба Красной Армии. Сам Филипп Иванович справедливо характеризовал эту должность как острейший участок деятельности. Нелишне напомнить, что пять предшественников Голикова на этом ответственейшем посту были сняты с должности и расстреляны.

Массовые репрессии в Красной Армии нанесли значительный удар по военной разведке. Тем не менее Разведывательное управление и созданная им разветвлённая разведывательная сеть оказались в состоянии обеспечивать высшее командование Красной Армии и советское правительство надёжной информацией практически по всем важным вопросам. Как отмечал Ф.И. Голиков, в пяти сводках в первые пять месяцев 1941 года Разведуправление неоднократно представляло обстоятельные данные об общей группировке и конкретной дислокации германской армии по всем театрам военных действий и оперативно-стратегическим направлениям.

Об этом со всей убедительностью говорит, например, одна из последних перед нападением гитлеровской Германии на СССР разведсводка от 15 июня 1941 года. Приложенная к ней подробная схема наглядно вскрывает группировку немецких войск в Восточной Пруссии, Польше, Словакии и Закарпатской Украине от нашей границы вплоть до района Данциг, Познань, Торн, Эльбинг, то есть на глубину стратегического порядка в 400 км. Всего здесь было выявлено 105–107 дивизий, включая 11 танковых и 10 моторизованных. Были определены и зафиксированы места нахождения штабов семи армий, двадцати двух корпусов и семидесяти пяти дивизий. В подавляющем большинстве были установлены номера этих дивизий и армий, а также номера половины корпусных управлений. По данным Разведуправления общий состав сил Германии, развёрнутых и предназначенных для начала действий против Советской армии, на 1 июня 1941 года составлял не менее 150–155 немецких дивизий. При этом сводка № 5 указывала, что «германское командование продолжает сосредоточение войск в пограничной полосе с СССР, производя массовые переброски частей из глубины Германии, оккупированных стран Западной Европы и с Балкан».

Деятельность генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова в должности начальника Разведывательного управления была отмечена орденом Ленина.

Через две недели после начала войны Голикову была поставлена очередная сложная задача. Как руководитель разведки, заместитель начальника Генерального штаба (начальник Генштаба Г.К. Жуков) он был направлен в Великобританию и в США в качестве руководителя советской военной миссии, где провёл несколько раундов переговоров о военных поставках для СССР и открытии второго фронта. Накануне командировки на Британские острова Голикова вызвал Верховный Главнокомандующий ВС СССР И.В. Сталин, продиктовавший, какие именно виды вооружения и стратегических материалов следует добиваться от англичан: зенитные и противотанковые орудия, пулемёты, винтовки, острую потребность Красная Армия испытывала также в самолётах, авиационных бомбах, горючем и других стратегических материалах. Чтобы побудить партнёров к встречным шагам, советская сторона согласилась, в случае совместной операции на Севере, взять на себя обеспечение английских войск и сил флота горючим, продемонстрировать нашу авиационную технику, организовать посещение передовой, предоставить дальним бомбардировщикам королевских ВВС возможность использовать советские аэродромы.

12 июля Ф.И. Голиков был вызван для доклада в Москву. Обратная дорога заняла более трёх дней. По прибытии в столицу 17 июля генерал Голиков обстоятельно проинформировал Сталина о результатах переговоров в Лондоне. Но Верховный смотрел уже дальше. Филипп Иванович получил приказ срочно вылететь в США: изучить настроения в высших кругах страны, срочно организовать приобретение вооружения и стратегических материалов, изучить условия, на которых нашей стране мог бы быть представлен финансовый заём.

31 июля советскую делегацию принял президент США. По собственному признанию Голикова, он и его товарищи жёстко заговорили о низкой результативности контактов с американскими официальными лицами. Рузвельт признал, что ему самому надоели бесконечные словопрения, которыми подменяются меры по организации помощи союзнику. В целом встреча прошла позитивно. Вместо отведённых 15 минут она продолжалась около часа.

Назначение руководителем военной миссии именно генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова оказалось оправданным. Несмотря на новизну и сложность задач, Филиппу Ивановичу и его подчинённым удалось сделать немало. Уже 31 августа 1941 года в Архангельск с Британских островов прибыл конвой с военными грузами, доставивший 49 самолётов, 800 магнитных мин, 3 тыс. бомб, 1,1 млн. патронов.

Особой страницей в военной биографии Ф.И. Голикова стало участие в битве под Москвой. Филипп Иванович позднее вспоминал:
«21 октября 1941 г. вызвали в Ставку… В 12 часов меня принял Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин. С ним находился начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников. С минуту Сталин молчал, расхаживая по кабинету. Потом подошёл вплотную и медленно, очень серьёзно и негромко сказал:

– Мы знаем, что Вы стремитесь на фронт. Это верно?

– Да, это так, товарищ Сталин.

– У нас есть намерения назначить Вас командующим армией. Как Вы на это смотрите?

– Только хорошо. Спасибо за доверие.

– Тогда вопрос считаем решённым. С дальнейшими вопросами обратитесь к товарищу Шапошникову».

Московская битва, командарм 10-й армии.

24 октября 1941 года Голиков был назначен командующим  10-й резервной армией, которая существовала лишь на бумаге.
В кратчайшие сроки командующий со своим штабом обеспечили её формирование. А 5 декабря вместе с другими войсками Западного фронта 10-я армия перешла в контрнаступление. Участвуя в Тульской, а затем в Калужской, Белевской и Вяземской наступательных операциях, армия нанесла мощный удар во фланг 2-й танковой армии противника, за месяц с боями прошла около 400 км, освободив от немецко-фашистских захватчиков 10 городов и более сотни деревень, на завершающем этапе Московской битвы успешно отразила контрудары больших сил противника из района Брянск, Жиздра, Людиново, Сухиничи.

До конца своих дней Филипп Иванович гордился званием почётного гражданина первого освобождённого в ходе операции города Михайлова Рязанской области. О действиях 10-й армии, мужестве и самоотверженности её бойцов Ф.И. Голиков подробно изложил в своей книге «В Московской битве. Записки командарма».

В феврале 1942 года Голиков принял командование 4-й ударной армии Калининского фронта, сменив получившего тяжёлое ранение генерал-полковника А.И. Ерёменко. А через два месяца он был назначен командующим Брянским, а в июле 1942 года – Воронежским фронтом.

Неудачи советских войск под Харьковом в мае 1942 года, а также на Керченском полуострове, изменили обстановку на юго-западном и южном направлениях советско-германского фронта в пользу противника. Инициатива перешла в руки врага. Гитлеровское командование приступило к проведению операции, предусматривающей разгром советских войск на воронежском направлении.

28 июня противник, имея подавляющее превосходство в танках, мотопехоте и авиации, нанёс удар из района Курска по стыку 13-й и 40-й армий Брянского фронта. Советские войска оказали упорное сопротивление. Однако несмотря на большие потери, вражеской танковой группировке удалось прорвать фронт наших войск. Создалась угроза окружения частей РККА. 5-7 июля развернулись уличные бои непосредственно за Воронеж. Ставка подкрепила фронт стратегическими резервами, что позволило командующему фронтом совместно с отошедшими войсками остановить дальнейшее продвижение врага. Попытка противника с ходу овладеть Воронежем была сорвана.

7 июля Ставка решила разделить Брянский фронт на два фронта – Брянский и Воронежский. Командование Воронежским фронтом было поручено Ф.И. Голикову. Эти меры упрочили положение. Наступление противника на воронежском направлении было остановлено. Тем не менее в ходе Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции советские войска на южном фланге советско-германского фронта были вынуждены отойти на 150-400 километров. Возникла прямая угроза Сталинграду и Кавказу.

С началом Сталинградской битвы генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова направляют в Сталинград. Филипп Иванович вспоминал: «Я прибыл в первых числах августа 1942 года как командующий 1-й гвардейской армией. Армия заканчивала формирование в районе Подмосковья. Обстановка на фронте складывалась так, что дивизии армии сразу же бросались в бой… Все дивизии армии отлично показали себя в боях в малой излучине Дона и междуречье Волги и Дона, в Сталинграде. Почти сразу же по прибытии в Сталинград мне, к сожалению, пришлось расстаться с 1-й гвардейской армией: я получил новое назначение на должность заместителя А.И. Ерёменко по Юго-Восточному фронту, одновременно командовавшего и Сталинградским фронтом».

В домашнем архиве Голиковых сохранилась незавершённая рукопись маршала под заголовком «Сталинград (воспоминания заместителя командующего фронтом)». Несмотря на наличие большого массива литературы о Сталинградской битве, краткие воспоминания Ф.И. Голикова добавляют важные штрихи к общей панораме ожесточённой борьбы на начальном этапе крупнейшего сражения Второй мировой войны.

Ф.И. Голиков внёс весомый вклад в совершенствование учебного процесса Военной академии бронетанковых войск Советской Армии

Усилия Ф.И. Голикова на этом посту отмечали многие военачальники. В частности, бывший начальник штаба 62-й армии Н.И. Крылов писал: «Бывая у нас в армии, Филипп Иванович всегда подробно интересовался тем, как проявляет себя такая-то часть, такой-то командир. Все дивизии и бригады, поступившие на усиление армии в сентябре и начале октября, прошли на том берегу через его руки. Непосредственно ведая отправкой к нам подкреплений, он встречал их за десятки километров от переправы, первым знакомил командиров со сталинградской обстановкой, с тем, что их тут ждёт. Должно быть, ещё там у него складывались определённые представления о соединениях, о людях, которые Голиков стремился потом проверить».

Воронежский фронт. 1943 год.

Это были не последние назначения Ф.И. Голикова в 1942 году.
В октябре он был переброшен на северный участок советско-германского фронта и назначен заместителем командующего войсками Северо-Западного фронта. Через несколько дней отозван в Москву и назначен начальником Главного разведывательного управления РККА. А ещё через несколько дней, в том же октябре 1942 года повторно назначен командующим войсками Воронежского фронта.

Командование Воронежским фронтом в октябре 1942 года – марте 1943-го стало вершиной его полководческой деятельности.  На этом посту он провёл три крупные наступательные операции.
В Острогожско-Россошанской войска его фронта разгромили основные силы 2-й венгерской и 8-й итальянской армий, 24-го танкового корпуса и корпуса особого назначения. Было захвачено до 86 тысяч пленных.

За успехи в управлении войсками, отлично организованную и проведённую операцию Ф.И. Голиков 28 января 1943 года был награждён высшим полководческим орденом Суворова I степени. Почти одновременно (19 января) ему присваивается звание генерал-полковника.

В ходе Воронежско-Касторнецкой операции была разгромлена крупная группировка вермахта и освобождена большая часть Воронежской и Курской областей. При проведении Харьковской наступательной операции советские войска Воронежского фронта продвинулись на 100-260 км, нанесли тяжёлое поражение противнику и освободили Харьков.

Всего за 50 суток Красная Армия продвинулась на глубину до 520 км, освободив от оккупантов значительную территорию и ряд крупных городов – Воронеж, Курск, Белгород и Харьков. Было уничтожено 26 вражеских дивизий, противник потерял более 160 тысяч человек. Однако закрепить достигнутый успех не удалось. В результате длительного по времени наступления армейские объединения значительно оторвались от баз снабжения. Их удаление составляло до 300 км. Ставка ВГК и командование фронта недооценила всей серьёзности обстановки. Продвижение Воронежского фронта было остановлено слишком поздно. Противник сумел нанести сильный контрудар по ослабленным в предыдущих боях советским войскам. Армии левого крыла Воронежского фронта были отброшены на значительную глубину, оставили Харьков и Белгород, понесли большие потери в живой силе и технике. Лишь к 26 марта войска Воронежского фронта остановили контрнаступление группы армий «Юг», образовав южный фас Курской дуги.

Ещё до окончания Харьковской оборонительной операции Ф.И. Голиков приказом И.В. Сталина был отстранён от командования и направлен в распоряжение Ставки ВГК. Скорее всего Верховный Главнокомандующий действовал во многом импульсивно. Об этом говорит тот факт, что во главе Воронежского фронта он поставил генерала Ватутина, войска которого незадолго до этого потерпели тяжёлое поражение в Донбассе.

С Р.Я. Малиновским, начало 1958 г.

В свои неполных 43 года генерал-полковник Ф.И. Голиков был умудрённым опытом военачальником, прошедшим все ступени командной и политической работы, руководившим военной разведкой, получившим значительный опыт дипломатической деятельности, имевшим за плечами полтора года командования объединениями и фронтами в крупнейших сражениях Великой Отечественной войны. Наконец он умел и любил работать с людьми. По-видимому, это стало определяющим в принятии решения о его назначении в апреле 1943 года заместителем Народного комиссара обороны СССР по кадрам, а через месяц начальником Главного управления кадров НКО (с 1946 года – Министерства обороны) СССР.

Деятельность военно-кадровых органов в этот период была направлена на обеспечение решительных наступательных операций Красной Армии. Одновременно с формированием новых соединений Главным управлением кадров НКО проводилась большая работа по доукомплектованию частей и соединений, выводимых в резерв Ставки Верховного Главнокомандования.

Среди военнослужащих. Мурманск, 1960 г.

Для восполнения боевых потерь в 1943 году потребовались 217 тыс. офицеров. Кроме того, более 360 тыс. офицеров выбыли из действующей армии в связи с ранениями и болезнью, в том числе 128 тыс. политработников. Основным источником пополнения армии офицерскими кадрами являлись военно-учебные заведения. Большое количество офицерских кадров было направлено с курсов младших лейтенантов. Значительную часть кадров, и, прежде всего, командного состава, в 1943 году армия получила в результате сокращения должностей заместителей командиров рот (батарей) по строевой части и упразднения института заместителей командиров рот, батарей, эскадронов, эскадрилий и отдельных взводов по политической части. Только в течение 1943 года на командную работу из числа бывших политработников были переданы более 122 тыс. человек.

Усилиями Главного управления кадров к концу 1943 года была перестроена в духе требований военного времени наградная система, завершены организационные мероприятия по награждениям, а награждающие инстанции максимально приближены к действующим частям и соединениям.

Представители Главного управления кадров постоянно выезжали непосредственно в войска для оказания практической помощи в организации вручения наград. В июне 1944 года ГУК обратился со специальным письмом к секретарям обкомов, райкомов, ЦК компартий республик с просьбой оказать содействие в выявлении и представлении к награждению раненых – активных участников войны, уволенных из армии и не удостоенных наград. В результате проведённой кадровыми органами работы были выявлены и награждены орденами и медалями СССР более 1,5 млн. воинов, получивших ранения на фронтах, но не отмеченных ранее наградами.

В Главном управлении кадров НКО велась картотека персонального учёта награждённых за всю армию, на весь рядовой, сержантский и офицерский состав.

В феврале 1944 года директивой Главного управления кадров было введено «Наставление по учёту личного состава Красной Армии», где представили порядок персонального учёта безвозвратных потерь и захоронения военнослужащих. Этот документ способствовал устранению недочётов, которые имелись в войсках, центральных кадровых и учётных органах
и в военкоматах. Кроме того, в нём был прописан алгоритм решения вопроса о неучтённых потерях за 1941-1943 годы. Так, все списки по потерям сверялись с картотекой учёта эвакуированных семей офицеров. Таким путём было выявлено 136 тысяч адресов, и по ним высланы выписки из приказов для назначения пенсий семьям погибших офицеров. Эта работа продолжалась и в послевоенное время.

4 октября 1944 года с изгнанием оккупантов с нашей территории Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление о репатриации на Родину советских граждан, угнанных в неволю немецко-фашистскими захватчиками и создании при СНК соответствующей структуры. Возвращение миллионов людей, разбросанных по многим странам Европы, Америки, Африки и Азии, было делом огромной сложности. Ни одному государству не приходилось когда-либо решать подобные задачи. К делу репатриации было привлечено свыше 10 тысяч лиц офицерского, сержантского и рядового состава Красной Армии. Руководство было возложено на начальника Главного управления кадров НКО генерал-полковника Ф.И. Голикова. О масштабах этой работы свидетельствуют следующие цифры: только за пределами СССР было развёрнуто около 200 сборно-пересыльных и проверочно-фильтрационных пунктов и лагерей, за год работы возвращено в страну 5,2 млн. человек, из них 3,1 млн. мужчин, 1,5 млн. женщин и более 630 тыс. детей. Многие офицеры и красноармейцы были восстановлены в рядах Красной Армии и продолжили участвовать в разгроме гитлеровской Германии. В свою очередь Советским государством на основе специальных соглашений с союзниками за этот же период отправлено в общей сложности 817 тыс. человек, из них 24,4 тыс. англичан, 22,3 тыс. американцев, 294,7 тыс. французов, 33,2 тыс. бельгийцев, 32,5 тыс. голландцев, 159, 3 тыс. поляков, 97 тыс. югославов, 30,6 тыс. чехов и словаков, 22,3 тыс. румын, 8,8 тыс. венгров и представителей других национальностей. На Дальнем Востоке передано союзникам 1275 американцев, 660 англичан и 66 голландцев, освобождённых Красной Армией из японского плена.

Ф.И. Голиков с семьёй.

Ввиду большого интереса общественности к этой теме, начиная с ноября 1944 года, в газете «Правда» публиковалась серия интервью с Уполномоченным Совнаркома СССР по делам репатриации генерал-полковником Ф.И. Голиковым. В этих материалах, помимо статистических данных о возвращении советских людей на Родину, показывались многочисленные примеры героизма и мужества наших воинов, бежавших из плена и сражавшихся против фашизма на территории иностранных государств.

Масштабный труд, проведённый кадровыми органами в годы войны, с завершением боевых действий не закончился, а даже наоборот – стал ещё более интенсивным. В течение относительно короткого времени ГУКу предстояло организовать работу по увольнению сотен тысяч офицеров. Всего за период с 5 июля 1945 г. по 15 марта 1948 г. было проведено 6 очередей демобилизации, в результате которых численность Вооружённых Сил была сокращена на 8,5 млн. человек, в том числе уволено 1 млн. 237 тыс. офицеров, генералов и адмиралов.

И вновь новый поворот в служебной биографии Ф.И. Голикова. С 1950-го по 1956 год он возглавлял отдельную механизированную армию, дислоцированную на территории Румынии, со штабом в Бухаресте. Командование соединения постоянно контактировало с руководством румынских вооружённых сил, оказывало содействие в реформировании национальной армии, освоении советских образцов вооружения и военной техники.

В 1956 году Филипп Иванович был назначен на должность начальника Военной академии бронетанковых войск, носившей в то время имя Сталина. Это были во всех отношениях звёздные годы вуза. Шёл одиннадцатый мирный год. Тем не менее танкисты, внёсшие большой вклад в Победу, пользовались большим уважением. В академии преподавало и училось немало фронтовиков, Героев Советского Союза, орденоносцев.

Предшественником генерал-полковника Голикова на должности начальника академии был прославленный танкист дважды Герой Советского Союза маршал бронетанковых войск С.И. Богданов, завершивший службу по состоянию здоровья. Обладая широким кругозором, глубокими военными знаниями, Ф.И. Голиков внёс свой весомый вклад в совершенствование учебного процесса, усиления практической направленности подготовки офицеров танковых войск.

Последний период военной службы Ф.И. Голикова был насыщен большими событиями. После ухода в аппарат ЦК КПСС начальника Главного политуправления Министерства обороны СССР генерал-полковника А.С. Желтова встал вопрос о его преемнике. В январе 1958 года руководством страны во главе с Н.С. Хрущевым было принято решение назначить на этот важнейший пост генерал-полковника Ф.И. Голикова. Министерство обороны СССР в тот период возглавлял Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский. Это было время коренных изменений в армии и на флоте, наращивания военной мощи, создания и становления нового вида Вооружённых Сил – Ракетных войск стратегического назначения. Одновременно решались сложнейшие вопросы очередного крупного сокращения армии на 1 млн. 200 тыс. человек.

Весьма серьёзные преобразования происходили и в системе партийно-политической работы в Вооружённых Силах. В апреле 1958 года Главное политическое управление Министерства обороны СССР было реорганизовано в Главное политуправление Советской Армии и Военно-Морского Флота. Это название наиболее полно отражало задачи, стоящие перед ГлавПУРом, работавшим на правах отдела ЦК партии, определяло содержание его деятельности, подчёркивало, что оно призвано направлять партийно-политическую работу в армии и на флоте, нести ответственность за её состояние во всех воинских частях и на кораблях.

Главным политуправлением были разработаны такие основополагающие документы как «Положение о военных советах», «Инструкция партийным организациям Советской Армии и Военно-Морского Флота», «Инструкция организациям ВЛКСМ», изменена структура ГлавПУРа, введено в действие новое «Положение о политорганах».  Должность члена военного совета военного округа, группы войск, флота, армии и флотилии была объединена с должностью начальника соответствующего политуправления, политотдела. В связи с образованием РВСН в ГлавПУРе формируется управление политорганов Ракетных войск.

В августе 1960 года по инициативе Ф.И. Голикова создается коллегиальный орган по руководству партийно-политической работой в Вооружённых Силах – Бюро ГлавПУ СА и ВМФ. Серьёзные преобразования происходят в подготовке политработников. Средние военно-политические училища ликвидируются. В 1961 году на базе Львовского военно-политического училища открывается первое высшее военно-политическое училище.

На параде.

Повышению роли партийных организаций армии и флота способствовало проведённое в мае 1960 года под руководством Ф.И. Голикова 4-е Всеармейское совещание секретарей первичных партийных организаций. Через год по решению Филипп Ивановича организуется Всеармейское совещание комсомольских работников. Его подготовкой занимался только что назначенный на должность помощника начальника Главного политуправления СА и ВМФ по комсомольской работе А.Д. Лизичев, будущий генерал армии начальник ГлавПУРа.

Большое внимание уделялось развитию военной культуры. В мае 1959 года ведущим скульптором Студии военных художников им. М.Б. Грекова Евгением Вучетичем была начата масштабная работа по созданию величественного памятника «Родина-мать зовет» на Мамаевом кургане.

В этот период Филипп Иванович активно занялся литературной деятельностью. В 1959 году в издательстве «Наука» выходит его книга «Красные орлы» (Из дневников 1918-1920 гг.).

Одновременно он приступает к работе над книгой «В Московской битве (Записки командарма)», которая была издана в 1967 году. Готовит рукопись книги «С военной миссией в Англии и Соединенных штатах Америки. 1941г.», начинает подготовку книги о работе военной разведки накануне войны. Но эти произведения увидели свет уже после смерти маршала.

Ф.И. Голиков – делегат пяти съездов компартии, с 1961 по 1966 год он был членом ЦК КПСС, в течение почти двадцати лет (1938-1946, 1954-1965 гг.) избирался депутатом Верховного Совета СССР.

В 1959 году Филиппу Ивановичу присваивается звание генерала армии, а в 1961 году он становится Маршалом Советского Союза. Это единственный руководитель за всю историю ГлавПУРа, удостоенный высшего воинского звания.

В июне 1962 года Голиков передал руководство ГлавПУРом генералу армии А.А. Епишеву и перешёл в группу генеральных инспекторов. Здесь он продолжил активную общественную деятельность. Много ездил по стране, часто бывал в войсках, на родине, любил встречаться с молодёжью.

Филипп Иванович был хорошим семьянином. С женой, Зинаидой Афанасьевной, он познакомился в 1919 году в Екатеринбурге, через год они поженились. Зинаида Афанасьевна всегда была рядом в трудные 1920-30-е годы, мужественно переносила тяготы кочевой гарнизонной службы. В любви и согласии они прожили почти полвека. Вырастили трёх детей.

За год до смерти супруги Филипп Иванович на сигнальном экземпляре книги о Московской битве написал такие слова: «Зине, моей любимой, славной и дорогой жене, товарищу, другу, опоре и счастью всей моей жизни, с глубочайшей признательностью, уважением и добрыми пожеланиями на всю жизнь! Ф. Голиков. 2.02.68».

Скончался Ф.И. Голиков в июле 1980 года на 81-м году жизни. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Родина по заслугам оценила вклад Маршала Советского Союза Голикова в дело укрепления обороноспособности страны. Он был награждён: четырьмя орденами Ленина (22.02.1941, 21.02.1945, 20.07.1950, 15.07.1960), орденом Октябрьской Революции (22.02.1968), четырьмя орденами Красного Знамени (20.02.1933, 3.01.1942, 1.11.1944, 20.06.1949), орденом Суворова 1-й степени (28.01.1943), орденом Кутузова 1-й степени (22.02.1944) орденом Трудового Красного Знамени (15.07.1980), двумя орденами Красной Звезды (16.08.1936, 16.07.1970), орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени (30.04.1975), Почётным оружием с золотым изображением Государственного герба СССР (22.02.1968) и многими, в том числе иностранными медалями.

Ф.И. Голиков является почётным гражданином городов Михайлов Рязанской области, Катайска Курганской области, села Щучье Воронежской области. Именем Маршала Голикова названы проспект в Кургане, улицы в Воронеже, Катайске, Михайлове. В Михайловском историческом музее создана экспозиция, посвящённая легендарному военачальнику.

К 120-летию маршала Студией военных художников им. М.Б. Грекова изготовлена мемориальная доска с бюстом Ф.И. Голикова, которую планируется разместить к годовщине Московской битвы на фасаде дома в Романовом переулке, где Филипп Иванович жил со своей семьей с 1940 года.

Генерал-полковник Андрей Картаполов, заместитель Министра обороны Российской Федерации – начальник Главного военно-политического управления Вооружённых Сил Российской Федерации.