Из стен училища – на передовую

Именно так начиналась боевая биография лейтенанта Владимира Найдина, ныне заслуженного ветерана, кавалера трёх орденов.

Гвардии старший лейтенант
Владимир Найдин.

Корреспонденция В. Окулова под заголовком «Замести следы не удалось» была опубликована в газете «Правда» 1 октября 1986 года. «Караван вьючных лошадей, нагруженных оружием, шёл по ущелью Джиузархвар, что на границе между провинциями Логар и Пактия. Его охраняла банда в несколько десятков человек. Впереди себя душманы гнали женщин и детей.
Засада на караванной тропе была хорошо замаскирована. Бойцы афганской армии, пропустив женщин и детей, ударили по бандитам. В один из моментов боя с криком «Банзай!» на афганского автоматчика бросился японец, применяя приём каратэ.
Новоявленный самурай был уничтожен. Банда – рассеяна. В результате перестрелки было убито 38 бандитов. Отступая, они добивали своих раненых в попытке замести следы.
Оказалось, что японец не единственный в банде иностранец. Бойцы видели, как одного раненого или убитого европейца душманы выносили из-под огня. После боя афганские солдаты обнаружили любопытные предметы. Визитные карточки лиц из американских и японских организаций. Найдены кино- и фотоаппаратура, в большом количестве отснятые плёнки. И, наконец, документы: итальянское удостоверение личности на имя Игнацио Полеселя за номером 59898100, выданное итальянскими властями 25 марта 1983 года, его путевые дневники, ленты телетайпной переписки, авиабилет из Лондона в Пешавар. Сам Полесель в этих документах назван фотографом. Но записи в дневниках говорят о том, что деятельность их автора выходила далеко за рамки фотоискусства».
Спустя 34 года я читаю эту заметку, в самой главной и авторитетной в СССР партийной газете – в «Правде», – и улыбаюсь. В этой заметке ни единого слова о наших ребятах нет. Видно, надо было показать, что «скандальные» трофеи были захвачены именно солдатами афганской армии, а не советскими десантниками. Читали заметку люди в Союзе и думали: «Молодцы афганцы! Отлично поработали». Понятное дело – нечасто на войне удача позволяет захватить подобные трофеи. В действительности бой вела разведывательная рота 56-й отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригады под командованием гвардии старшего лейтенанта Владимира Найдина.

В ущелье Джиузархвар разведрота находилась в засаде уже трое суток. Ждали караван из Пакистана, но его всё не было. Владимир Найдин со своими разведчиками занимал позиции километрах в полутора-двух от караванной тропы на вершинах двух гор, которые нависали над предполагаемым маршрутом выдвижения душманов. Посредине караванной тропы находилось строение с минаретом, возведённое в честь какого-то пророка. Для моджахедов это место было святым. Внутри строения никто не жил – там находилась могила. Душманы постоянно останавливались здесь, чтобы передохнуть, совершить намаз, попить чаю. У самого здания росло несколько деревьев, а дальше – вокруг – голое место, так что скрытно подойти к строению было практически невозможно. Дом «духи» вполне могли использовать как крепость для отражения атаки десантников.
Гвардии старший лейтенант Владимир Найдин решил частью сил роты спуститься с вершины горы и занять строение. Наверху оставил расчёт 12,7-миллиметрового пулемёта «Утёс» под командованием замполита роты гвардии старшего лейтенанта Игоря Зелинского. Ему предстояло подержать огнём действия роты, а в случае неудачи – прикрыть её отход к горе.
Наблюдатель доложил: идёт душманский караван. Странным было то, что двигался он не со стороны пакистанской границы, а со стороны Кабула. И тем не менее сомнений не возникало: в караване были вооружённые люди.
Гвардии старший лейтенант Владимир Найдин дал команду приготовиться к бою, мысленно удивившись тому обстоятельству, что «духи» следуют открыто, средь бела дня. «Что-то здесь не так, – подумал командир роты, – какой-то необычайный этот караван…»
Затаившихся десантников моджахеды не обнаружили. Разведчики залегли. Владимир Найдин со связистом и пулемётчиком заняли позицию у оконного проёма. Первыми огонь открыли бойцы отделения из взвода гвардии старшего лейтенанта Алексея Стрекалёва. Выстрелом из огнемёта «Шмель» десантники отсекли хвост каравана от основных сил. Ошеломлённые душманы дружно ринулись к зданию. Двое «духов» попытались запрыгнуть в окно. Открыв огонь, гвардии старший лейтенант Владимир Найдин уложил их очередью. Часть банды стала уходить на лошадях по ущелью в сторону отвесных скал, яростно отстреливаясь.
На их пути оказалось всего лишь трое разведчиков. Отступая, моджахеды стали расстреливать женщин и детей, находившихся в караване. Стреляя по беззащитным людям, «духи» стремились загнать их на тропу, чтобы затруднить десантникам преследование. Те душманы, кому всё-таки удалось прорваться к горам, отстреливались до такой степени яростно и решительно, что это тоже не могло не удивить. Стоя во весь рост, они открыто вели по разведчикам огонь из гранатомётов, даже предприняли попытку контратаковать…
В горах темнеет быстро. Когда большая часть каравана была уничтожена, стали сгущаться сумерки. Пришлось напрячь все основные силы разведроты, чтобы не допустить окончательного прорыва душманов из засады. Гвардии старший лейтенант Владимир Найдин с двумя солдатами приблизился к арыку и, соблюдая все меры предосторожности, заглянул в него. Там на корточках затаился «дух», лихорадочно пытавшийся перезарядить автомат. Моджахед, всё же заметивший движение, резко бросил автомат на землю и с ловкостью загнанной в угол кошки подпрыгнул, развернулся в воздухе и оказался на краю арыка. В следующее мгновение с боевым криком он бросился на Найдина. Владимир не был каратистом, но быстроты реакции и ему было не занимать. Он свалил «духа» короткой очередью и отправился с солдатами дальше – каждая минута была на счету. Но один из разведчиков задержался и спустился в арык, чтоб взять автомат убитого.
Посмотрев в лицо «духу», он тут же изумлённо воскликнул:
– Командир!.. Ты убил мушавера!..
Слово «мушавер» означает «советник». Им оказался выходец из страны Азиатско-Тихоокеанского региона… Только теперь Найдин пожалел, что не взял душмана живьём. Стоило дать очередь по ногам… Да, поторопился командир, поторопился…
В ходе той засады десантники уничтожили 38 душманов, среди которых были наёмники и из двух стран Азиатско-Тихоокеанского региона, и из Африки, что подтверждалось соответствующими документами. Пожалуй, только в этом отношении ни на йоту не отклонился от истины специальный корреспондент «Правды» В. Окулов, щедро отдавший лавры победителей не советским десантникам, а афганской армии, частей которой в том ущелье просто не было.
За ту операцию гвардии старший лейтенант Владимир Найдин был награждён третьим по счёту боевым орденом – Красного Знамени. Наградить-то Родина не забыла, да только о подвиге разведчика рассказать не позволила – из высших соображений политической целесообразности…

…Ушли в историю события афганской войны, длившейся 9 лет и 2 месяца. Многие из её участников давно уже сменили военную форму на гражданские костюмы. Но остались ещё и те, кто до сих пор находится в боевом строю. Среди них – полковник Владимир Найдин. Он был начальником кафедры оперативно-тактического искусства Сухопутных войск в Военном университете. В то время я с ним и подружился. Не раз мы работали в составе ГАК – государственной аттестационной комиссии. Он принимал выпускные экзамены по тактике в одной аудитории, а я – по журналистике – в другой. Потом на кафедре журналистики вместе говорили о текущих делах, конечно, я больше всего переживал за своих выпускников – военных журналистов. Но все они показывали на итоговых экзаменах высокие результаты. И это было закономерным, ведь преподавал им тактику в течение всего курса обучения Владимир Анатольевич.

…Владимир Анатольевич Найдин родился в Новокузнецке в 1959 году в семье военнослужащего. До призыва в армию увлекался водно-моторным и парусным спортом, боксом, совершал прыжки с парашютом. Выполнил нормативы кандидата в мастера спорта по боксу. Срочную службу закончил в декабре 1979 года в должности старшины роты воздушно-десантной бригады в Забайкальском военном округе, имея на своём счету 46 прыжков с парашютом. С выбором будущего Владимир окончательно определился в армии. Он решил стать офицером.
В Алма-Атинском высшем общевойсковом командном училище имени Маршала Советского Союза И.С. Конева Владимир Найдин сразу же был назначен старшиной курсантской роты. Он всегда и во всём стремился быть первым. Не случайно лейтенанта Владимира Найдина после окончания Алма-Атинского ВОКУ направили для прохождения службы в Афганистан. Прямо из стен училища – на передовую.

Назначили молодого офицера командиром парашютно-десантного взвода в 56-й гвардейской десантно-штурмовой бригаде, которая дислоцировалась в городе Гардез провинции Пактия. Было это в 1984 году. Рота, в которой служил Владимир, сопровождала колонны из Гардеза в Кабул. Только она имела на вооружении машины БРДМ-2, на которых устанавливались два пулемёта – 14,5-мм КПВТ и 7,62-мм ПКТ. Первый, весивший 59 килограммов, имел двойное заряжание. При сборке механизма подачи патронов неопытный солдат мог совершить оплошность, из-за которой пулемёт заклинивало. К сожалению, именно это и случилось в декабре 1984-го при сопровождении колонны у населённого пункта Мухамед-Ага. Когда произошёл подрыв одной из машин, начался интенсивный обстрел. И, как на грех, пулемёт заклинило. Гвардии лейтенант Владимир Найдин в полушубке, валенках и бронежилете, умудрился втиснуться внутрь машины и в темноте, на коленях, разобрал и собрал пулемёт за рекордно короткое время. В Алма-Атинском ВОКУ это умели делать многие. После того боя Владимира назначили начальником разведки парашютно-десантного батальона – командиром разведывательного взвода. Затем доверили роту. Найдин был награждён орденами Красной Звезды, Красного знамени, получил афганскую награду.
Получил Владимир Анатольевич в Афганистане и ранение, осколочное. В 1986 году. Спустя годы ему было суждено побывать ещё на одной войне. Но это уже другая история…

Александр КОЛОТИЛО, «Красная звезда»