Как отразить атаку дронов

image_print

Личный состав 41-й общевойсковой армии Центрального военного округа осваивает новые способы борьбы с беспилотными летательными аппаратами (БПЛА) противника.

Полковник Вячеслав Доцу.

Опыт локальных войн и вооружённых конфликтов последних десятилетий обязывает усилить обучение личного состава подразделений и частей Сухопутных войск в борьбе с беспилотной авиацией противника. На вопросы нашего корреспондента, связанные с этой темой, отвечает начальник отдела боевой подготовки 41-й общевойсковой армии кавалер двух орденов Мужества полковник Вячеслав ДОЦУ.

– Вячеслав Васильевич, как офицер с боевым опытом, вы особенно хорошо знаете, насколько актуальна сейчас задача обучения войск борьбе с беспилотной авиацией противника.
– Пожалуй, сегодня нет ни одной армии мира, у которой не было бы на вооружении беспилотных летательных аппаратов. Причём различного типа, от малоразмерных до способных нести на себе авиабомбы, ракеты класса «воздух – земля» и другие средства поражения. Целью полёта БПЛА противника может быть не только сбор разведывательной информации и передача её в режиме онлайн с помощью видеокамер и фотоаппаратуры потребителям, но и нанесение как одиночных, так и массированных ударов по местам расположения войск и объектам военной и промышленной инфраструктуры. В армиях некоторых стран имеются БПЛА со взлётной массой несколько тонн и совсем крохотные дроны массой 200–300 граммов. Иные из них способны преодолевать расстояние в сотни километров.
Ещё во времена Советской Армии в войсках изучали наставления по борьбе с низколетящими целями, беспилотными системами и проводились практические занятия по этой тематике. Нельзя сказать, что в Российской армии мы об этом забыли. Например, о той же линейке Лира. Ею определяется упреждение, которое необходимо взять стрелку с учётом высоты, скорости летящего аппарата и скорости ветра, прежде чем открыть огонь на поражение. Но с началом боевых действий в Сирийской Арабской Республике нам пришлось обратить более пристальное внимание на проблему борьбы с беспилотной авиацией. Это связано как с широким применением БПЛА боевиками международной террористической организации ИГИЛ (запрещена в РФ) против правительственных войск Сирии, так и с изменениями в тактике действий противоборствующих сторон в районах различных вооружённых конфликтов. Сейчас промышленные концерны многих стран, занимающиеся разработками вооружений на основе цифровых технологий, создают новые беспилотные системы различного класса и назначения, способные работать на разных высотах и дальностях. Преуспели в этом в США и Израиле, в Японии и Китае, в некоторых других странах. Причём сейчас научные изыскания в создании новых БПЛА опережают разработки средств противодействия им.

Любое передвижение войск или их пребывание на полигонах во время занятий и учений не осуществляется без воздушного прикрытия как штатными средствами, так и приданными зенитными

Но вести разведку и уничтожать наземные и морские цели способны не только беспилотники, изготовленные на промышленных оборонных предприятиях, но и аналогичные по предназначению БПЛА кустарного производства. Ещё в 2017 году боевики произвели массированную атаку дронами аэродрома Хмеймим в Сирии. Когда её отбили, то при изучении обломков этих самодельных БПЛА военные специалисты убедились, что даже столь простые летательные аппараты представляют угрозу, а следовательно, могут наносить ущерб. Эти беспилотники игиловцы изготовили из обычной фанеры, пластика и жести и установили на них маломощные моторы и дешёвые фото- и видеокамеры. Но этого оказалось достаточно, чтобы передавать изображение местности со всеми объектами на ней в режиме реального времени. Применение армиями наших вероятных противников и незаконными вооружёнными формированиями беспилотной авиации требует от нас соответствующей подготовки и умения бороться с ней.
– Какими силами и средствами располагают для этого части и соединения 41-й общевойсковой армии?
– В штатной структуре наших мотострелковых бригад есть зенитные и зенитные ракетно-артиллерийские дивизионы, предназначенные для борьбы с воздушными целями. Но не все их средства приемлемы для уничтожения БПЛА, потому что неразумно стрелять дорогостоящей ракетой по небольшому беспилотнику. К тому же радиолокационные станции на некоторой технике не всегда способны обнаружить приближение самодельных дронов на малых высотах. Поэтому мы в объединении стали создавать сводные подразделения для борьбы с БПЛА. Например, во время занятий и учений мотострелковой роты одному из отделений или взводов можно ставить задачу не только по поражению наземных целей, но и непрерывно вести наблюдение за воздушной обстановкой и при обнаружении беспилотной авиации противника незамедлительно открывать по ней огонь. Причём обучение проводится именно в такой последовательности: если солдат заметил воздушную цель, то вначале обязан открыть огонь по ней, а уже потом доложить об этом командиру. Так сокращается время на поражение БПЛА.
Сбивать беспилотную авиацию противника учатся не только зенитчики и мотострелки, танкисты из зенитных пулемётов, но и личный состав подразделений всех родов войск наших соединений.
– Как организовано обучение?
– Прежде всего, для него требуются соответствующая методическая подготовка руководителей занятий и надлежащая учебная материальная база. И то, и другое имеем. Обучение личного состава в основном построено на основании новых методических рекомендаций, в перечне которых 15 упражнений стрельбы по воздушным целям, в том числе и по беспилотным летательным аппаратам. Например, это стрельба отдельным стрелком, снайпером, пулемётчиком, отделением, взводом и другие упражнения. На основании этих методических рекомендаций военнослужащие изучают БПЛА вероятного противника – их тактико-технические характеристики, принцип работы и способы борьбы с ними. И надо сказать, изучают не только по методической литературе, фотоснимкам и документальным видеоматериалам, но и, что особенно важно, вживую, так как у нас имеется солидный парк БПЛА иностранного производства, в том числе изготовленных в кустарных условиях. Одни из этих дронов трофейные, другие были сбиты зенитными орудиями и огнём из стрелкового оружия или принудительно посажены на землю специалистами станций РЭБ.
За последние два года мы существенно усилили обучение личного состава по борьбе с БПЛА. Ещё в 2018 году на Алейском общевойсковом полигоне во время сбора с командирами батальонов (дивизионов) и их заместителями провели показное занятие по борьбе с беспилотной авиацией противника. С этой целью развернули там восемь учебных мест, на которых продемонстрировали действия командиров отделений и взводов при обнаружении малоразмерных воздушных целей, порядок выполнения упражнений стрельб по беспилотникам как одиночным стрелком, так и в составе отделения и взвода. Также показали приёмы и способы ведения огня по БПЛА, инженерное оборудование и маскировку позиций подразделений. На одном из главных учебных мест было установлено оборудование, которое позволяло проводить обучение стрельбе по воздушным целям. Это простейшая конструкция: на нескольких столбах высотой от 10 до 25 метров установлены неподвижные блочные устройства и натянуты тросы, на которых закреплены макеты самолётов. С помощью лебёдки, приводимой в движение двигателем, эти тросы протаскиваются и, разумеется, вместе с ними движутся и макеты воздушных целей. Для стрельбы по ним на разных дальностях на различных огневых рубежах оборудуются окопы. Сегодня такие учебные места для обучения стрельбе по беспилотникам есть на всех полигонах, где занимаются соединения и части 41-й общевойсковой армии. Особо преуспели в этом в мотострелковых бригадах, которыми командуют полковники Олег Курыгин и Николай Шубин.

С началом боевых действий в Сирийской Арабской Республике нам пришлось обратить более пристальное внимание на проблему борьбы с беспилотной авиацией

По дрону – из личного оружия.

Вместе с тем мы ищем новые эффективные способы и методы борьбы с беспилотной авиацией. Так, на днях на тувинском полигоне Кара-Хаак успешно апробировали один из таких новых способов обучения стрельбе по малоразмерным целям. Кому-то это может показаться несерьёзным и даже смешным: эти цели имитировали обычные воздушные шары, которые можно приобрести в любом магазине детских игрушек. Один квадрокоптер обозначает до восьми целей одновременно. Расскажу, как это выглядит. К дрону привязываем леску длиной 30–40 метров и с определённым интервалом к ней крепим на небольших кусках такой же лески воздушные шары. Как видите, метод не требует финансовых затрат, но эффективен в обучении. Думаете, легко попасть огнём из автомата или пулемёта в такой летящий шар даже на дальности 50 метров? Отнюдь. Для этого требуются навыки в стрельбе по движущимся воздушным мишеням, умение корректировать огонь по следам от трассирующих пуль с внесением поправок на скорость ветра и движения шаров. По воздушным целям можно стрелять из различных положений – с окопа стоя с упором магазином в бруствер, лёжа на спине. А недавно на полигоне Кара-Хаак я стал свидетелем необычного способа стрельбы из пулемёта по воздушной мишени, чего нигде раньше не видел. Пулемётчик, лёжа на спине, упёрся ногами в сошки пулемёта и стреляет по макету БПЛА. Он принял такое положение для максимальной устойчивости, ему было так удобно прицельно стрелять, и он мишень поразил. Потом такой способ стрельбы мы апробировали на всех наших полигонах, и теперь я могу утверждать, что он достаточно эффективный. Нужно лишь потренироваться. Готовясь к стрельбе по БПЛА, опытный солдат, как этот пулемётчик-контрактник, всегда проявит смекалку, исходя из того, на какой высоте и на каком удалении находится цель, какого она размера, в какую сторону и на какой скорости движется. И уже потом решит, из какого положения ему удобнее всего стрелять. Правда, решение это нужно принимать быстро.
– Как часто ставите войскам задачи по уничтожению беспилотной авиации противника в ходе тактических учений?
– Без этого в 41-й общевойсковой армии не проходит ни одно учение. Например, сейчас по плану слаживания войск в соединениях проводятся ротные тактические учения с боевой стрельбой. Одной из задач на этих РТУ является отражение воздушного налёта беспилотной авиации противника. Помнится прошлогоднее тактическое учение с боевой стрельбой 74-й отдельной мотострелковой бригады, когда перед батальонными тактическими группами, приданными им и поддерживающими их подразделениями ставилось несколько задач по уничтожению беспилотной авиации противника. Все эти задачи были выполнены на оценки «хорошо» и «отлично». При этом одна часть воздушных целей была сбита ЗСУ «Шилка» и из зенитных пулемётов танков Т-72Б3, другая часть – из стрелкового оружия, работу третьих нейтрализовали средства РЭБ. Вообще любое передвижение войск или их пребывание на полигонах во время занятий и учений не осуществляется без воздушного прикрытия как штатными средствами, так и приданными зенитными. Где бы ни находились батальон, рота, взвод или отделение (расчёт), будь то на марше, в тыловых или опорных пунктах, на командиров и личный состав возлагается контроль за воздушной обстановкой и обеспечивается постоянная готовность открыть огонь по воздушным целям противника.
– Одних штатных зенитных средств и стрелкового оружия в бригадах, кажется, недостаточно для эффективной борьбы с БПЛА противника в общевойсковом звене.
– Эти задачи также способны успешно решить силы и средства радиоэлектронной борьбы, имеющиеся в 41-й армии. Например, высокую эффективность в противостоянии с беспилотной авиацией показывают комплексы радиоэлектронной борьбы «Автобаза» и «Красуха» одного из соединений. Они способны нарушить системы управления противника, функционирование его средств связи, а значит, дезорганизовать и полёты беспилотной авиации.
Силы и средства радиоэлектронной борьбы имеются и в каждой мотострелковой бригаде – это роты РЭБ. Их станции позволяют бороться с БПЛА, создавая в сетях помехи. Определив радиочастоты, на которых управляются беспилотные летательные аппараты противника, специалисты РЭБ создают в сетях помехи, подавляют каналы связи, что приводит к нарушению управления беспилотниками. Таким образом наши рэбовцы могут заставить их не только уклониться от намеченного им курса, но и приземлить эти аппараты, и порой операторы бессильны что-либо изменить в управлении БПЛА, чтобы воспрепятствовать этому.

Тарас РУДЫК, «Красная звезда»

Фото пресс-службы ЦВО
Новосибирск