Лаос: битва за жизнь продолжается

image_print

Российские сапёры вновь ступили на землю, десятилетиями просившую помощи.

До середины ноября прошлого года погода в Москве и Подмосковье стояла непривычно тёплая: ещё по-осеннему приветливо светило солнце, по утрам слышалась канонада дождя по крышам, а на земле вместо снежной пороши расстилался ковёр из пожухлых осенних листьев… Зима наступила стремительно, и в день отлёта сапёров Международного противоминного центра Вооружённых Сил РФ в очередную командировку в Лаос на земле уже лежал снег, а лицо обдувал по-зимнему колючий ветер.

Вылета пришлось подождать, свои коррективы внесла пандемия коронавируса, а когда настало заветное утро, как будто сама природа на дорожку дала напиться родного холода перед влажно-знойными джунглями Юго-Восточной Азии.

Эта командировка – не первая. Казалось бы, за плечами опыт двух лет работы в Лаосе и нескольких – в Сирии, но всё же задача предстоит непростая, и каждый, несмотря на внешнюю браваду, задумался, когда снимал шапку перед благословением на дальний поход.

На другой конец света
Прошло несколько часов, и светло-зелёная вереница сапёров потянулась в тёмную «пещеру» военного транспортника. Лететь предстояло 15 часов с дозаправкой в Новосибирске. Время прошло незаметно – на сиденьях у стен в полудрёме склонились сапёры, а в центре высились ряды всевозможных ящиков и коробок, внутри которых набирались сил перед долгими месяцами работы поисковые приборы. Впереди их ждали поля, нашпигованные смертоносным железом – израненная земля Лаоса по-прежнему таит в себе свыше 280 млн неразорвавшихся кассетных боеприпасов и около 75 млн авиабомб, от которых каждый год по-прежнему гибнет или калечится более 200 местных жителей, многие из которых дети. По оценкам специалистов, «загрязнено» до 97 процентов территории страны.
Когда в иллюминаторах забрезжил рассвет, отряд подобно муравейнику начал оживать. Сапёры неспешно убирали в сумки уже ненужные бушлаты и шапки и по-летнему закатывали рукава. Проверяли маски и перчатки – требования безопасности в период пандемии соблюдались неукоснительно.
По-настоящему захватывающая дух картина в это время открылась в кабине пилотов: сначала сквозь дымку облаков прорезались горные хребты, а затем глазу открылся зелёный ковёр тропиков, по которому растекались реки и речушки, игриво отбрасывали солнечные блики озёра. Будто бы игрушечные, домики с яркими крышами словно приглашали гостей из далёкой России приземлиться на древней земле Лаоса.
Спустя несколько минут после посадки из медленно открывавшейся рампы Ил-76 на находящихся внутри пахнуло южным теплом – прибыли!
Выгрузившись, отряд построился под крылом самолёта, и командир отряда подполковник Дмитрий Храмов дал первые инструкции. Вскоре все уже сидели в автобусах на пути в гостиницу – после прибытия из другого государства две недели предстояло провести в изоляции.

О работе без прикрас
Тем временем решался вопрос о предстоящем месте гуманитарной операции. Первый сезон отряд работал в джунглях провинции Боликхамсай, второй – очищал от полувековых бомб и «кассетников» территорию стратегического аэропорта в провинции Сиангкхуанг. За два года российскими сапёрами проверено и очищено более 200 гектаров территории, на которых обнаружено свыше 600 взрывоопасных предметов.
Читателю может показаться, что коэффициент полезного действия очень низок, ведь когда речь идёт о миллионах неразорвавшихся боеприпасов, число 600 выглядит достаточно скромно. Однако ответ кроется в специфике гуманитарного разминирования – на протяжении всей очищаемой территории и на определённой глубине не должно остаться сколько-нибудь крупных металлических предметов, поскольку крестьянин, который, к примеру, решит сеять здесь рис, должен быть абсолютно уверен в том, что ему ничего не угрожает. За этим следит специальное подразделение отряда разминирования – группа контроля качества. Кроме того, многие смертоносные «подарки» залегают глубоко в земле, ожидая, когда она сама их вытолкнет наружу…
А теперь перенесёмся на поле. Индукционный миноискатель ИМП-3, глубинный миноискатель МГ-1И, магнитометрический бомбоискатель МБИ-П2 и подповерхностный обнаружитель ППО-2И – новейшие отечественные средства поиска, обладающие повышенной чувствительностью. Они реагируют на все металлические предметы, и это немудрено, ведь неизвестно, что скрывает старое поле боя: гильзу или невзорвавшийся снаряд. Сапёр действовать на авось не может, ведь после его работы по этой земле детишек поведут за ручку матери.
В числе находок – авиационные бомбы, кассетные суббоеприпасы типа BLU, сброшенные американскими бомбардировщиками в годы вьетнамской войны, снаряды и гильзы – свидетели гражданской войны в Лаосе и даже старинное оружие – топоры и копья древних предков лаотян. Каждая находка должна быть идентифицирована и извлечена. Это кропотливая и  очень опасная работа, окончание которой произойдёт через десятки лет. Единственные, кто сегодня помогает жителям Лаоса, – российские сапёры Международного противоминного ордена Кутузова центра Вооружённых Сил РФ.

За два года российскими сапёрами проверено и очищено более 200 гектаров территории, на которых обнаружено свыше 600 взрывоопасных предметов

Пришёл приказ
Пока отряд находился в гостинице Вьентьяна, столицы Лаоса, пришло известие: участок остаётся прошлогодний – аэропорт Тхонгхайхин провинции Сиангкхуанг. Как говорится, в любом деле есть и  плюсы, и минусы. Так и здесь: если в непролазных джунглях сложнее вести работу из-за тесноты и плохого обзора, то на открытом участке нещадно палит обжигающее солнце. Как отмечают сапёры, прошедшие Сирию, здесь жарче. Ну а «приятным» бонусом выступает продолжительный список ядовитых рептилий и насекомых, которые отнюдь не в восторге от непривычных нарушителей покоя.
Спустя две недели получен приказ на выдвижение. И гостеприимная гостиница медленно уплывает за окнами автобуса, а за ней – тихая гладь легендарной реки Меконг. Здесь нельзя не упомянуть о радушии местных жителей – размеренно и обстоятельно, как и их приветствие «сабайдиии», лаотяне готовились к приезду гостей из России. Пищу приносили местную, но большими порциями и с завидным разнообразием, как будто улыбчивые стеснительные девушки, приносящие завтрак, обед и ужин в  номер, хотели успеть познакомить гостей со всем богатством не только лаосской, но и тайской кухни. Вместе с тем строго соблюдались правила изоляции – ежедневно измерялась температура и исключался контакт с посторонними.
Вскоре сапёры приступили к работе. Разделили участки, разобрали имущество и вновь ступили на землю, десятилетиями просившую помощи. С ними вместе работу ведёт отряд U-58, местные сапёры, некоторые из которых прошли обучение в филиале Международного противоминного центра в Лаосе. В этом году обучение продолжится, и офицеры-преподаватели центра примут новых учеников, экзаменом для которых станет работа плечом к плечу с российскими сапёрами в недалёком будущем.

За забралом не видно лица
На поле стоит жара. Плюс 35 градусов из-за влажности климата переносятся намного тяжелее, чем в России. Зеленоватые коренастые фигуры в защитных костюмах из комплекта ОВР-2-02 неспешно двигаются в стороне от пыльной взлётной полосы аэродрома. В этих «доспехах» их не различить: для кого-то это первое боевое крещение, а кто-то уже стал настоящим ветераном, имея за плечами более пяти командировок. В стороне, склонив голову к портативной радиостанции, замерли командиры отделений сержанты Юрий Аржанов, Иван Бышев, Дмитрий Исаенков. Они спасали величественные колонны сирийской Пальмиры, зиявшие провалами окон израненные кварталы Алеппо и укутанные пылью окрестности молчаливого Дэйр-эз-Зора. Их грудь украшают медали «За отвагу», Суворова, Жукова…
А вот идут рядовые Егор Борзенков и Андрей Южаков. Они прошли в Международном противоминном центре ещё службу по призыву, а теперь и сами стали теми, на кого когда-то смотрели с нескрываемым восхищением. А ещё они оба – кавалеры ордена Мужества, были ранены в Сирии, а за первую командировку в Лаос награждены медалью Суворова. Есть в этом ряду и те, кто на земле Лаоса уже в третий раз. В их числе ефрейтор Николай Хлызин, награждённый медалью Жукова.
Командует сапёрами капитан Алексей Струтовский. Работу в  районе аэропорта он начинал ещё в прошлом году во главе группы разминирования. Офицер пользуется непререкаемым авторитетом у сапёров как грамотный и профессиональный специалист, который найдёт выход даже из сложной ситуации. А это уважение в среде бывалых контрактников надо ещё заслужить.
В учебном классе в это время кипит своя работа – преподаватели готовятся к началу обучения: проверяют учебно-материальную базу, совершенствуют лекции и сверяют графики. Руководит процессом начальник учебного цикла майор Максим Ткачёв. Для него это уже третья командировка в Лаос. Каждого из обученных лаосских специалистов он хорошо помнит.
В отряде разминирования Международного противоминного центра недавно произошло событие – новым командиром назначен выпускник Института инженерных войск

Общевойсковой ордена Жукова академии
Вооружённых Сил РФ подполковник Дмитрий Храмов. До академии офицер служил в 187-м учебном центре инженерных войск в городе Волжский, где прошёл путь от командира взвода до командира батальона. И вот теперь – командировка в Лаос.
– Эта командировка по-своему сложная и интересная, – отмечает подполковник Храмов. – Личный состав подготовлен, обучен, имеет опыт разминирования. Сапёры оснащены лучшим, что сегодня имеется в арсенале инженерных войск. Здесь, наверное, самое главное – это ответственность. Ответственность за честь и славное имя нашей страны и Вооружённых Сил, за жизнь и безопасное будущее жителей этой прекрасной страны. Каждый из нас, от рядового сапёра до командира отряда, ощущает это и прилагает все усилия для качественного выполнения своей задачи.
Вскоре после начала работ был обнаружен первый за эту командировку суббоеприпас типа BLU. Начало положено. Впереди ещё три месяца напряжённой борьбы с минной угрозой.

Анатолий ХРАМОВ

Фото Анатолия ХРАМОВА и Павла ГЕРАСИМОВА

Нахабино – Вьентьян –  Пхонсаван