«Новый год встречали в небе над Гудермесом…»

image_print

Перед новогодним праздником народный артист России Михаил Боярский отметил юбилей.

Подростки Михаила Боярского боготворят. Фото Александра ЛИСАФИНА.

День рождения у народного артиста России Михаила Боярского всего за несколько дней до Нового года – 26 декабря. На этот раз дата юбилейная – за плечами 70 лет. Наша встреча произошла накануне – ведь поздравлять заранее по народной традиции не принято, а потому первый вопрос был о встрече предстоящего Нового года.

– В вашем репертуаре есть песня «Приходит Новый год» с пожеланиями радости, надежды и удачи. Как встречаете этот любимый всеми праздник?
– Самым чудесным Новый год был в детстве. У нас в семье почти все декабрьские. Поэтому, когда мы жили скромнее и вообще довольно сложно – вчетвером в 16-метровой отапливаемой дровами комнате, то обычно совмещали на Новый год и дни рождения папы, мамы, мой, братьев и сестёр. Всегда приходило много гостей, но всем хватало места. На новогоднем столе были и пироги, и крюшон, и мандарины, и конфеты – «Золотой ключик» и «Мишка на Севере». Сразу после Нового года, на каникулы, мы с братом уезжали в деревню, где ни электричества, ни радио – ничего, только чистейший воздух.
– Можете припомнить какой-то особенный новогодний праздник?
– Накануне 2000 года меня и Александра Розенбаума срочно вызвали из Санкт-Петербурга в Москву, не объяснив зачем. Попытались отказаться: «Да вы что? У нас тут ёлки!» Но потом поняли, что дело нешуточное, раз просят приехать на Лубянку. Ночью нас посадили в самолёт, затем на вертолёт и… в Гудермес – поздравлять наших воинов, вручать им подарки. 31 декабря 1999 года мы с Сашкой Розенбаумом вместе с разными высокопоставленными людьми оказались в воздухе и встретили Новый год… в вертолёте! На всех – несколько бутылок минеральной воды и всё! И ничего не слышно, потому что вертолёт сильно шумел. Общаясь, что-то обсуждая, мы кричали друг другу в уши. А поздравляя с Новым годом, чокались минералкой. Ну а потом, уже на земле, пели с Александром под гитару до утра в полевых палатках, переходя из одной в другую. Везде были накрытые столы, было шампанское. Когда затем нас показали в прямом эфире, моя жена облегчённо выдохнула: «Ах вот вы где…»
– В этом году вы участвовали в телепрограмме «Голос 60+» в роли наставника. Каковы впечатления?
– Это мой дебют: ни разу в «Голосах» не участвовал. Хотя практически все смотрел. Мне очень близка, симпатична эта передача, я там нахожу удивительные голоса, которых в наше время просто не было. Это чудо какое-то!
Но когда идёт передача «Голос 60+» и когда тебе 70 и ты думаешь, что всё – уже конец, а тут вдруг выступает бабушка, которой 91, откалывает такое, что поражаешься: «Боже мой, сколько же в них энергии! Откуда это берётся?» Это стимул для тех, кто киснет, как я. Иногда даже завидую: человеку 85, а у него откуда-то невероятные силы берутся! Не знаю, пригласят ли меня ещё раз на «Голос 60+», но прошедший доставил мне огромное удовольствие.
– Михаил Сергеевич, несколько слов об участии в киносъёмках. Где можно будет вас увидеть?
– Будет продолжение «Гардемаринов», потому что режиссёр Светлана Сергеевна Дружинина – совершенно неутомимая женщина. Она уже снимает «Гардемарины-4» и начала снимать «Гардемарины-5», а в перспективе – 6, 7 и 8. У неё только учиться могу. У нас на съёмках по-настоящему родственные отношения, потому что мы знакомы уже почти полвека. В 1987 году был приглашён Дружининой на роль шевалье Де Брильи в кинокартину «Гардемарины, вперёд!». До этого, ещё в 1979 году, снялся у неё в телефильме «Сватовство гусара».
У нас со Светланой Дружининой и оператором Анатолием Мукасеем достаточно большая биография кинематографическая. И с ними просто, потому что я их очень хорошо знаю – Свету и Толю. Он мне часто подсказывает то, что не подскажет Света, и наоборот. Она, как правило, приглашает сниматься тех, с кем уже работала.
Дружинина – традиционный кинематографический режиссёр-классик. Когда работаю с ней, у меня такое ощущение, что оказываюсь в прошлом веке: пока поставят свет – успеваешь текст выучить, потом тебя гримируют и одевают замечательные костюмеры и гримёры. А вот когда приходится сниматься в фильмах режиссёров нового поколения, то создаётся впечатление, что для них не так уж и важно, как ты играешь, самое главное – насколько быстро это удалось снять.
Хотя теперь я уже достаточно жёсткий артист: если мне что-то не нравится, говорю, что здесь, считаю, надо играть так, а не иначе. Если же режиссёр категорически настаивает на своём, говорю: «До свидания!» Режиссер и актёр не должны на съёмках мучить друг друга разногласиями.

Горжусь, что род Боярских внёс свой вклад  в Победу над фашизмом

– Знаю, что вы не любитель отмечать юбилеи, и тем не менее в день 70-летия, 26 декабря, решили порадовать своих поклонников премьерой спектакля «В этом милом старом доме». Почему выбор пал на эту пьесу Алексея Арбузова?
– Это отнюдь не традиция – отмечать юбилей премьерой. Мне уже было и 50, и 60. В пятьдесят лет отмечали не театральной премьерой, а сборным концертом в БКЗ «Октябрьский», на 60-летие выпустили в Театре им. Ленсовета спектакль «Смешанные чувства» в постановке Олега Левакова. Действительно, я не очень люблю юбилеи, и единственный юбилей, который меня потряс, – Алисы Бруновны Фрейндлих: спектакль «Оскар и Розовая дама» к её 70-летию. Это глубоко запало мне в душу, и я подумал, что неплохо бы и мне сделать что-то близкое, подобное. Но у меня для этого нет ни таланта, ни сил… Поэтому 26 декабря будет премьера «В этом милом старом доме» тоже в постановке Олега Левакова, в которой я с удовольствием принимаю участие.
Это не бенефис, где у меня заглавная роль, это спектакль театра. Там занято 90 процентов молодёжи и всего две возрастные роли – у меня и моей супруги Ларисы Луппиан, причём они второстепенные. Речь идёт о ностальгии, времени, по которому мы скучаем. О тех ценностях, которые наши родители пронесли через всю жизнь, благодаря им выиграли войну… Время послевоенное, знакомое мне, моим родителям, близким и людям, которые в то время составляли соль земли.
Вообще я немного стесняюсь всего, связанного с юбилеем. Есть даже какая-то неловкость от того, что день рождения становится поводом привлекать к себе столько внимания. Увы, это неизбежность. Хотя знаю людей, которые смогли этого избежать. Например, Олег Николаевич Ефремов перед днём рождения всегда уезжал из города. Понимаете, при большом желании я мог бы сделать то же самое. Но когда ко мне обращаются очень уважаемые мной люди, которые специально приедут с поздравлениями из Москвы, не хочу быть бестактным и иду на компромисс со своим желанием.
– Вы затронули военное лихолетье. В наступающем году отметим всей страной 75-летие Великой Победы. Знаю, что ваши дяди сражались на фронте. Они рассказывали о своём участии в Великой Отечественной войне?
– О подвигах Павла Александровича и Николая Александровича Боярских узнал только после их ухода из жизни. В одном из журналов напечатали представления их к наградам. Я был совершенно потрясён тем, как героически они воевали на фронте: один – в пехоте, другой – танкистом. Хотя ни мне, ни моим родным они сами об этом никогда не рассказывали.
Мне кажется, не говорили потому, что количество павших в боях соотечественников итак не давало им спокойно спать.
Горжусь, что семья Боярских внесла свой вклад в Победу над фашизмом. Участвовал в марше «Бессмертного полка» – это народный порыв, который следовало бы сохранить на века.

Олег ПОЧИНЮК, «Красная звезда»

Санкт-Петербург