О чём поведал повреждённый осколком орден

image_print

По его номеру установили имя награждённого.

Раскопки в районе деревни Лескино.

Доподлинно не зная, где похоронен её дед-фронтовик, и оттого раз за разом приезжая к месту его последнего боя, Елена Пантелеева и не догадывалась, что именно здесь он, видимо, и предан земле – надежду на это подарила найденная поисковиками номерная награда.
В один из зимних дней 1943-го они вызвали огонь на себя… Они – это несколько выживших бойцов и командиров из отдельного лыжного батальона 29-й гвардейской стрелковой дивизии, героически сражавшегося на подступах к Гжатску (ныне Гагарин) Смоленской области.
Заместитель командира батальона по политической части майор Александр Соколов был одним из тех, кто по радиосвязи «прощался с братцами». Лучший же его друг, командующий артиллерией дивизии, пронёс воспоминания о том дне через всю жизнь. Зная, что в заданных координатах находится его самый близкий товарищ, к тому же и брат возлюбленной, он был вынужден направить туда огонь… После войны артиллерист женился на сестре Соколова, своего первенца супруги назвали Александром в честь лучшего друга и брата.
Об этом внучка политработника, не терявшая надежды найти место захоронения дедушки, узнала лишь в этом году. Как и о том, что в 2017-м гагаринские поисковики нашли его орден Красной Звезды…

Первая награда политрука Соколова
Александр Соколов родился в 1914 году и вырос в самом восточном населённом пункте нынешней Владимирской области – деревне Овинищи под Гороховцом. Там же во время войны проживала его жена – Антонина Иосифовна.
В Красную Армию он был призван в 1936 году. Участвовал в боях с японцами у озера Хасан в 1938-м. На фронтах Великой Отечественной войны кадровый политработник Соколов сражался с сентября 1941 года. Был ранен в 1941-м на знаменитом Бородинском поле.
Тот самый орден Красной Звезды, найденный поисковиками, политрук Александр Соколов получил как раз за декабрьские бои 1941 года под Москвой. Из наградного документа следует, что он «в критические моменты всегда оказывался на самых ответственных участках боя, воодушевляя своим личным примером бойцов и командиров своего подразделения», в первых числах декабря 1941 года лично водил взводы автоматчиков в разведку и в бой, уничтожал немецких солдат в лесах, а также провёл дерзкую операцию по захвату подмосковной деревни Акулово.
«Товарищ Соколов заслужил боевое уважение у своих подчинённых, которые всегда готовы под его руководством выполнить любые задачи»,– сказано в представлении к награде.
Семья Елены Евгеньевны Пантелеевой, внучки Александра Соколова бережно хранит его фотографии, очень гордится подвигом своего дедушки и его вкладом в Победу.
– Мы долгие годы искали информацию о месте захоронения павших из лыжного батальона, но безрезультатно. На месте их последнего боя, около деревни Лескино, пионеры в 60-е годы прошлого века установили небольшой обелиск, который до этого года оставался единственным местом, куда я могла возложить цветы и поклониться героям, – поделилась переживаниями Елена Евгеньевна. – И как же содрогнулось моё сердце, когда в очередной раз, читая в Интернете сообщение о подвиге лыжников, я узнала, что два года тому назад был найден орден Красной Звезды. По номеру установили: это награда моего дедушки. Хотя орден обнаружен отдельно от захороненных бойцов, я предполагаю, что в братской могиле лыжбата покоится и он…

Впереди у поисковиков ещё много работы, ведь в списках числятся около 300 погибших бойцов и командиров лыжбата

Последний бой у деревни Лескино

Коллаж: Александр Соколов и его орден.

В декабре 1941 года немецкие войска, отброшенные в результате нашего контрнаступления от Москвы, заняли позиции в 20–30 км восточнее Гжатска. Красная Армия не смогла продолжить контр­наступление и остановилась перед укреплёнными рубежами противника. С декабря 1941 года по февраль 1943 года в 180 километрах от Москвы не прекращались бои. Их целью было освобождение Гжатска, ликвидация образовавшегося Ржевского выступа. Сменявшие друг друга дивизии Красной Армии ежедневно несли потери. Наступление в районе Гжатска заметных успехов не приносило. Продвижение советских войск на соседних направлениях, угроза окружения вынудила немецкое командование с марта 1943 года организовать постепенный отвод войск. Этот план получил название операция «Бюффель».
Получив данные об отступлении противника, командование 5-й армии предприняло немедленные меры по его преследованию: в бой вводились все имеющиеся на передовой силы.
21 февраля 1943 года части 29-й гвардейской стрелковой дивизии получили приказ о переходе в наступление с целью освобождения Гжатска.
Имеющемуся в дивизии лыжному батальону предстояло прорвать оборону и, получив поддержку основных сил, развивать наступление на Гжатск.
В ночь на 23 февраля лыжники с потерями прорвали оборону врага и заняли деревню Лескино, находящуюся в 5 километрах от линии фронта. На темпах наступления дивизии сказывался глубокий снег. Противник вновь занял траншеи, за которые прорвались лыжники. Ожили его огневые точки. Наступление дивизии захлебнулось. Лыжный батальон напрасно ждал подкрепления. К Лескино со всех сторон подтягивались подразделения врага, одна атака следовала за другой. Оказавшись в кольце, лыжники дрались отчаянно. Но армейское командование изменило планы и прекратило наступление. Батальон, заняв круговую оборону, вызвал огонь на себя…
Почти все лыжники во главе с командиром Николаем Костаревым и замполитом Александром Соколовым погибли.
Деревню Лескино освободили от фашистов только 10 дней спустя, в начале марта 1943 года. За подвиг у этого населённого пункта уроженец Владимирской области майор Соколов был посмертно награждён орденом Ленина.

Их найдут через 72 года
Основанная в 1991 году поисковая группа «Рейд» в Гагаринском районе Смоленской области обнаружила и перезахоронила несколько тысяч солдат и командиров Красной Армии.
– На протяжении нескольких лет мы стремились обнаружить захоронение воинов отдельного лыжного батальона 29-й гвардейской дивизии. Знали о количестве погибших, о месте их последнего боя и гибели, а вот где захоронены герои, никто сказать не мог, – рассказал заместитель командира отряда и генератор всей работы в Лескино Иван Анохин.
В самой деревне имеется небольшой обелиск, а ближайшая братская могила в нескольких километрах – в Медведках, да и та создана поисковиками. Где покоятся лыжники, неизвестно. По воспоминаниям местных жителей, после боя солдат захоронили где-то в поле.
– Несколько лет подряд мы приезжали в Лескино и методично проверяли окрестности деревни. Результатов это не приносило, – продолжал своё повествование Иван Анохин. – Параллельно вели серьёзную работу по сбору информации. По документам ЦАМО восстановили список всех участников боя. Стали искать родственников. По всем найденным адресам разослали письма. Создали сайт с каналом обратной связи. Это в своём роде история уникальная. Ведь обычно только после обнаружения бойца начинается поиск родных. В случае с лыжбатом – всё иначе. Действуя таким образом, нашли родственников около 60 павших. На аукционах в Германии мы купили некоторые материалы о Лескино, заказали архивные документы частей вермахта в США, перевели и сопоставили все данные. Значительная часть воспоминаний о бое лыжного батальона записана бывшим редактором газеты 29-й гвардейской дивизии Андреем Максимовичем Вахрушевым. В 1990-е годы нам удалось встретиться с ним и сделать копии его записей. В целом количество собранной информации, установленных деталей боя поражало. Но вот захоронения найти мы по-прежнему не могли…
Иван Анохин раздобыл данные немецкой аэрофотосъёмки, сделанной через день-два после февральской драмы 1943-го. На снимках ясно просматриваются и Лескино, и схема немецких боевых позиций, и старая дорога, и воронки от снарядов. По всему полю…
Один опытнейший поисковик, Юрий Борзов, приобрёл даже экскаватор. И вот наконец глубоко запаханный лыжный батальон был обнаружен. Точнее, лишь его часть – подняты были останки 8 бойцов.
За весну 2015 и лето 2016 года на бывшем картофельном поле около Лескино в воронках и капонирах гагаринский отряд «Рейд» обнаружил останки более 80 красноармейцев, которые впоследствии были перезахоронены у обновлённого поисковиками обелиска. Перезахоронены с воинскими почестями и с отпеванием по православному чину. На церемонии присутствовали дети и внуки погибших.
Впереди у поисковиков ещё много работы, ведь в списках числятся около 300 погибших бойцов и командиров лыжбата.
– Через год на этом же поле мы обнаружили искорёженный прямым попаданием осколка, с отбитой эмалью орден Красной Звезды, – подходит к главному мой собеседник. – Вспомнилась фотография политработника Соколова, у которого на груди был такой же орден. Не его ли мы нашли? Запросили данные в ЦАМО. Номер 34257 на реверсе подтвердил нашу догадку: да, это награда майора Соколова.
А это значит, что среди уже перезахороненных лыжников могут быть и останки Александра Соколова, которому так хочет поклониться его внучка.
– Я очень благодарна за эту весточку от дедушки, непременно посещу Гагаринский музей, в котором хранится его орден, – сказала Елена Пантелеева. – Мечтаю к нему прикоснуться.
Кроме того, Елена очень надеется, что когда-нибудь будет установлено, кто именно похоронен в братских могилах. На такой случай поисковики хранят биоматериалы всех найденных останков.

Жанна ЮСУБОВА,  «Красная звезда»