Офицеров войсковой разведки готовят в Сибири

image_print

В войсках знаниями и навыками, уровнем закалки лейтенантов, их преданностью службе довольны.

С беспилотником курсанты на «ты». Фото Олега Черкаса.

С 2017 года в Новосибирском высшем военном командном училище (НВВКУ) используется новая форма комплексного обучения при подготовке офицерских кадров по специальности «Применение подразделений войсковой разведки (Управление персоналом (Вооружённые Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и приравненные к ним органы Российской Федерации)».

В учебном процессе задействованы все кафедры вуза, но ведущей по праву является кафедра разведки и воздушно-десантной подготовки. И если сказать, что здесь у курсантов формируют основы профессии офицера войсковой разведки, то сказано будет не всё. По выпуску из училища в войска поступают готовые специалисты, которых не нужно ни доучивать, ни переучивать.
С таким расчётом строит свою работу научно-педагогический состав НВВКУ, и в частности кафедра, которую возглавляет полковник Евгений Безсуднов. Она размещена в четырёхэтажном учебном корпусе и занимает ещё и весь этаж другого учебного корпуса. Если посчитать, сколько времени каждый курсант проводит в учебных классах, лекционных аудиториях, лабораториях этой кафедры за четыре года, то получится не менее двух тысяч часов. А ещё есть немало занятий по всем предметам обучения на учебно-тренажёрном комплексе НВВКУ – полигоне Кольцово, практика по отдельным дисциплинам и стажировка в войсках.
Будни курсантов предельно насыщенны, и буквально каждый день требует от них не только внутренней собранности и дисциплины, но и соответствующего психологического настроя. Хладнокровия и выдержки этим парням не занимать, они занимаются горной и водолазной подготовкой, совершают парашютные прыжки и обретают практические навыки выживания в трудных климатических условиях. Понятно, что на таких занятиях, где в той или иной степени присутствует определённая доля экстрима, а значит, и риска, атмосфера далека от игровой, вальяжной, какой она нередко складывается на семинарских занятиях в некоторых гражданских вузах. Просидеть в барокамере полчаса, пройти по дну глубокого озера в гидрокостюме, оставить вертолёт, прыгнув с парашютом с высоты 800 или 2000 метров, попытаться отыскать в зимнем лесу замёрзшие коренья и ягоды для пропитания – всё это, кроме теоретических знаний, требует ещё и психологического баланса, силы воли и упрямства в хорошем понимании этого слова. А если учесть, что вся учёба проходит в суровых условиях, там, где зимой температура воздуха опускается до минус сорока, становится понятно, что за четыре года сибирские курсанты получают не только хорошие профессиональные знания и навыки, но и физическую закалку на всю дальнейшую службу и жизнь. Ведь силу воли, настойчивость и смелость в человеке тоже нужно воспитывать. Чего стоят, например, одни только январские и февральские многокилометровые лыжные переходы по лесам и полям в окрестностях полигона Кольцово. Снег в Западной Сибири лежит полгода, и за это время курсанты проходят на лыжах сотни километров. Фраза «Лыжи – крылья сибирского курсанта» – не из пропагандистской патетики, а суровая реальность обычных будней завтрашних офицеров войсковой разведки. Тысячи юношей из Сибири, Дальнего Востока, Забайкалья, да и из центральных регионов России мечтают стать курсантами этого прославленного военного вуза, в списках которого 28 Героев Советского Союза и Российской Федерации.

* * *

Сегодня специализация для курсантов по профилю войсковой разведки – это не изучение двух-трёх основных программных предметов на ведущей кафедре, а целый комплекс знаний и боевых навыков по многим дисциплинам, в которых нет чего-то малозначащего или второстепенного. Эту тенденцию в обучении доходчиво раскрывает полковник Безсуднов:
– Мы отмечаем вековой юбилей нашей военной разведки. За это столетие цели и задачи её не изменились – это добыча информации о противнике и местности. А вот профессиональный облик разведчика за прошедшее время изменился кардинально. Впрочем, не нужно заглядывать в столь отдалённые времена, когда границы Российской империи охраняли и казачьи отряды, регулярные воинские части. Возьмём для примера лет 20 тому назад. Тогда в нашем представлении разведчик – это подготовленный пластун, смелый, очень выносливый и находчивый боец, который способен, например, проползти километра три по тылам противника, что-то разведать, кого-то подслушать, провести, если требуется, диверсию, наконец, что-то выкрасть у неприятеля. И для этого у него было всего 2–3 технических средства разведки. А сейчас этих средств – целая линейка. Причём отдельные из них позволяют бойцу вести разведку с воздуха.
По сути, начальник кафедры разведки и ВДП говорит о том, что в последнее время в связи с интенсивным развитием вооружённых средств борьбы, повлекшим появление новых способов ведения боевых действий, формируется новый облик войскового разведчика. Но что же всё-таки конкретно имеет в виду полковник Безсуднов? По его словам, новый облик войскового разведчика связан с созданием во многих армиях роботизированных комплексов, в том числе и ударных. Когда разведчик должен и может не только разведать объекты и цели противника, но ещё и навести на них авиацию или артиллерию, а порой и самому уничтожить их, если это позволяют условия и обстановка. Ведь и беспилотная авиация уже развивается в несколько другом формате, чем это мы наблюдали буквально ещё несколько лет тому назад. Сейчас поднять в воздух БПЛА и с его помощью что-то увидеть на земле уже недостаточно. Вероятный противник создаёт новые беспилотники, в том числе и ударные, имеющие комплекс вооружения. Существуют БПЛА, сочетающие в себе средства разведки и одновременно средства поражения. Они способны уничтожить танк или САУ, полевой пункт управления или железнодорожный состав с горючим.

Команды курсантов Новосибирского ВОКУ трижды становились победителями Международного конкурса «Отличники войсковой разведки» – в 2015, 2017 и 2018 гг.

– Если ещё несколько лет тому назад мы учили наших курсантов сначала проводить засады, налёты, а потом обучали их техническим средствам разведки, то сейчас структура профессиональной подготовки будущих офицеров кардинально изменилась. Теперь мы
обучаем их этим средствам вначале, потому что без них результативно провести ту же засаду или налёт в нынешних условиях невозможно. Сейчас мы учим курсантов комплексно.
Полковник Безсуднов пояснил форму комплексного обучения. Например, на занятиях по тактике, чтобы выполнить поставленную задачу в полном цикле по основной модели деятельности боевого подразделения, курсанты обращаются к нескольким предметам – военной топографии, минно-подрывному делу, спецрадиосвязи и, конечно, активно используют технические средства разведки. Они применяют комплекс разведки, управления и связи (КРУС) «Стрелец». Алгоритм и последовательность этой работы – выход к объекту, его разведка, определение его прямоугольных полярных координат, формирование сообщения, передача его в центр – на пункт управления или на командный пункт. И всё это на одном занятии. И не только в поле, но и в классе междисциплинарной подготовки. Этот уникальный класс создан офицерами кафедры разведки и ВДП в прошлом году по опыту применения наших разведподразделений за пределами РФ: на большом интерактивном экране отображается реальная обстановка на местности. Для того чтобы выполнить разведывательную задачу, обучаемому предоставляется широкий выбор технических средств разведки – не только КРУС «Стрелец», но и различные приборы наблюдения и разведки, БПЛА, средства спецрадиосвязи, макеты мин, стрелковое оружие и многое другое.
В учебных целях курсант может отработать каждый вопрос темы занятий в отдельности, по элементам, а затем и в целом в комплексе общей задачи своего разведывательного подразделения или разведоргана.
– Когда в прошлом году наше училище посетил министр обороны генерал армии Сергей Кужугетович Шойгу, мы показали ему этот класс междисциплинарной подготовки. Министр обороны сказал, что такие классы необходимо иметь во всех военных вузах, – не без гордости отметил полковник Безсуднов.

Тарас РУДЫК, «Красная звезда»