Он первым принимал раненых

image_print

Медпунктом для военфельдшера в годы войны были воронки, окопы, траншеи, ходы сообщения.

Старший лейтенант медслужбы Василий Александров (слева)
с сослуживцем:
ветеранам войны нет и 30.

Война застала Василия Александрова выпускником Ржевского медицинского училища. Ему не было 18, поэтому в июле 1941 года молодого фельдшера направили на строительство оборонительных укреплений в Молодотудском районе Калининской области. В армию Василия призовут в апреле 1942-го, а уже в мае он окажется на передовой, в районе реки Угры в должности военфельдшера батальонного медпункта.

– Моим медпунктом в годы войны чаще всего было поле боя – воронки, окопы, траншеи, ходы сообщения, – вспоминает ветеран. – Под огнём я ползал по передовой, утыкался лицом то в грязь, то в снег, вытаскивая наряду с санитарами раненых из боя.
Сложно представить, каково это было для 18-летнего мальчишки весом всего 55 кг, истощавшего ещё до призыва. Да и на фронте досыта, особенно в первые годы войны, редко кормили. Иногда приходилось довольствоваться всего двумя сухарями и знаменитыми наркомовскими 100 граммами водки. Но стиснешь зубы, призовёшь на помощь все силы небесные и тащишь за собой раненого на плащпалатке.
– Вытаскивая бойцов из-под огня в укрытия, старались группировать их по нескольку человек в воронках от бомб, снарядов, там оказывали им первую помощь, – рассказывает Василий Фёдорович.
Тогда и пригодились полученные в училище скромные навыки по хирургии и травматологии, теперь их днём и ночью приходилось применять на практике. На фронте военфельдшер не раз добрым словом вспоминал преподавателей, научивших правильно накладывать повязки, шины при переломах, останавливать кровотечение.
Приходилось приспосабливаться и работать в любых условиях, а вот привыкнуть к этому… Когда, например, даже тяжело раненные из-за шока какое-то время сохраняли способность двигаться. Некоторые выходили из боя самостоятельно, поддерживая руками свои вываливавшиеся внутренности, от которых на морозе шёл пар.
– Мои санитары-носильщики, а их было шесть, часто погибали в первом бою. Я и сам был несколько раз ранен, – печалится ветеран.
И хотя за вынос с поля боя 10 раненых с их оружием полагалась медаль «За отвагу», награждали, как правило, только после наступления, которое было удачным. Военфельдшер Александров первую свою медаль получил, когда счёт эвакуированных и спасённых им раненых достигал сотни. Это было уже в Польше, на плацдарме за Наревом. Бои там шли тяжёлые, раненых было очень много. Не хватало перевязочного материала – в бинты обратили нательные рубахи. За неделю наступления от полка в 800 человек в строю невредимых осталось около 150.
Но бороться за жизни в годы войны приходилось не только с врагом: тяжёлые бытовые условия, болезни тоже могли принести потери.

Свою первую медаль «За отвагу» военфельдшер Василий Александров получил, когда счёт эвакуированных с поля боя и спасённых раненых близился к сотне

– В Белоруссии мы столкнулись с сыпным тифом – от местного населения заболевание проникло в войска, – рассказывает Василий Фёдорович. – Умерло несколько бойцов в нашем полку. Изготовили импровизированные жаровни для дезинфекции обмундирования. Затем полк вывели к помывочно-дезинфекционному поезду, где чуть ли не впервые, наверное, за всю войну мы основательно, по-настоящему помылись и оделись в чистое».
Только после взятия Кёнигсберга уже полковой военфельдшер старший лейтенант медслужбы Василий Александров был награждён орденом Красной Звезды. Бои в Восточной Пруссии были кровопролитными – настоящая мясорубка. За ночь через полковой медпункт проходило до 400 раненых. Было нечеловечески тяжело: опытных хирургов не хватало, оперировали так называемые зауряд-врачи – выпускники 4-х курсов мединститута.
Демобилизовавшись в звании капитана медицинской службы, Василий Фёдорович вернулся в родные края. Он до пенсии трудился в центральной районной больнице Ржева, преподавал в родном для него медучилище.

Ржев – Москва

Виктор УГУЛАВА

Александр АЛЕКСАНДРОВ, «Красная звезда»