Она сражалась за Родину…

image_print

На борьбу с нацистскими захватчиками в Белоруссии поднялись все от мала до велика.

Нина Михайловна Данилкович сегодня.

Дети и война. Есть ли более несовместимые понятия? Увы, в истории бывают моменты, когда немыслимое становится явью. Когда началась война, ей было неполных двенадцать лет. Родилась Нина Михайловна Данилкович в селе Борки Коссовского района Брестской области. В первую же неделю войны область, где Нина жила с родителями, была оккупирована фашистами. Девочка стала участвовать в подпольной работе: на местах боёв собирала оружие, боеприпасы и впоследствии передавала их партизанам.

Нина, её сверстники и сверстницы сообщали партизанам информацию о передвижении фашистов по железной дороге и шоссе, помогали выводить людей из окружения. И это всё несмотря на жестокий террор со стороны оккупантов, когда даже за один найденный патрон могли расстрелять целую семью. Каждый день мог стать последним в жизни. Как связная партизанского отряда, юная разведчица Нина Данилкович участвовала в подпольной работе в тылу врага до 17 сентября 1943 года. Затем была в партизанском отряде под командованием Героя Советского Союза Г.М. Линькова до июля 1944 года – момента, когда Брестскую область освободила Красная Армия.
Сама Нина Михайловна так вспоминает о событиях начала вой­ны:
– После нападения нацистской Германии на нашу страну Красной Армии пришлось отступать. В лесах и на местах боёв оставалось много оружия и боеприпасов. Мои родители твёрдо знали, что оружие непременно скоро пригодится. Поэтому вся семья – отец, мама, старший брат, две сестры и я – собирали пулемёты, винтовки, ящики с патронами… Всё тщательно прятали на своём хуторе и в лесу в надежде и с уверенностью, что очень скоро сможем подключиться к отпору захватчикам.

В 1942 году партизанское движение получило уже широкое распространение
на оккупированной территории Белоруссии

Встречая в лесу оказавшихся в окружении красноармейцев, родители помогали им выходить из Слонимских и близлежащих лесов. Хорошо зная местность, в ночное время они выводили красноармейцев лесными и болотистыми тропами на восток.
Там, где фашисты появлялись, они сразу же устанавливали жесточайший террор. Расстреливали красноармейцев, служащих советских учреждений, простых жителей. Так, в деревне Огородники вывели на улицу 12 мужчин и расстреляли. В деревне Любищицы живыми зарыли несколько семей и грузовыми машинами утрамбовали землю. На следующий день мы это место видели своими глазами. Мою бабушку, раздетую, вози­ли зимой на грузовике и потом бросили в колодец, показывали всем: «Это – мать коммуниста».
Везде на временно захваченной территории начались репрессии. Но это не останавливало нас, так как мы твёрдо верили, что фашизму не место на нашей земле. Мы помогали раненым бойцам укрытием, питанием, перевязочными материалами.
В сентябре 1941 года в нашем районе образовалась первая партизанская группа, которой мы передали собранное нами оружие и боеприпасы. В 1942 году партизанское движение получило уже широкое распространение на оккупированной территории Белоруссии. В тылу врага развернулась поистине всенародная борьба против оккупантов.
Нами была установлена связь с разведывательно-диверсионным отрядом под командованием Героя Советского Союза полковника Льдова, известного под псевдонимом Батя (Григорий Матвеевич Линьков), подчинённым штабу Западного фронта. Партизаны выходили на коммуникации противника, взрывали мосты, железные дороги, срывая военные перевозки фашистов, громили их гарнизоны, но для этого необходимы были чёткие сведения о дислокации, о передвижении войск.
Взрослым и молодёжи с 15 лет для малейшего передвижения в населённые пункты, тем более на станции, необходим был пропуск. Поэтому наш школьный возраст был на вес золота. Мне часто приходилось ходить на станции Доманово, Ивацевичи и там наблюдать за железнодорожными составами, использовать магнитные мины, которые мы получали из партизанского отряда.
Взрывы на железной дороге Брест – Минск – Москва были настолько частыми, что немцы были вынуждены на глубину 200 метров вырубить леса и кустарники вдоль железной дороги. Через каждые 100 метров стояли часовые, а через 500–1000 метров были укреплённые доты и дзоты.
Однажды появилась необходимость передать в районный центр револьвер. Задание срочное. Райцентр был в 12 км от нас, на каждом перекрёстке, в каждой деревне по нескольку постов, которые обыскивают каждого. Мама быстро нашла решение. В нашей местности население выращивало и обрабатывало лён, пряли нити. В обиходе были большие клубки ниток. Поэтому намотали на наган столько ниток, чтобы получился круглый клубок, положили его в корзинку – и в путь… Задача была идти весело, на постах сразу же предъявлять корзинку, клубок быстро перекатить с одной стороны на другую, чтобы было видно: в корзине больше ничего нет. На этот раз всё обошлось…
Но всё же наша семья оказалась под угрозой ареста. Так началась наша партизанская жизнь, требующая максимальной концентрации сил, выносливости и смекалки. Запомнился мне солнечный день лета 1943 года, когда карательный отряд скрытно подошёл к расположению отряда, который располагался на нескольких островах среди Пинских болот. Основные боевые группы были на заданиях. Первый остров пришлось оставить. Мы спешно эвакуировали штаб и раненых. По каналу на лодках уходили в глубь болот.
Огромное чувство ответственности за раненых, за тех немногочисленных партизан, которые остались отражать натиск карателей, переполняло грудь. Спрятав раненых в надёжном месте, я вернулась к тем, кто вёл бой с карателями. Передвигаясь по-пластунски, носила еду немногочисленным бойцам. Я также, вжавшись в болотную тину, брала на прицел серо-зелёные шинели, уже победоносно поднимавшиеся на опушке острова…

* * *

Но вот на землю Белоруссии пришло освобождение. Как вспоминает Нина Михайловна, юных партизан отправили в среднюю школу. После девятого класса семья переехала в Подмосковье. В 1951 году она поступила в МГУ на биологическое отделение биолого-почвенного факультета, которое окончила с отличием в 1956 году. Затем была распределена в НИИ антропологии МГУ, где и работает по настоящее время. В течение нескольких десятилетий Нина Михайловна руководила многочисленными экспедициями по сбору антропологического материала от западных границ до Тихого океана, от Архангельска до Кавказа и Средней Азии. В 1972 году защитила кандидатскую диссертацию.
Многие годы Данилкович активно участвует в ветеранском движении. Она член президиума Всероссийской ассоциации юных участников войны, член президиума Московского городского совета ветеранов Великой Отечественной войны (партизанская секция), секретарь секции совета ветеранов Великой Отечественной войны МГУ имени М.В. Ломоносова.
Нина Михайловна награждена орденом Отечественной войны II степени, многими медалями, среди которых «Партизану Оте­чественной войны» I степени. Удостоена она и нагрудного знака «Ветерану разведывательно-диверсионной воинской части 9903 штаба Западного фронта». Звание ветерана Великой Отечественной войны для Нины Михайловны не социальный статус, а состояние души, потребность общения, необходимость быть полезной, отдавать все силы патриотическому воспитанию молодёжи.

Елизавета МЕНЬЩИКОВА