Передовая для хирурга

image_print

Подполковник медицинской службы Дмитрий Бирюков вершиной своего становления считает освоение практики военно-полевой хирургии.

Успех операции зависит и от самого хирурга, и от его ассистентов.

Любой, кто служил или служит, подтвердит: бывает так, что прибываешь утром на службу, входишь в рабочий ритм, начиная выполнять намеченный ещё накануне план задач. И вдруг – телефонный звонок. Берёшь трубку, отвечаешь и… Всё то, что планировал до этого, либо отменяется, либо сразу же становится второстепенным.
У начальника хирургического отделения 426-го военного госпиталя ЦВО подполковника медицинской службы Дмитрия Бирюкова получилось именно так. Или почти так. Как бы то ни было, указание готовиться к убытию в командировку в Сирийскую Арабскую Республику, поступившее от вышестоящего командования, он выполнил без промедлений. Да и со своими задачами в «особом районе» справился безукоризненно.

Выбор пути
Медициной он увлёкся ещё в детстве. У родителей в хозяйстве, в селе, где они жили, было предостаточно разнообразной домашней живности. Случалось так, что приходилось самому, не дожидаясь взрослых, оказывать животным помощь. Научился обрабатывать раны, делать уколы. Правда, выбрал всё же стезю не ветеринарную – хирургическую.
К тому же в школе Дмитрий учился на отлично. А в старших классах, окончательно определив для себя жизненные приоритеты, особый акцент сделал на освоение предметов, необходимых для поступления в вуз, –химию и биологию. Много занимался по этим дисциплинам дополнительно. В итоге, как ни внушали ему, что, мол, конкурс в медвузы запредельный, а уж парню из села там и вовсе ничего не светит, он поступил в Астраханскую государственную медицинскую академию, да ещё и с первого захода.
Вспоминая свой период студенчества, Дмитрий Павлович всегда цитирует известную поговорку о пруде, труде и рыбке. До обеда – занятия в вузе, затем – дежурство в клинике, где он подрабатывал субординатором. Спустя месяцы получил допуск к процессу ассистирования. Дальше уже сам практиковал: удалял липомы, фибромы, прочие образования. Дошёл, наконец, и до аппендицита. Этот вид операций, кстати, в среде сокурсников считался своего рода мерилом профессионального становления. И здесь у студента Бирюкова были весомые результаты. А ещё он целый год совмещал учёбу в академии с наработкой общей практики в составе линейной бригады «Скорой помощи». То есть, можно сказать, прошёл в профессии ключевые ступени становления.
Ближе к выпуску стал задумываться о дальнейшем предназначении. Наличие диплома на руках, как и вузовского договора о содействии в трудоустройстве, ничего особенного не сулили, достойного места работы не гарантировали. И тут припомнился опыт обучения на военной кафедре. Стабильность, перспектива – то, что в последние годы определяет службу в Российской армии, стали для молодого специалиста, раздумывающего о выборе дальнейшего жизненного пути, заманчивыми факторами. После обучения в Саратовском военно-медицинском институте, где он стал теперь уже полноправным офицером-медиком, получил предписание убыть к месту прохождения службы.

Первые сутки в Сирии он запомнил надолго. Вал сменяющих друг друга задач, оперативное принятие решений, отдача распоряжений

Десантный камуфляж под белым халатом
Камышинский гарнизон. Десантно-штурмовой полк. Старший лейтенант медслужбы Дмитрий Бирюков принимает здесь должность врача-специалиста операционно-перевязочного взвода медицинской роты. Год спустя становится командиром медвзвода.
– За три с небольшим года я научился многому, и не только как врач, – вспоминает Дмитрий Павлович. – Освоил премудрости работы с личным составом, овладел навыками составления расписаний занятий, подготовки планов-конспектовк ним. Изучил основные виды оружия и боевой техники, состоящих на вооружении в полку. Поднаторел в проведении строевых смотров, спортивных праздников, занимался совершенствованием учебно-материальной базы.
Времени на полигонах молодой военврач проводил едва ли не больше, чем на «зимних квартирах». Такова специфика службы в Воздушно-десантных войсках – боевых, «продуваемых всеми ветрами». Кстати, с парашютом он прыгать тоже научился.
О том, начальном, периоде своей офицерской карьеры Дмитрий Павлович вспоминает с теплотой. Считает, что ему повезло стартовать именно в этом, овеянном гвардейской славой роде войск, познать жизнь десантников глубоко, основательно. Правда, всё же отмечает: «Стать профессионалом военно-полевой хирургии – это для меня уже тогда стало высшим предназначением».
Вот почему офицер по сию пору благодарен командованию Камышинского полка, которое поддержало его стремление продолжать обучение, поступать в ординатуру военно-медицинского института. Завершал свою профильную подготовку капитан медслужбы Бирюков в стенах Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова в Санкт-Петербурге.
…Интересный парадокс: если повседневная деятельность медицинского учреждения проходит не в постоянных «авралах», для врачей это считается счастьем. В то же время уровень своего профессионализма они полагают достаточным только при наличии постоянной практики. И когда начальник хирургического отделения 426-го военного госпиталя ЦВО подполковник медицинской службы Дмитрий Бирюков (эту должность он занимает с 2014 года) получил предложение попробовать свои силы, выполняя задачи в «особом районе», то даже обрадовался. «Я увидел для себя реальную возможность закрепить практикой свои навыки военно-полевой хирургии», – отмечает офицер.

В Сирийских песках
В Хмеймим небольшая группа врачей, в состав которой входили подполковник медслужбы Бирюков, прибыла с задачей усилить находившийся здесь медицинский отряд специального назначения Центрального военного округа. Поддержка коллегам из МОСН была действительно необходима. Подполковник, едва успев разместиться в полевом городке, тут же заступил на суточное дежурство. Те первые сутки в Сирии он запомнил надолго. Вал сменяющих друг друга задач, оперативное принятие решений, отдача распоряжений. Вот где пригодился опыт службы в десантном полку в Камышине. С порученной ему задачей офицер справился без нареканий.
Как справлялся и все последующие три месяца командировки. Не единожды его включали в состав групп медицинского сопро­вождения транспортных колонн, где Бирюков взаимодействовал с подразделениями российской военной полиции. Часто выезжал на блокпосты, проводя с личным составом занятия по военно-медицинской подготовке. Учил приёмам оказания первой помощи, демонстрировал способы наложения жгута, медицинской повязки, фиксирования пострадавшей конечности.
Какие-то особо экстренные моменты, к счастью, случались нечасто. И все же его опыт, как хирурга, был востребован, и не раз. Хотя бы в тех же «бытовых» операциях: приходилось в полевых условиях и аппендиксы удалять, и фурункулы вырезать. Требовалась профессиональная врачебная помощь и сирийским гражданам.
Одна из таких историй стала достоянием многих средств массовой информации. Речь об Ирине Баракят, уроженке бывшего Советского Союза, проживавшей на тот момент с семьёй в Сирии. Женщина сильно пострадала во время миномётного обстрела террористами города Алеппо: прикрывая собой детей, получила множественные ранения. Сирийские врачи, как смогли, оказали Ирине медпомощь, и всё же потребовалась более квалифицированное врачебное вмешательство.
Было решено эвакуировать пострадавшую в Россию. На одном из этапов транспортировки медицинское содействие Ирине Баракят оказывали специалисты российского МОСНа, в том числе хирург Дмитрий Бирюков. Сегодня здоровью женщины уже ничто не угрожает, она пошла на поправку.
– Командировка в Сирию помогла мне взглянуть на свою специальность по-иному, с нового ракурса, – признаётся подполковник медицинской службы Дмитрий Бирюков. – С полной ответственностью могу сказать, что я теперь как военный хирург состоялся.

Юрий БЕЛОУСОВ, «Красная звезда» 

Самара