Почему американцы готовы «плыть против течения»

image_print

Договор о РСМД мешает реализации планов по наращиванию ударного потенциала вблизи границ России и Китая.

Корабельные установки вертикального пуска Mk 41, используемые США и для наземной системы ПРО на территории Польши и Румынии, способны применять не только противоракеты, но и крылатые ракеты «Томагавк».

Заявления представителей администрации США о намерении выйти из Договора об ограничении ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) вызвали негативную реакцию мирового сообщества. Многие государства, даже ближайшие союзники США, опасаются, что демонтаж этого российско-американского договора подорвёт существующую систему контроля над вооружениями и расшатает основы стратегической стабильности. Против слома ДРСМД выступила и Россия, заявив, что выход Вашингтона из соглашения повлечёт за собой ответные шаги Москвы по восстановлению военно-политического баланса.
Тем не менее Белый дом пока не собирается отказываться от своего намерения. При этом предпринимает попытки оправдать свои действия, обвинив Россию в мнимых нарушениях ДРСМД, а также другие страны, прежде всего Китай, в нежелании присоединиться к этому соглашению. Для этого американцы, как стало известно, почему-то решили ставить перед Москвой вопрос о вовлечении в процесс ограничения баллистических ракет Индии, Ирана, КНР и Пакистана, которые располагают ракетами средней и меньшей дальности, но участниками Договора о ликвидации РСМД не являются.
Как заметил в связи с этим глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров в воскресной телепрограмме Первого канала, Москва предложила Вашингтону самостоятельно выяснить у названных государств их позицию по данному вопросу.
Интересно также, что ранее Россия неоднократно предлагала Соединённым Штатам придать двустороннему и бессрочному договору 1987 года универсальный характер, то есть сделать его многосторонним. Дело в том, что за время, прошедшее с момента подписания договора, многие страны стали обладателями ракет средней и меньшей дальности. Например, Израиль создал целое семейство ракет «Иерихон», попадающих в диапазон действия договора. Согласно данным независимых экспертов, ими оснащено 2-е крыло ВВС Израиля на авиабазе Сдот-Миха неподалёку от Иерусалима. В КНДР уже около десяти лет стоит на вооружении баллистическая ракета средней дальности «Тэпходон-1». Она имеет максимальную дальность, по разным оценкам, от 3200 км до 4000 км.

Москва и Пекин активно выступают против американских планов наращивания ударно-боевых элементов глобальной системы ПРО, превращения космического пространства в арену военного противостояния

Собственные ракеты средней и меньшей дальности есть также у Китая, Великобритании, Франции, Индии, Ирана и ряда других стран. Считается, что в общей сложности 32 государства либо имеют на вооружении ракеты средней и меньшей дальности, либо располагают инженерно-производственной базой для их производства. Очевидно, что для укрепления международной стабильности и безопасности присоединение этих стран к ДРСМД было бы большим плюсом. Но на протяжении всего времени действия договора Соединённые Штаты отказывались от расширения числа его участников, видимо, не желая, чтобы его реализация затронула военные интересы их ближайших союзников.
В связи с этим возникает вполне естественный вопрос: почему же в Вашингтоне вдруг вновь заговорили о необходимости подключения к Договору о ликвидации РСМД других государств? Одна из причин, возможно, кроется в обострении американо-китайских торговых, и не только, отношений. Не случайно в ключевых национальных военно-стратегических установках, утверждённых в период президентства Дональда Трампа, Китайская Народная Республика стала именоваться «противником номер один».
Однако то, каким образом Белый дом предложил охватить договором Китай, больше напоминает шантаж, чем хорошо продуманное предложение. Именно так и отреагировали в Пекине на слова американского президента: «Китай не включён в договор, он должен быть включён в него». Как заявила во вторник на брифинге официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин, Китай в своей оборонной политике придерживается защиты собственных интересов в сфере безопасности и не приемлет шантаж в любой форме. «В очередной раз призываем США прекратить двигаться против течения. По этому вопросу необходимо сначала трижды подумать и только потом предпринимать действия», – подчеркнула Хуа Чуньин.
Не приходится сомневаться, что аналогичным же образом отреагировали бы на такое высказывание Дональда Трампа и другие страны – обладатели ракет средней и меньшей дальности. Особенно видя, что в США сложилась тенденция, когда один президент заключает договор, а другой отказывается от него, поскольку считает, что он якобы противоречит американским национальным интересам. Так было с договором по противоракетной обороне и соглашением об ограничениях иранской ядерной программы, а сейчас Дональд Трамп отказывается от ДРСМД и подумывает это же сделать с Договором СНВ-3 (Договор между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, подписанный в 2010 году. – Ред.).
Почему, зададимся вопросом, застопорился вопрос о денуклеаризации Корейского полуострова, решение которого, казалось бы, сдвинулось с мёртвой точки? Да всё потому, что в Пхеньяне не хотят расставаться со своими ядерными вооружениями, в том числе и ракетами, не имея от США прочных гарантий безопасности своей страны. Одних слов американских представителей на этот счёт северокорейцам недостаточно, да и к договору, если его предложит заключить Белый дом, в нынешних условиях особого доверия у них уже нет.
По сути, складывается ситуация, когда страны скоро вообще перестанут доверять Вашингтону и будут отказываться заключать с ним какие-либо соглашения. И в этом видится другая причина изложенного подхода США о подключении к Договору о ликвидации РСМД новых участников: сделать это руками России, а если не получится, вбить клин между Москвой и рядом других стран, с которыми у России сложились дружественные отношения.
В сложившихся условиях Москва и Пекин активно выступают против американских планов усиления ядерных потенциалов стратегического и тактического назначения, наращивания ударно-боевых элементов глобальной системы ПРО, превращения космического пространства в арену военного противостояния.
По большому счету всё это прекрасно осознают в Вашингтоне, но плетут интриги, чтобы оправдать свои планы по размещению в Европе и Азии новых ракет, принципиальное решение о создании которых, видимо, уже принято в США.

Владимир КОЗИН

_______________
Владимир Козин, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО.