Под знаком пандемии

image_print

Российские эксперты-международники о развитии ситуации в мире.

Центральное командование вооружённых сил США сохраняет незаконное присутствие американского военного контингента на северо-востоке Сирии.

На исходе 2020 год. Год, в котором человечество столкнулось с новым вызовом – пандемией ранее неизвестного коронавируса, внёсшей значительные коррективы в привычную жизнь всех стран. На фоне борьбы с COVID-19 потрясениям подверглась система международных отношений – обострилось экономическое соперничество, нарастало информационное и даже военное противостояние, активизировались споры интеллектуалов относительно сценариев выхода из системного кризиса цивилизации. Как развивалась ситуация в регионах планеты в уходящем году и как она будет складываться в следующем? На эти вопросы «Красной звезды» ответили известные эксперты по международным вопросам.

Профессор Дипломатической академии МИД России доктор политических наук Владимир ШТОЛЬ:
– Уходящий год показал, что Североатлантический альянс активизирует свою антироссийскую деятельность. В декабре свет увидел новый доклад НАТО, который подготовлен группой экспертов под руководством бывшего министра обороны ФРГ Томаса де Мезьера и бывшего заместителя госсекретаря США Уэсса Митчела. Он, по сути, представляет стратегию альянса на новое десятилетие. Что в нём нового в сравнении с предыдущей лиссабонской стратегией 2010 года?
Если в той концепции речь шла о «гарантированной безопасности и динамичном взаимодействии», то нынешний документ нацеливает на системное противостояние с Россией. Доклад указывает на развитие сотрудничества с желающими вступить в него странами – Украиной и Грузией и призывает к ужесточению санкций против Москвы. Если Лиссабонская стратегия говорила о стратегическом партнёрстве с РФ, а относительно Китая она умалчивала, то нынешний доклад констатирует, что стратегия Китая начинает угрожать интересам стран НАТО. Примечательно, но Китай упомянут в докладе 104 раза, а Россия 101.
Свои слова Североатлантический альянс подкрепляет и практическими действиями. Наблюдается существенный рост военных бюджетов стран НАТО, их военный потенциал, в том числе в области ПРО, продолжает наращиваться. На 2021 год уже согласован военный бюджет альянса, предполагающий траты в размере 1,61 млрд евро на военные структуры НАТО. Мероприятия подготовки войск альянса всё чаще проводятся непосредственно у российских границ.
Следует указать, что сам альянс переживает не лучшие времена. За год, прошедший
с юбилейного саммита блока в декабре 2019 года, когда президент Франции сделал громкое заявление «о смерти мозга НАТО», свидетельств тому заметно прибавилось. Даже в том же докладе НАТО содержатся намёки и на позицию Венгрии, и на политику Турции, которые своими действиями подрывают, как утверждается, внутреннее единство альянса.

Генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей КОРТУНОВ:
– В 2020 году Россия оставалась объектом самых разнообразных американских санкций, в отношении нашей страны Соединёнными Штатами продолжалась ожесточённая информационная война. Позиции расходились по большинству самых острых проблем мировой политики, включая кризисы
в Сирии и Ливии, вопросы европейской безопасности, будущее многостороннего соглашения по ядерной программе Ирана, гражданский конфликт в Венесуэле. В конце года США официально вышли из Договора по открытому небу. Вашингтон так и не принял окончательного решения по продлению двустороннего договора СНВ-3 (срок действия заканчивается в начале февраля 2021 г. – Ред.).
В то же время российско-американские отношения характеризовались и тем, что сторонам удалось избежать прямого столкновения в многочисленных кризисных ситуациях и в местах повышенной военной активности, в том числе в Сирии. Нельзя также не заметить, что Россия и США предпринимали определённые усилия по активизации взаимодействия в сфере контроля над вооружениями – летом 2020 года впервые за семь лет были проведены двусторонние консультации по вопросам космического оружия.

Ведущий научный сотрудник Национального института мировой экономики и международных отношений РАН доктор политических наук Александр ФРОЛОВ:
– 2020-й стал годом непредсказуемых тенденций на Ближнем Востоке. С одной стороны, пандемия, хотя и не столь масштабно как по евро-американскому направлению, всё же прошлась по странам региона. Разразившийся системный кризис мировой экономики коснулся практически всех ведущих стран региона. Негативная ситуация из-за коронавируса усугубилась обвалом мировых цен на энергоносители, что было вызвано внезапным всплеском «нефтяной войны» между ведущими странами ОПЕК.
Вместе с тем в начале уходящего года появились признаки некоторой стабилизации в регионе. Саудовская Аравия начала поиск путей политического выхода из конфликта в Йемене. Произошло понижение террористической активности, что было связано как с разгромом военных структур ИГИЛ (террористическая организация, запрещённая в РФ. – Ред.) в Сирии и Ираке, так и с ограничительными мерами в связи с COVID-19. Поначалу обозначились и конструктивные шаги в снижении напряжённости вокруг Ирана. Вашингтон даже предложил иранской стороне свою помощь в борьбе с пандемией.
Но с лета очаги вооружённого противоборства вновь заявили о себе, как и непрекращающаяся борьба за энергоресурсы. Анкара многократно проверяла «красные линии» Греции и Кипра, отправляя свои исследовательские суда в спорные морские районы, где сосредоточены большие запасы природного газа. Убийство в ноябре иранского учёного-ядерщика ещё больше подлило масла в огонь. Тегеран явно провоцировали на военный ответ. До удара возмездия всё же не дошло, Иран лишь заявил о шагах по развитию своей мирной ядерной программы. Это вызвало соответствующую реакцию США и Израиля, заявивших об их готовности применить военную силу, чтобы воспрепятствовать реализации иранского ядерного проекта.
Вопреки неоднократным заявлениям Дональда Трампа Пентагон фактически сохранил американское военное присутствие на северо-востоке Сирии и в зоне Эт-Танф на границе с Ираком и Иорданией. Да и в Ираке CENTCOM фактически лишь осуществил перегруппировку, покинув некоторые базы. Январский удар возмездия по авиабазе Айн-эль-Асад показал уязвимость американских опорных пунктов и их беззащитность от ракетных ударов.

Директор Института Дальнего Востока РАН доктор исторических наук Алексей МАСЛОВ:
– Говоря о ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе, остановлюсь на Китае – ведущей державе Азии. Очевидно, что самым значимым событием уходящего года для этой страны стало противостояние новому коронавирусу. COVID-19 был зафиксирован в Поднебесной в конце декабря 2019 года, вскоре пришлось объявлять карантин.
Но важнее, на мой взгляд, это то, как Китай реализовал свою стратегию выхода из сложившейся ситуации. Китайской экономике не позволили обрушиться, иначе страна рисковала лишиться не только статуса ведущей экономической державы, но и имиджа успешной страны. Пока Китай вышел из кризиса с новыми формами регулирования экономики, создав целый ряд крупных инфраструктурных проектов, принёсших деньги в госбюджет и «заливших» ликвидностью возникшие проблемы. И, как следствие, экономика Поднебесной вновь ритмично «задышала».
При этом Китай объявил о победе над бедностью, выведя из-за черты бедности порядка 100 миллионов человек, что в общем-то беспрецедентно в мировой истории. Это своего рода заявка на наличие своей модели развития, более жизнестойкой перед вызовами XXI века.
На вопрос редакции о том, как будет складываться ситуация в регионах планеты в наступающем году, эксперты ответят в первом номере «Красной звезды» 2021-го – 11 января.

Владимир КУЗАРЬ, «Красная звезда»