Постигая «Бастион»

image_print

Ракетчики под руководством капитана Ивана Прохорова подтвердили высокую надёжность нового подвижного берегового комплекса.

ПБРК «Бастион» осваивает новые территории.

В должности командира первой стартовой батареи подвижного берегового ракетного комплекса (ПБРК) «Бастион» Камчатской отдельной береговой ракетно-артиллерийской бригады капитан Иван Прохоров около трёх лет. Примерно год он с подчинёнными изучал и осваивал новейшее оружие. Затем военная судьба увлекла его в круговорот событий, потребовавших продемонстрировать профессиональные навыки на практике, испытать себя и вверенную технику в различных ситуациях, географических и климатических условиях.

– Мы давно ждали перевооружения на ПБРК «Бастион», – рассказывает капитан Иван Прохоров. – Я был несказанно рад, когда мне одному из первых в бригаде предложили пройти переобучение на новый комплекс и, таким образом, стать участником знакового события в истории соединения.
Скажем больше, за столь короткое время возглавляемая им первая стартовая батарея открыла новые страницы в славной (без преувеличения) летописи соединения. Береговые ракетчики под руководством капитана Прохорова с честью выполнили поставленные задачи в районе, где Россия отстаивает свои геополитические интересы. В длительной командировке в географических широтах с непривычными климатическими условиями личный состав капитана Прохорова проявил себя с самой лучшей стороны, возмужал и приобрёл богатый практический опыт, а самое главное – уверенность в своих силах и надёжности вверенной техники. Неудивительно, что спустя всего несколько месяцев после выполнения ответственной государственной миссии капитан Иван Прохоров был избран для очередного сложного задания на территории со скудной растительностью и сложным рельефом местности в зоне вечной мерзлоты, с плотностью населения 0,07 человека на 1 квадратный километр.
Вдали от пункта постоянной дислокации капитану Ивану Прохорову и его подчинённым в течение нескольких месяцев предстояло держать очередной экзамен на зрелость. Нашему герою было поручено возглавить разведывательно-ударную группу (в составе пусковой установки ПБРК «Бастион», берегового комплекса разведки воздушной и надводной обстановки «Монолит-Б», подразделения обеспечения, а также приданного десантно-штурмового взвода Камчатской бригады морской пехоты на БТР-82А), которая должна была выбрать позиционный район для выполнения последующей задачи по обнаружению и уничтожению кораблей условного противника. До места высадки группу доставил большой десантный корабль «Адмирал Невельской».

В некоторых местах ПБРК «Бастион» приходилось передвигаться по руслам пересохших рек, а также вдоль береговой линии озера, по склонам в 15–20 градусов

Капитан Иван ПРОХОРОВ.

– Вы знаете, перед этой командировкой я волновался больше, чем перед предыдущей, – рассказывает капитан Прохоров. – Во-первых, я был старшим группы и на мне лежала огромная ответственность за поставленную задачу, личный состав, а также новую дорогостоящую технику. Во-вторых, нам предстояло высадиться на необорудованном побережье, совершить марш вглубь территории, выбрать места для стартовых позиций, разбить лагерь. И всё это на труднопроходимой малонаселённой местности с вечной мерзлотой и сложным рельефом. Одним словом, самый настоящий экстрим.
Как признался капитан Прохоров, успех предприятия зависел, безусловно, от морально-волевых качеств личного состава, его профессиональных навыков, надёжности техники и подготовки к экспедиции. Что касается последнего, то в эпопее, о которой идёт речь, никаких форс-мажоров не было. Единственным препятствием, которое могло внести неприятные коррективы в планы группы, была вечная мерзлота. Но поскольку события разворачивались летом, почва и грунт оттаяли примерно на 1,5 метра, а этого было вполне достаточно для возведения временных строений и фортификационных сооружений.
Довольно экстремальным получился поиск стартовых позиций для главного калибра ударной группы. Передвигались действительно по направлениям, поскольку дорог, по сути, здесь не было – транспортные артерии, а точнее то, что от них осталось, лишь просматривались сквозь густую растительность, укоренявшуюся здесь на протяжении нескольких десятилетий. Тем не менее эти «направления» были единственными более или менее безопасными для передвижения такой многотонной техники, как пусковая установка или комплекс радиолокационной разведки и наведения. Бортовой «Урал» и даже БТР-82А, находившиеся в распоряжении группы, на фоне многоосных колоссов выглядели легковыми автомобилями.
– Передвигаться приходилось очень осторожно, в некоторых местах почти на ощупь, – рассказывает капитан Прохоров. – Особую опасность представляли так называемые плавуны – плотная почва, под которой болото. Одно неосторожное движение или опрометчивое решение – и можно было так увязнуть, что никакая помощь, никакая техника не помогли бы вытащить из болота сорокатонных железных монстров. Со всеми вытекающими из этого негативными последствиями.
В некоторых местах приходилось ехать по руслам пересохших рек, а также вдоль береговой линии озера, по склонам в 15–20 градусов. Одним словом, милитари трофи-рейд выдался адреналиновым…
Поиски основной и запасной стартовых позиций осложнялись ещё и рельефом местности, представляющим собой горную тундру со скудной растительностью. Группе важна была не только транспортная доступность намеченных точек, но и оперативный простор для ведения радиолокационной разведки. В итоге рекогносцировка завершилась успешно. Личный состав не подкачал, техника не подвела. Всего за месяц ударная разведывательная группа оборудовала стартовые позиции, полевой лагерь, организовала охрану и оборону, и «Бастион» заступил на боевое дежурство.
– ПБРК «Бастион» – это новое слово не только в отечественном ракетостроении, но и, без преувеличения, в мировом, – не без восхищения рассказывает капитан Иван Прохоров. – «Бастион» – это совершенная, развивающая скорость больше 2,5 М ракета «Оникс». Её отличительные особенности – это полная автономность боевого применения, набор гибких траекторий, высокие сверхзвуковые скорости на всех участках полёта, малозаметность для РЛС и другие. Новый комплекс очень мобильный. Время с момента получения приказа на марше до полного развёртывания на боевых позициях составляет пять минут. Кроме того, позиция комплекса может быть удалена от береговой линии на 200 километров и находиться за естественным укрытием в виде сопок и возвышенностей. Другое неоспоримое преимущество ПБРК «Бастион» – возможность залпового пуска, с интервалом в несколько секунд. И всё это при высочайшем уровне компьютеризации и автоматизации процесса. Работать на ПБРК «Бастион» и почётно, и приятно.

Успех предприятия зависел, безусловно, от морально-волевых качеств личного состава, его профессиональных навыков, надёжности техники и подготовки к экспедиции

В ожидании времени Ч группа не теряла времени даром: каждый день проводила тренировки по специальности, управлению ракетными ударами, связи. Улучшала бытовые условия, охранный периметр.
Когда наступило время Ч, разведывательно-ударная группа незамедлительно приступила к выполнению поставленных задач. По легенде манёвров, передовой отряд камчатских береговых ракетчиков должен был имитировать работу дивизиона ПБРК «Бастион», обнаружить группу кораблей условного противника и уничтожить её посредством электронных пусков. На каждом из этапов учебно-боевой работы, которых было три, мастера ракетного удара взаимодействовали с авиацией и кораблями Войск и Сил на Северо-Востоке, а также со стражами границ Пограничного управления ФСБ России. В те моменты, когда ПБРК «Бастион» находился в «мёртвой зоне» и «Монолит-Б» в силу рельефа местности и ограничений ТТХ не мог обнаружить цели, союзники передавали группе капитана Прохорова целеуказания. В результате такой совместной работы все надводные цели были оперативно обнаружены и условно уничтожены. Разведывательно-ударная группа справилась с поставленной задачей.
– Признаться откровенно, во время активной фазы учения я не переживал за личный состав и технику, так как был полностью уверен в подчинённых и новом оружии, – говорит капитан Иван Прохоров. – Единственное, что заставляло сердце биться чаще, – волнение, обусловленное огромной ответственностью. Ведь мы были, так сказать, на острие атаки, отстаивали честь родного соединения и всего Краснознамённого объединения.
Наш герой очень рад и горд, что его разведывательно-ударная группа достойно выполнила, прямо скажем, непростую задачу. Что во время командировки он приобрёл новых друзей, с которыми и сейчас регулярно поддерживает связь. Эта страничка в военной биографии капитана Ивана Прохорова – большой шаг в его профессиональном росте, открывший большие перспективы и горизонты перед офицером.

Петропавловск-Камчатский

Юрий РОССОЛОВ, «Красная звезда»