Прорывные технологии на всех направлениях

image_print

Сохраняются набранные темпы перевооружения войск, создания современной военной инфраструктуры, решения задач социальной защищённости военнослужащих.

На состоявшемся в минувший вторник расширенном заседании Коллегии Мин­обороны России с участием Президента России – Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами РФ Владимира Путина подводили итоги года. С докладом о результатах деятельности Вооружённых Сил в этом году выступил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу. Не втягиваясь в гонку вооружений, но учитывая вызовы нашей безопасности, военное ведомство и оборонно-промышленный комплекс продолжали выполнение планов по переоснащению и повышению качественного состояния Российской армии.
Каким уходящий год запомнят в Вооружённых Силах и как удалось достичь намеченных планов, – об этом в интервью первого заместителя министра обороны РФ Руслана ЦАЛИКОВА.

Первый заместитель министра обороны РФ Руслан ЦАЛИКОВ.

– Оценивая проделанную работу, каких, на ваш взгляд, ключевых результатов удалось достичь в уходящем году? Какие события стали знаковыми для Вооружённых Сил?
– Министерством обороны за этот год проделана огромная работа, которая получила высокую оценку Верховного Главнокомандующего и подтверждается тем уровнем доверия российского общества, который мы сегодня наблюдаем. Таких результатов удалось достичь за счёт серьёзной плановой работы по всем направлениям деятельности военного ведомства: от перевооружения и строительства военной инфраструктуры до обеспечения жильём и денежным довольствием.
Все мероприятия, предусмотренные планом деятельности и государственным оборонным заказом 2019 года, как отмечал в своём докладе на итоговой Коллегии министр обороны, выполнены в полном объёме. Достигнуты самые высокие за последние четыре года показатели поставок вооружения и техники. Речь идёт о поступлении в войска более 6,5 тысячи единиц нового и модернизированного вооружения, что позволило довести долю современных образцов до 68,2 процента. В следующем году Минобороны поставлена задача довести этот показатель до 70 процентов. Убеждён, что так оно и будет.
Наиболее высокая доля современного вооружения в ядерной триаде, составляет 82 процента. В эту пятницу на боевое дежурство заступил первый ракетный полк, вооружённый ракетным комплексом «Авангард» с гиперзвуковыми планирующими крылатыми блоками. Завершено развёртывание лазерных установок «Пересвет». С 1 декабря, начала нового периода обучения в войсках, они несут боевое дежурство в позиционных районах пяти ракетных дивизий РВСН. Авиационные стратегические ядерные силы пополнились пятью модернизированными ракетоносцами. Успешно завершены испытания головного атомного подводного крейсера проекта «Борей-А» «Князь Владимир».
В системе противовоздушной и противоракетной обороны завершена масштабная работа по перевооружению всех ракетных бригад Сухопутных войск на комплекс «Искандер». Выполнены практические полёты экспериментального разведывательно-ударного беспилотного комплекса большой дальности «Охотник», превосходящего зарубежные аналоги. С 1 декабря на боевое дежурство заступила уникальная РЛС загоризонтного обнаружения. Она способна вскрывать массовые взлёты авиации и пуски крылатых ракет, в том числе гиперзвуковых.
– Как удалось выйти на такие темпы военного строительства? Даёт ли это нам право считаться одной из ведущих армий мира, которое сегодня подтверждают и лидирующие позиции в международных рейтингах?
– Скажу больше, многие из этих рейтингов склонны занижать позиции России. Почему мы должны доверять зарубежным рейтингам, наивно полагая, что у нас вторая армия, а не первая? На самом деле чемпионатов мира между армиями не проводится. Поэтому объективно определить, какая армия вторая, а какая первая – вопрос, скорее, риторический. Мы, например, совершенно искренне считаем, что наша армия первая и лучшая в мире.
Для тех, кто претендует на этот статус, мы проводим Международные армейские игры, где армии ведущих стран мира состязаются в честной и мирной борьбе. Как было в этом году, когда в АрМИ приняло участие рекордное количество участников – 39 государств со всех регионов мира. И в этой напряжённой конкурентной борьбе наши военнослужащие показали высочайший уровень, заняв первое место в общекомандном зачёте, одержав заслуженную победу в подавляющем большинстве состязаний.
У нас есть возможности, которые заложены в бюджете. Но оценивать результативность этой работы исключительно бюджетными ассигнованиями было бы абсолютно неверно. В любой сфере побеждают лишь те, у кого больше умения, мастерства и желания трудиться на благо своего дела. Обладая всеми этими качествами, направленными в верное русло требованиями Верховного Главнокомандующего и министра обороны, российские военнослужащие сегодня по праву могут считаться лучшими в мире.

В 2019 году военный бюджет позволил на оптимальном уровне обеспечить решение всех задач, стоящих перед Вооружёнными Силами

– Как отметил в своём итоговом докладе на Коллегии министр обороны, учитывая нарастающие угрозы, военное ведомство и оборонно-промышленный комплекс продолжат перевооружать армию и повышать качественное состояние войск. Как сохранить с учётом оптимизации военных расходов набранные темпы и при этом не уступать позиции конкурентам?
– Хочу обратить ваше внимание, что на фоне ежегодно растущих расходов США и других стран, военный бюджет России на протяжении нескольких лет остаётся практически неизменным. Если в 2018 году мы находились на седьмом месте по военным расходам среди ведущих государств мира, в текущем – на восьмом, а в следующем будем уже на девятом. При этом нам удаётся сохранять набранные темпы перевооружения войск, создания современной военной инфраструктуры, а также решения задач социальной защищённости военнослужащих.
Важно отметить, что в 2019 году военный бюджет позволил на оптимальном уровне обеспечить решение всех задач, стоящих перед Вооружёнными Силами. Переход на новую систему финансового обеспечения повысил качество планирования бюджетных ассигнований, ведения бюджетного учёта и максимально адаптировал схему финансового обеспечения войск к переходу на военное время в кратчайшие сроки. На сегодняшний день мы имеем наивысший показатель качественного исполнения расходов среди силовых министерств и ведомств.
Нельзя не сказать и о работе Министерства обороны в части пополнения бюджета Российской Федерации. Так, за счёт реализации лома чёрных и цветных металлов, автомобильной, инженерной, железнодорожной и специальной техники, а также иного имущества в федеральный бюджет поступило более 2 млрд. рублей.
С уверенностью могу сказать, что успешное выполнение задач, поставленных перед органами военного управления, войсками и силами, напрямую связано с их обеспечением и эффективным расходованием бюджетных средств. Благодаря такому подходу мы сегодня располагаем достаточными средствами для финансирования материально-технического и медицинского обеспечения, социальных проектов и жилищной политики, строительства инфраструктуры, а также международной и образовательной деятельности. В центре внимания этой работы прежде всего сам военнослужащий, который должен быть обеспечен всем необходимым, чтобы гарантированно выполнять поставленные задачи.
– Не могу в этой связи не спросить: что за прошедший период изменилось в вопросах социальной защиты военнослужащих? Какие из этих показателей демонстрируют качественные изменения в этой сфере?
– В этом направлении работа ведётся непрестанно. Если говорить о наиболее ощутимых достижениях в масштабах Вооружённых Сил в этом году, то здесь следует отметить, что все вопросы социального блока решались комплексно. Прорывные результаты заметны на каждом из направлений социального обеспечения.
За текущий год постоянным жильём обеспечено 6900 военно­служащих, из них реализовавших жилищную субсидию почти в 3 раза больше обеспеченных квартирами: квартиры получили 1800 военнослужащих, жилищную субсидию – 5100. Количество военнослужащих, желающих получить бюджетные средства на покупку либо строительство жилья, уже 27 тысяч, что говорит о востребованном и продуманном подходе к внедрению такой формы обеспечения.
Хотел бы отметить, полностью выполнены планы по постоянному жилью. Если несколько лет назад очередь составляла более 100 тысяч офицеров, то сегодня их уже меньше 50. Только за этот год его получили 7 тысяч военнослужащих, из них больше 5 тысяч воспользовались жилищной субсидией, остальные получили квартиры в натуральном виде. Ещё 300 тысяч военнослужащих на сегодняшний день являются участниками накопительно-ипотечной системы. Из них около 110 тысяч уже приобрели постоянное жильё в избранном месте жительства.
Увеличились темпы обеспечения военнослужащих и служебным жильём. В этом году квартиры получили более 30 тысяч военнослужащих. Успешно решается вопрос обеспечения служебным жильём слушателей высших военных учебных заведений. Нам удалось за последние два года в Москве этот вопрос решить в полном объёме. При этом темп формирования специализированного жилищного фонда возрос более чем в 5 раз. Благодаря правильно организованной работе в специализированный жилищный фонд Министерства обороны дополнительно включены 36 тысяч жилых помещений.
Нам удалось решить многолетнюю проблему по обеспечению военнослужащих, состоявших в распоряжении до его получения. В настоящий момент мы полностью выполнили перед ними все социальные обязательства. А я напомню, что пять лет назад было порядка 61 тысячи распоряженцев. Ещё в одной застарелой проблеме служебного жилья мы добились серьёзных результатов, выйдя на плановые параметры обеспечения. В 2019 году служебное жильё еженедельно получали около шестисот военнослужащих. Всего за этот короткий период обеспечено более 33 тысяч семей.
– В этом году много сделано и для развития военной инфраструктуры. Каковы итоги в этой сфере?
– В текущем году военно-строительный комплекс закрепил наработанный потенциал по объёмам строительства. Начиная с 2017 года ежегодно вводится в эксплуатацию свыше 3,5 тысячи зданий и сооружений. За семь лет пройден гигантский путь по развитию военно-строительного комплекса. В 2019 году приоритетным направлением деятельности явилось создание инфраструктуры группировки сил и средств ядерного сдерживания, аэродромной сети, системы базирования ВМФ, Арктической группировки войск.
Серьёзное внимание уделялось строительству и реконструкции социальных объектов, инфраструктуры военных городков и полигонов. Переданы в эксплуатацию более 430 зданий и сооружений базовых военных городков во всех военных округах, введены более 350 сооружений полигонов и учебных центров, продолжается обустройство полигонов с применением блочно-модульных конструкций.
– Военное ведомство не оставляет без внимания направления, касающиеся правового обеспечения военнослужащих, защиты их прав и совершенствования вопросов прохождения военной службы. Чего удалось достичь?
– В текущем году было проведено правовое и организационное сопровождение 85 законодательных инициатив, затрагивающих интересы военного ведомства, 23 из которых приняты Федеральным Собранием. Работа по остальным продолжается.
В рамках правового сопровождения международного военного сотрудничества в 2019 году проведена правовая экспертиза 50 проектов международных договоров, разработанных Минобороны, 22 из которых уже подписаны.
В вопросах судебной работы отмечу уменьшение количества споров по вопросам прохождения военной службы и обеспечения положенными видами довольствия военнослужащих, жилищных споров, а также связанных с возмещением материального и морального ущерба.
– Военная медицина, как не­отъемлемая составляющая социального блока, также входит в сферу вашей ответственности. И надо отметить, что за последние годы в отличие от гражданского сектора сеть военных медицинских учреждений существенно расширилась. Чем обусловлен вектор развития медицины в структуре военного ведомства?
– Военная медицина в нашем понимании является неотъемлемой частью жизни военнослужащего. Военнослужащий должен быть здоров – это аксиома. Для этого он должен постоянно находиться под профилактическим наблюдением. А поскольку наши люди зачастую служат в нелёгких условиях отдалённых гарнизонов, на подводных лодках – военная медицина сегодня развивается в направлении профилактики и приближения медицины к военнослужащему, от рядового до офицера.
Военная медицина должна всегда быть рядом с солдатом. Для этого мы развиваем сеть медицинских учреждений, восстановили полноценную систему подготовки военно-медицинских кадров, которая находилась в упадке, возродили флагманы военной медицины. То есть мы перезапустили этот процесс, благодаря чему уже сейчас наблюдаем результаты. За последние семь лет общая заболеваемость в армии снизилась на 25 процентов. В 2019 году охват военнослужащих углублённым медицинским обследованием составил 99 процентов.
Хотелось бы отметить, что наша многопрофильная клиника Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова в Санкт-Петербурге способна ежегодно оказывать помощь 50 тысячам пациентов. Сегодня она располагает собственным отделением гемодиализа, вертолётной площадкой для экстренной доставки самых тяжёлых больных и уникальным центром телемедицины, где наши военные медики могут выйти на связь с любой точкой и оказать оперативную помощь.
В плане расширения сети военных медицинских учреждений для них завершено строительство более 100 зданий и сооружений. Продолжается возведение военных госпиталей в Пензе, Южно-Сахалинске и Владикавказе. Из необходимых нам 140 лечебных учреждений до 2030 года осталось построить 23, в том числе девять в следующем году. Кроме того, активно применялась санитарно-авиационная эвакуация пациентов, находящихся в тяжёлом состоянии, в центральные военно-медицинские организации. Благодаря применению мобильных медицинских модулей удалось спасти жизни более 1300 человек.
– Это действительно впечатляет, и мы это видим. В последние годы Минобороны взяло строгий курс на максимально открытое, объективное и доступное информирование общественности о жизни и деятельности Вооружённых Сил. Что представляет собой политика информационной открытости и какие результаты она принесла?
– По результатам недавних опросов общественного мнения около 90 процентов граждан одобряют и поддерживают деятельность Вооружённых Сил. Это подтверждает правильность всех определенных руководством Мин­обороны приоритетов, от боевой подготовки до информационной политики. Мы делали ставку на информационную открытость не для рекламы или пиара. Изначально была произведена колоссальная работа, чтобы обеспечить достойные условия службы призывникам, военнослужащим по контракту.
Именно поэтому мы всегда придерживались принципа, что сначала идут действия, а затем рассказываем о них, иногда параллельно, но никогда не наоборот. В этом и заключается открытость, что мы не скрываем того, как изменилась служба в армии и отношение к военнослужащему.
Информационная работа в Вооружённых Силах организована и ведётся на всех уровнях в рамках единой информационной политики. В условиях перехода нашего общества к цифровым форматам и социальным медиа в большинстве объединений созданы профессионально ориентируемые подразделения по подготовке мультимедийного контента высокого качества. Совершенствуется многоуровневая система подготовки должностных лиц Вооружённых Сил по вопросам информационного обеспечения. Восстановлена система подготовки специалистов для информационных структур военного ведомства. А с 2019 года во всех вузах Минобороны введена дисциплина по основам информационной работы, которой обучаются все курсанты и слушатели академий.
– Но успех российских Вооружённых Сил в Сирии и другие достижения Российской армии в укреплении обороноспособности страны нравятся далеко не всем. Отсюда информационные атаки, провокации и, как их ещё называют, фейки. Насколько военное ведомство готово противостоять этим атакам в условиях современного информационного пространства и в цифровой среды?
– Безусловно, не всех устраивает, что наше общество уверено в боеготовности и боеспособности армии. Нужно признать, что в последние годы усиливается информационное давление, направленное на дискредитацию всей той огромной работы, которая ведётся по укреплению Российской армии. Система массовой информации и коммуникации стала сферой очень серьезного противостояния. Более того, информация в умелых руках и при достаточных ресурсах превратилась в мощное и разрушительное оружие.
Сегодня у нас есть достоверная информация о том, что отдельными государствами через конкретные СМИ ведётся скоординированная работа, направленная на дискредитацию российских органов власти, политиков, общественных деятелей и журналистов. При этом в ближайшее время ожидается усиление информационного давления, направленного против представителей руководящего состава Вооружённых Сил России всех уровней – от командования соединений, объединений, родов войск и видов Вооружённых Сил до непосредственно военно-политического руководства.
Хочу отметить, что в нашей жизни появилась новая среда обитания – виртуальное пространство. И у многих к этой среде ещё не сформировалось такое же отношение, как к тем средам, где мы давно исторически присутствуем, – на суше, в воздухе, в воде. В новом для нас пространстве, к сожалению, происходят атаки и, конечно, действовать методами, которыми можно было действовать в эпоху слухов, уже неправильно. И армии в этом сегменте, в новой среде обитания уделяется много внимания. Со стороны оппонентов это внимание направлено на то, чтобы разрушить, а с нашей стороны для того, чтобы это отразить. Пожалуй, в этом и есть особенность современного информационного противостояния.
Мы привержены честной и открытой работе. Но те, кто будет использовать против нас грязные методы информационной борьбы должны знать, что их действия не останутся без адекватного ответа. И хотелось бы, чтобы представители медиаиндустрии, российских СМИ были если не «штыками» в этом информационном противодействии, то как минимум союзниками. В нынешнем состоянии российские Вооружённые Силы нравятся далеко не всем. Мы и не стремимся к этому. Однако есть замыслы и планы по дискредитации Российской армии, которых мы никогда не допустим. И бороться с этим нужно только открытостью.

Александр АЛЕКСАНДРОВ, «Красная звезда»