Счастлив служить радиоразведке…

image_print

3 октября – 100 лет со дня рождения генерал-лейтенанта Петра Спиридоновича Шмырёва.

Выпускники отделения особого назначения Ленинградской военной электротехнической академии
имени С.М. Будённого, июнь 1941 г.

В более чем вековой истории отечественной радиоразведки огромное количество героических страниц. Но главным её достоянием были и остаются люди, посвятившие свою жизнь служению разведке не ради славы, а во имя нашей державы и её безопасности. Не случайно их заслуженно называют «часовыми эфира». Одним из таких часовых в течение пяти десятилетий был радиоразведчик Пётр Спиридонович Шмырёв. С его именем связана практически вся послевоенная история радио­электронной разведки (ранее радио- и радиотехническая разведка).

Генерал-лейтенант Пётр ШМЫРЁВ

Поколение офицеров 1950–1980-х годов хорошо знает и помнит своего командира не только как талантливого организатора радиоразведки, глубоко компетентного руководителя, наставника и воспитателя целой плеяды радиоразведчиков, но и как душевного, чуткого человека, твёрдого и требовательного, всегда жизнерадостного, полного оптимизма и веры в своё дело, которому он посвятил всю жизнь.
…Пётр Шмырёв родился в Петрограде 3 октября 1919 года. После окончания средней школы в 1937-м поступил в Ленинградскую военную электротехническую академию имени С.М. Будённого на инженерный радиотехнический факультет. Через год его наряду с рядом других отобранных слушателей включают в «отделение особого назначения». Это был первый набор для подготовки инженеров для радиоразведывательных частей ОСНАЗ…
Годы напряжённой учёбы пролетели быстро. Летом 1941-го предстояло получить диплом. 25 июня выпускники готовились сдать последний госэкзамен. Но 22-го грянула война. 15 выпускникам «отделения особого назначения» объявили: «Вот вам, ребята, дипломы, а практику пройдёте на фронте». Сфотографировались на память. На этой уникальной фотографии первого выпуска инженеров радиоразведчиков П.С. Шмырёв во втором ряду второй справа (снимок справа вверху).

В блокадном Ленинграде
О тех незабываемых днях Пётр Спиридонович вспоминал часто: «В Москву мы прибыли поздно вечером 22 июля, ровно через месяц после начала войны, аккурат под первый налёт немецкой авиации на Москву. Ночь провели под землёй на станции метро «Комсомольская», а утром отправились к своему новому начальству, которое тогда размещалось на улице Карла Маркса, 17. Короткое знакомство начальника отдела персонально с каждым из нас, и снова в путь, в учебный центр, в ближайшее Подмосковье… В учебном центре изучали организацию радиосвязи в немецко-фашистской армии, в пределах того, что знали сами преподаватели. Тренировались в приёме на слух, изучали общевойсковые дисциплины…
Где-то в середине августа 1941 года нам объявили, что в Ленинграде имеются три вакантные должности помощников командиров радиодивизионов ОСНАЗ по технической части. Своё желание поехать туда высказали несколько человек. Предпочтение отдали трём ленинградцам: Игорю Алексеевичу Бутченко, Борису Николаевичу Дубовичу и мне… Бутченко, Дубович и я 30 сентября 1941 года вылетели в Ленинград с Центрального аэродрома. Летели военно-транспортным самолётом Ли-2. Ладожское озеро перелетали под слоем сплошных облаков на предельно малой высоте. Приземлились на аэродроме Смольный на северо-восточной окраине Ленинграда.
В разведотделе нас встретил весьма энергичный, подвижный и, по всему видно, требовательный подполковник И.М. Миронов. С этой встречи началась наша служба на Ленинградском фронте».

Советским командованием было принято решение о создании группы радиоразведчиков для работы на дрейфующей ледовой станции

В морском радиоотряде Балтфлота вместе с генералом армии П.И. Ивашутиным.

Весь период блокады помощник командира 623-го отдельного радиодивизиона ОСНАЗ по технической части Пётр Спиридонович Шмырёв находился в Ленинграде и его пригородах, принимал активное участие в организации радиоразведки на всех этапах битвы за Ленинград.
623-й орд ОСНАЗ с 1942 года имел задачу вести разведку на Карельском перешейке. К концу 1942-го дивизионом была полностью выявлена сосредоточенная здесь вражеская группировка: количество соединений и места их дислокации, аэродромы базирования финских ВВС и люфтваффе в Финляндии, Норвегии, а также расположенных непосредственно перед Ленинградским фронтом. О налётах вражеской авиации своевременно сообщалось в разведотдел штаба Ленинградского фронта.
Архивные документы так свидетельствуют о боевых буднях воинов-радиоразведчиков.
Из боевого отзыва штаба 21-й армии Ленинградского фронта за период с июня по сентябрь 1944 года: «623-й отдельный радиодивизион в период всей onepaции на Карельском перешейке обеспечивал ценными данными штаб армии и в значительной степени помог вскрыть группировку финнов в ходе наступления. Данными дивизиона как в ходе наступления, так и в момент жёсткой обороны финнов вскрывалась группировка, перегруппировка, а также места расположения штабов противника. Одновременно с этим по данным радиоперехвата своевременно предупреждались наземные войска армии о предстоящих вылетах авиации противника».
Из наградного листа на инженер-капитана П.С. Шмырёва от 16 апреля 1944 года: «При непосредственном участии П.С. Шмырёва созданы ряд схем и конструкций, которые в значительной степени улучшили условия выполнения заданий командования фронта. Шмырёв возглавил рационализаторскую работу в дивизионе, в результате чего многие образцы табельной аппаратуры модернизированы и в эксплуатации показали хорошие результаты. Много и успешно работает над аппаратурой, обеспечивающей непрерывность связи и управления в синхронной пеленгации. При непосредственном участии Шмырёва восстановлен ряд образцов трофейной спецаппаратуры и создан аппарат собственной конструкции, на котором добыто большое количество ценных данных о противнике в период наступательных операций.

В 1968 году принимается правительственное решение о строительстве
в течение двух лет четырёх больших разведывательных кораблей

В 1941 году в районе Московская Дубровка Шмырёв получил ранение при выполнении служебного задания. За хорошие показатели в работе неоднократно имел благодарности от командования дивизиона и начальника РО штаба Ленинградского фронта.
Достоин награждения орденом Красной Звезды».
В сентябре 1944 года инженер-капитан Шмырёв был назначен в 97-й радиодивизион 1-й отдельной радиобригады ОСНАЗ Ставки Верховного главнокомандующего заместителем командира по технической части.
Дивизион выполнял задачи по разведке военно-воздушных и сухопутных сил противника на юго-западном направлении советско-германского фронта. До Дня Победы дивизионом была вскрыта дислокация более 100 аэродромов противника, на которых базировались свыше 40 частей ВВС Германии, было зафиксировано более 30 000 самолёто-вылетов немецкой боевой и транспортной авиации. Установлена дислокация 30 крупных войсковых штабов сухопутных войск.
День Победы Пётр Шмырёв встретил под Братиславой. Но война для него не закончилась…

в 1943–1944 годах радиооператоры знали по почерку чуть ли не всех немецких радистов

Война продолжается

Начальник ГРУ П.И. Ивашутин поддерживал начинания П.С. Шмырёва по использованию флота в интересах радиотехнической разведки.

Сфера применения радиоэлектронных средств в военном деле неуклонно расширялась. Увеличились масштабы деятельности военной разведки и её составной части – радиоразведки. Её источниками стали не только системы радиосвязи иностранных вооружённых сил, но и все другие радиоизлучающие системы и средства, обеспечивающие боевое применение современного оружия.
Радиоразведка стала вестись не только на земле, но и в море, и в воздухе, сохранив традиционные методы радиоперехвата. Получила развитие радиотехническая разведка, добывающая данные о радиоэлектронных средствах иностранных армий. В конце 1947 года в Главном управлении Генштаба был образован наряду с отделом радиоразведки отдел радиотехнической разведки. А в 1953-м отделы радиоразведки и радиотехнической разведки были объединены в единый отдел, который через два года был преобразован в управление.
В послевоенный период П.С. Шмырёв продолжил военную службу в радиоразведке на должностях заместителя командира по технической части отдельного учебного радиополка, а затем заместителя командира по технической части отдельной радиобригады ОСНАЗ. В 1955 году Пётр Спиридонович получает назначение в Главное управление, в котором он прослужил более 30 лет, пройдя путь от старшего офицера до начальника управления.
В 1950-х годах США начали создавать на северном побережье Канады и на островах Канадского архипелага систему радиолокационных средств раннего обнаружения и управления своей авиацией в Арктике. Советским командованием было принято решение о создании группы радиоразведчиков для работы на дрейфующей ледовой станции. Под руководством полковника Шмырёва была подготовлена такая группа, которая добыла важные сведения о строительстве американских радиолокационных постов.
Начиная с 1957 года радиоразведка приступила к освоению, а позднее и к полному обеспечению слежения за бортовыми средствами связи всех отечественных искусственных спутников Земли и космических кораблей в период запусков, нахождения их на орбите и при возвращении на Землю. В решении этой важной задачи самое активное участие принимал Шмырёв.
Интересно свидетельство полковника в отставке И. Ботнера о качествах Петра Спиридоновича: «Предстояло обеспечить полёт Гагарина. Инструктаж со мной проводил Шмырёв. Культурный офицер, интеллектуал. Инструктаж прошёл без каких-либо заморочек, со знанием дела… Знаете, мне нравился Шмырёв. Он никогда не давил, профессионально и чётко ставил задачи, и подчинённые знали, что нужно делать. А ещё доверял тем, кому поручал».

На удалённых рубежах
В 1968 году принимается правительственное решение о строительстве в течение двух лет четырёх больших разведывательных кораблей. Главной направляющей и организующей силой в осуществлении этого проекта в рекордно короткие сроки был генерал П.С. Шмырёв. Его сослуживец генерал-майор Ю. Крестовский вспоминал: «Мне неоднократно приходилось присутствовать на совещаниях, которые проводил Шмырёв со специалистами-корабелами… Пётр Спиридонович обладал всеми необходимыми знаниями, а главное – умел убеждать, и поэтому очень грамотно, тактично, без лишнего давления добивался согласия кораблестроителей…»
Уже в первые годы эксплуатации корабли показали высокую результативность в добывании разведывательных сведений. С их помощью проводились важные разведывательные операции. Так, в июне 1984 года экипажи советских разведывательных кораблей зафиксировали результаты проведённых США над Тихим океаном испытаний ракеты-перехватчика, которая создавалась в рамках так называемой программы «Стратегическая оборонная инициатива».
Удалённость США от границ нашей страны затрудняла наблюдения за вооружёнными силами США и не позволяла радиоэлектронной разведке обеспечить необходимую электромагнитную доступность к основным источникам информации на их территории. Начальник ГРУ генерал армии П.И. Ивашутин поддержал предложение о создании на Кубе специальной группы радиоэлектронной разведки.
Министр обороны Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский обратился по этому вопросу к кубинскому руководству. Переговоры в Гаване завершились положительно, и с 1963 года личный состав группы приступил к работе. В 1978-м группа была награждена вымпелом министра обороны «За мужество и воинскую доблесть».

Полвека в строю
50 лет своей жизни Пётр Спиридонович отдал армии и радиоэлектронной разведке, которую возглавлял с 1971 по 1987 год. Под его руководством и при личном участии к исходу 1980-х годов в общей структуре нашей военной разведки была создана мощная система радио- и радиотехнической разведки космического, воздушного и морского базирования, которая уверенно решала задачи по обеспечению безопасности Советского государства.
Радиоэлектронная разведка в силу своей специфики всегда оказывалась на острие возникавших кризисных ситуаций, войн и военных конфликтов, представляя командованию важную упреждающую информацию. Не скоро наступит время, когда о делах и достижениях отечественной радиоразведки того времени узнает общественность, а может, и не узнает никогда. Такова специфика разведки.
У каждого фронтовика была своя война. Петру Спиридоновичу воспоминания о фронтовой молодости были дороги не только как память о товарищах и боевых буднях воинов-радиоразведчиков. Его заботой было сохранение и использование опыта и уроков радиоразведки в годы войны.
«Я часто вспоминаю Великую Отечественную войну, – писал он. – Помню себя и своих товарищей – радиоразведчиков 1941 года, когда мы мало что знали и ещё меньше умели. И вспоминаю их же и себя в 1943–1944 годах, когда люди читали немецкую радиосвязь как открытую книгу, когда радиооператоры знали по почерку чуть ли не всех немецких радистов, определяя по ним номера дивизий, корпусов, армий. Любая задача нашим радиоразведчикам была по плечу. Но для этого потребовалось два года войны, два года поисков, ошибок, успехов и неудач…»
Эти мудрые слова Пётр Спиридонович неоднократно напоминал новым поколениям офицеров-радиоразведчиков. Особо он подчёркивал, что военным прошлым отечественной радиоразведки «мы вправе гордиться… именно мы находились у её истоков. Ныне радиоразведка стала радиоэлектронной и ведётся уже не только с суши, моря, воздуха, но и из космоса, где русский человек тоже был первопроходцем».
В 1979 году за участие в создании новых технических средств разведки П.С. Шмырёв был удостоен Государственной премии СССР. После увольнения Пётр Спиридонович более 15 лет возглавлял секцию ветеранской радиоразведки при совете ветеранов Главного управления Генерального штаба. Проводил большую работу по военно-патриотическому воспитанию молодых офицеров и подрастающей молодёжи. Он был патриотом своей службы, был счастлив, как любил говорить, служить радиоразведке. Таким он и остаётся в памяти товарищей, сослуживцев и учеников.
…Земной путь генерал-лейтенанта Петра Спиридоновича Шмырёва завершился в день его 90-летия – 3 октября 2009 года в Москве.

_________________
генерал-лейтенант в отставке
Валентин Михайлович ЦЫГАНКОВ