Случай с лейтенантом Крамаренко

image_print

Офицер-связист Центрального военного округа спас из горящего дома семью из четырёх человек.

Лейтенант Максим Крамаренко.

Если бы не недавний приход на КПП неравнодушного местного жителя, ставшего невольным свидетелем развернувшейся на участке частного сектора близ одной из воинских частей ЦВО трагедии, никто так бы и не узнал о самоотверженном поступке командира взвода связи авиационного объединения ЦВО лейтенанта Максима Крамаренко.

Стать командиром взвода именно этого командного пункта батальона связи Максим Крамаренко решил ещё в курсантские годы. Кто-то тогда ему подсказал, что право выбора будущего места службы предоставляется всем выпускникам вуза, получившим диплом с отличием. К такому диплому Максим и стремился. Во всём старался на совесть. А по труду, как говорится, и честь.
Курсантскую привычку оставаться в лидерах молодой лейтенант сохранил и на новом месте службы. Он легко влился в офицерский коллектив батальона связи, и, по отзыву непосредственного командира, довольно быстро нашёл правильный подход к подчинённым. В итоге, служба спорилась, и это лейтенант Крамаренко очень ценил.
Вот и в тот, невольно ставший памятным для него день, командир взвода связи решил вернуться после обеда в батальон чуть пораньше, чтобы лучше подготовиться к очередной теме занятий с личным составом. Даже вызвал такси на обратный путь из поселковой столовой в воинскую часть.
До КПП оставалось совсем недалеко, когда водитель такси, указав рукой в сторону частного сектора, произнёс: «Смотри-ка: зима, а люди мусор жгут». В морозное небо над чередой двухэтажных построек и впрямь поднимался столб густого дыма.
То, что предположение таксиста было ошибкой, лейтенант Крамаренко понял сразу, как только легковушка въехала в посёлок. В мелькнувшим за окном автомобиля промежутке между домами офицер увидел одно из строений на параллельной улице. Из его распахнутого на втором этаже окна клубами валил дым. «Стой!» – жёстко, по-военному, скомандовал водителю офицер и, не дожидаясь полной остановки автомобиля бросился к горящему зданию.
У обочины Максим по колено провалился в снег. Бежать по рыхлой белой целине было сложно. А на пути – частный участок. Преодолев его забор, Максим Крамаренко оказался в кустарниковой посадке, затем на поле снежных сугробов. Впереди ещё забор, параллельная улица и вновь забор, правда, уже того самого дома. Позже офицер сравнит проделанный путь в сто с лишним метров с необычной полосой препятствий.
Лишь оказавшись у цели, лейтенант заметил в окне второго этажа девочку-подростка. Она, вцепившись в раму, сидела на подоконнике, свесив ноги на улицу. По всему было видно, что, несмотря на опасность за спиной, прыгать вниз она ещё не решилась.
– Прыгай, я поймаю! – прокричал ей офицер. Но, оценив заваленные строительным мусором подступы к дому, тут же передумал: «Подожди, не прыгай, я сейчас».
Офицер в беседе со мной вспоминает: «Когда самый простой выход оказался травмоопасным для ребёнка, я решил пробиться на второй этаж по внутренней лестнице. Однако, чтобы проникнуть в дом, надо было его обойти, а лишнего времени у меня в запасе уже не было. Вижу приоткрытое окно на первом этаже. Недолго думая, проник в помещение через него».
В комнате ещё одна девчушка и две взрослые женщины. Подросток в слезах и с ужасом в глазах. Женщина средних лет металась из угла в угол, не зная, что предпринять. Старшая из обитательниц дома, пребывая в шоковом состоянии, сидела без движения на стуле. Они, казалось, даже не заметили появления в доме офицера, никак не среагировали на его эмоциональный вопрос о наличии приставной лестницы.
– Мысль о переносной лестнице у меня появилась после того, как я увидел, что внутренний подъём на второй этаж уже объят пламенем, – вспоминает лейтенант Крамаренко. – В той ситуации ничего другого не оставалось, как вернуться под окно второго этажа и попытаться поймать девочку на руки.
Выпрыгнув на улицу через то же окно, что послужило входом, офицер бросил взгляд на второй этаж. Но на подоконнике никого уже не было. «Опоздал», – обожгла сознание страшная мысль. И тут же пришла новая «подсказка»: «Назад, в дом. По горящему трапу на второй этаж».
Последовал ставший привычным прыжок в знакомое окно первого этажа. Бросок через уже затянутую едким дымом комнату к полыхавшей лестнице на второй этаж. Один шаг вверх по ней, другой. И вдруг на офицера что-то обрушилось. Это оказалась та самая девчушка со второго этажа, предпринявшая отчаянную попытку сбежать вниз сквозь дым и пламя.
Подхватив её, лейтенант практически скомандовал всем остальным: «За мной – к окну! Я всех приму на выходе!»

Курсантскую привычку оставаться в лидерах молодой лейтенант сохранил и на новом месте службы

– Просто окно оставалось единственным подходящим выходом из горящего дома, – поясняет то своё решение Максим. – Входная дверь уже пылала.
Подростков он принял на улице. Но взрослых, сколько ни кричал, так и не дождался. И вновь пришлось возвращаться в дом. По всему было видно, что пребывающие в шоке женщины не осознают происходящего.
Другого выбора не было. Максим Крамаренко ногой выбил горящую дверь, схватил в охапку женщин и буквально вывалился с ними на улицу.
Снаружи жилое строение уже вовсю горело. Кто-то из местных издали прокричал: «В доме газовый баллон! Уходите, сейчас рванёт!»
Помогая то и дело падающим в глубокий снег женщинам, офицер-связист перевёл их на соседний участок, где находились железобетонные блоки, за которыми можно было укрыться.
… Пострадавшие нуждались в медицинской помощи. Кто-то из соседей подогнал легковую машину. Крамаранко по очереди на руках перенёс в салон автомобиля девочек-подростков, помог добраться до машины взрослым женщинам. К моменту прибытия на место происшествия скорой помощи и пожарных офицера в частном секторе уже не было. В его воинской части никто так и не узнал об участии лейтенанта в происшествии.
Всё могло так и остаться в безвестности, если бы не местный житель, неизвестно какими путями узнавший, что спасение семьи из четырёх человек никак не отмечено. Когда всё прояснилось, командующий войсками Центрального военного округа генерал-полковник Александр Лапин принял решение о поощрении отличившегося офицера-связиста «за самообладание и проявленную решимость в критический момент».

Екатеринбург

Юрий БЕЛОУСОВ, «Красная звезда»