Современный миропорядок в эпоху турбулентности

image_print

Интересы сохранения мира требуют обновлённых подходов к обеспечению стабильности на планете.

В мире не уменьшается число вооружённых конфликтов с участием военнослужащих США и их союзников по НАТО.

Военно-политическая обстановка в мире остаётся напряжённой. Человечество уже привыкло к такой оценке состояния межгосударственных отношений. Имперские амбиции некоторых субъектов (или акторов, как сейчас принято говорить политологами) мировой политики плюс региональные конфликты наряду с сохраняющейся террористической опасностью создают предпосылки для массового кровопролития на планете. В этих условиях правильная оценка современного миропорядка по-прежнему актуальна.

Этой теме был посвящён один из круглых столов, прошедший в конце августа в рамках Международного военно-технического форума «Армия-2020». Его название – «Современный миропорядок и его влияние на национальную безопасность Российской Федерации» – само говорит о направленности и содержании обстоятельной дискуссии, в которой приняли участие авторитетные эксперты, представляющие как государственные структуры, так и научные круги.
На круглом столе отмечалась особая роль пяти мировых ядерных держав – постоянных членов Совета Безопасности ООН в обес­печении безопасности на планете. При этом указывалось, что Россия готова к серьёзному диалогу по установлению стабильного миропорядка. Уместно будет напомнить, что Президент РФ Владимир Путин, обращаясь 15 января 2020 года с Посланием к Федеральному Собранию РФ, заявил, что «назрел серьёзный разговор о стабильности и безопасности миропорядка».
«Время требует осознания нашей общей ответственности и реальных действий. Подать пример должны страны – основательницы ООН. Именно пять ядерных держав несут особую ответственность за сохранение и устойчивое развитие человечества, – сказал глава Российского государства. – Пять наций должны, прежде всего, начать с мер по устранению предпосылок для глобальной войны, выработать обновлённые подходы к обеспечению стабильности на планете, которые в полной мере учитывали бы политические, экономические и военные аспекты современных международных отношений».
Пока же коллективная безопасность в мире, как указывали участники круглого стола в Конгресс-центре парка «Патриот», находится в кризисе. Причин называлось несколько. Прежде всего самые крупные субъекты мировой политики увеличивают военные расходы. Военные расходы растут в США, которые имеют самый большой в мире бюджет, и в большинстве стран — членов НАТО. А также в ведущих государствах Азии. Одновременно растёт количество учений, реализуются масштабные программы модернизации арсеналов вооружений в условиях демонтажа системы их ограничения и контроля. По сути, наблюдается начало нового витка гонки вооружений.

Североатлантический альянс во многом находится в кризисном состоянии из-за внутренних противоречий

В последние годы демонтированы или оказались под угрозой ключевые системообразующие договоры по ограничению вооружений. Сначала Договор об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ) был, по сути, блокирован странами НАТО, которые отказались модифицировать его фланговые ограничения. Потом США вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны. Следующим шагом Вашингтон расторг Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Сейчас американская сторона держит в подвешенном состоянии Договор между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), действие которого заканчивается в начале будущего года.
Одновременно происходит падение эффективности большинства международных организаций, и прежде всего Организации Объединённых Наций. Также значительно снизилась эффективность Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.
Примечательно, что Североатлантический альянс, ведущий военно-политический блок, также во многом находится в кризисном состоянии из-за внутренних противоречий. После окончания холодной войны он утратил свою изначальную миссию – «сдерживание коммунизма» и уже три десятилетия пытается обосновать необходимость своего сохранения, исходя при этом отчасти из интересов военно-политической бюрократии в своей штаб-квартире.
Не может не тревожить политика расширения альянса, которая приобретает глобальное измерение. Североатлантический блок всё более склонен предпринимать миссии, которые не связаны с защитой или обороной территории в пределах традиционной зоны ответственности.
Во взаимоотношениях большинства государств происходит падение уровня доверия. Одновременно нарастает использование санкций в международных отношениях. Санкционная политика из исключения становится нормой современной политики. Кроме того, небывалого уровня ожесточённости достигли информационные войны, в ходе которых предпринимаются попытки демонизировать ряд участников международной деятельности.
Эксперты обращают внимание на рост активности неконтролируемых (или частично неконтролируемых) государством вооружённых структур, среди них выделяются частные военные компании, различного рода повстанческие движения и экстремистские политические группировки, использующие террор как инструмент для достижения своих целей.
Немалая опасность проистекает из-за усложнения нынешних технических, инфраструктурных и социальных систем. Это объективный процесс, но это повышает и их уязвимость: увеличиваются возможности различного рода государственных и негосударственных субъектов нанести удар по слабым точкам. В том числе и «под чужим флагом». То есть существует возможность провокационных действий со стороны третьих сил для того, чтобы провоцировать масштабные межгосударственные конфликты.
В начале ХХI века особенно рельефно стали проявляться «тёмные стороны» глобализации, связанные с возрастанием конфликтогенности в мире. Развитию цивилизации по такой тревожной траектории в существенной мере способствует повышение влияния факторов неопределённости, связанное с эгоцентричным поведением отдельных крупных государств, появлением негосударственных глобальных акторов, в первую очередь радикальных исламистских организаций, делающих ставку на масштабные террористические акты, а также с обострением проблемы распределения ресурсного потенциала.
Эксперты считают, что сегодня в повестке дня – формирование нового миропорядка, основанного не на балансе сил, а на балансе интересов. В идеале логика баланса интересов должна предусматривать решение двух взаимосвязанных задач: во-первых, координацию деятельности международных организаций, действующих в сфере обеспечения безопасности в рамках единой глобальной стратегии, во-вторых, согласование такой стратегии со стратегиями обеспечения национальной безопасности. Реализация предложенного подхода позволит обеспечить прогнозируемость развития ситуаций в сфере международной безопасности.
Однако межгосударственные переговоры могут быть результативны, если удастся обеспечить высокую степень взаимного доверия. В основе последнего могут лежать механизмы самоограничения и ограничения, основанные на стратегии политической адаптации национальных интересов к интересам всего мирового сообщества.
Суть логики самоограничения и ограничения – способность наиболее мощных держав к самоограничению (сдержанности) и способность мирового сообщества ограничивать действия тех международных субъектов (государств или негосударственных игроков), поведение которых наносит явный ущерб интересам международной безопасности. Самоограничение и ограничение – ключевые функции поддержания порядка, миссию которого от лица всего международного сообщества пытаются выполнять международные организации прежде всего ООН, а также наиболее сильные державы.
В ходе дискуссии на круглом столе указывалось, что миссия ограничения возлагается прежде всего на ООН и ОБСЕ, а миссия самоограничения – на наиболее сильные державы. Сегодня это в первую очередь США, Россия и Китай. Инструментами ограничения являются нормативно-правовая база и авторитет ООН и ОБСЕ, а инструментами самоограничения служат национальное законодательство и национальные (блоковые) интересы.

Андрей КИСЛЯКОВ,  «Красная звезда»