Три юбилея

Вспоминает участник ликвидации массовых лесных пожаров в 1972 году полковник в отставке И. Данильченко.

14 января – День трубопроводных войск

Три юбилея

Трубопроводным войскам исполняется 70 лет. Однако в этом же году есть ещё два юбилея, может, не столь знаменательных, но всё же имеющих прямое отношение к трубопроводным войскам. В 1972 году, спустя 20 лет после формирования первой трубопроводной части и 50 лет тому назад, трубопроводные войска впервые масштабно и успешно использовались для подачи воды в районах ликвидации массовых лесных пожаров в европейской части страны. Наконец, в 2022 году исполняется 20 лет со дня выхода в свет книги «Трубопроводным войскам 50 лет». Все три события связаны между собой…

Хотелось бы остановиться на памятных событиях полувековой давности – мне довелось быть их участником. В это время я служил в должности старшего инженера 95-й трубопроводной бригады (тпбр).
Как управление бригады, так и трубопроводные батальоны содержались в качестве воинских частей кадра. Батальоны были почти полностью укомплектованы офицерским составом и примерно на одну треть от полного штата мотористами, монтажниками, связистами, водителями и прочими специалистами. Проводившиеся интенсивные занятия и учения (взводные, ротные, батальонные и бригадные) позволяли добиться высокой квалификации личного состава. На высоком уровне велась мобилизационная подготовка. Ежегодно в Советской Армии проводилось не менее 6–8 учений с призывом приписного состава и практическим развёртыванием трубопроводов на 150 км, реже проводились учения трубопроводных бригад на 600 км в одну линию или на 300 км в две линии по совмещённой трассе. Принятая система укомплектования батальонов до полного штата позволяла иметь подготовленных специалистов в каждом подразделении. Так, существовавший подход предусматривал, например, включать в состав расчёта передвижной насосной установки хотя бы одного кадрового моториста. Таким же образом почти в каждый линейный взвод старались включать кадровых солдат-монтажников, правда, не всегда это было возможно. Командирами взводов, а иногда и рот были офицеры из приписного состава. У них, конечно, недоставало практического опыта.
На примере действий во время ликвидации массовых пожаров в 1972 году нашей и других трубопроводных батальонов и бригад кадра можно увидеть степень их готовности к использованию по предназначению.
…У меня оставалась ещё неделя отпуска, когда 10 августа я был вызван командиром бригады полковником Н.В. Поповым, который сказал, что надо вернуться на службу. На основании приказа командующего МВО следовало подготовить и отправить в районы пожаров 83-й отдельный трубопроводный батальон (отпб), командиром которого был майор Н.А. Лямин. Батальон должен был прибыть в район посёлка Куровское и развернуть линии трубопровода ПМТ-150 для подачи воды на направлениях, согласованных с местной администрацией. Выдвижение на марш – с утра 11 августа. Мне же в составе оперативной группы от управления бригады (начальник инженерной службы подполковник Д.А. Чернов и начальник химической службы майор А.С. Прытчиков) приказано было убыть в ночь на 11 августа с тем, чтобы до прибытия батальона согласовать рабочие вопросы с местной администрацией.
Мы выехали в три часа ночи и к началу работы администрации были на месте. Здесь нам показали на карте очаги наиболее опасных пожаров, рассказали о составе задействованных местных сил и средств. Было принято решение развернуть в первую очередь линию трубопровода для подачи воды из озера Белое в направлении на северо-восток к горящему лесу. Вместе с представителями администрации мы проехали по предполагаемой трассе прокладки трубопровода, оценили возможность использования местных дорог для подвоза труб, выбрали пункт развёртывания начальной насосной станции. Мы вернулись в Куровское, и к этому же времени туда прибыла колонна 83-го отпб во главе с майором Н.А. Ляминым, которому подполковник Д.А. Чернов поставил задачу на развёртывание первой линии трубопровода. Колонна батальона после короткой остановки продолжила марш в направлении озера Белое. В составе батальона прибыли заместитель командира по технической части капитан А.В. Бадигин, командиры рот старший лейтенант В.А. Алексеев и лейтенант В.И. Ручкин, командир автомобильной роты старший лейтенант Ю.А. Рязанов. Вместе с колонной батальона поехал и я, чтобы ознакомить офицеров с направлением прокладки трубопровода. По прибытии в назначенный район часть личного состава начала готовиться к монтажу линии трубопровода и развёртыванию средств перекачки в начальном пункте, а оставшиеся – к разбивке полевого лагеря.
Развёртывание линии ПМТ-150 протяжённостью 6,3 км началось в тот же день (11 августа) в 20.00. Летом в это время суток ещё достаточно светло. Несмотря на усталость людей после длительного марша, работали они дружно и быстро. А в воздухе уже была мгла и запах гари от горевшего леса. Перекачка по этой самой первой линии велась до 2 сентября. Впоследствии я туда приезжал – озеро было почти полностью выкачано, и местные ребятишки были этому очень рады – они выбирали из ила рыбу…
К концу дня я вернулся в горис­полком. Здесь находился майор Н.А. Лямин, согласовывавший с администрацией района вопросы взаимодействия. Он сообщил, что получена директива на отмобилизование бригады и нам приказано срочно вернуться в Наро-Фоминск, забрав с собой необходимых специалистов. Основной части батальона предстояло остаться и продолжать выполнение поставленной задачи. Затем они действовали в качестве отдельной оперативной группы. Наконец около 21 часа группа офицеров во главе с майором Н.А. Ляминым выехала в Наро-Фоминск.
В военный городок мы прибыли около двух часов ночи. Забежал я домой, взял «тревожный» чемодан и отправился в штаб бригады. В военном городке находился первый заместитель начальника Тыла Вооружённых Сил генерал-лейтенант П.И. Сысоев. Он контролировал и координировал действия по отмобилизованию 95-й тпбр. Сам факт присутствия такого высокого должностного лица при укомплектовании бригады по полному штату говорил о том, какое значение придавало руководство этим мероприятиям. Ещё бы – выполнялось решение ЦК КПСС о привлечении к ликвидации пожаров Вооружённых Сил страны в том числе трубопроводных подразделений и частей.

В 1972 году пожары в стране происходили на площади 1,8 млн гектаров. При этом число лесных пожаров составило 40 170 на площади 1,46 млн гектаров

Три юбилея

Примерно к трём часам 12 августа я прибыл в район отмобилизования бригады и сразу включился в работу в качестве начальника пункта приёма личного состава. До прибытия офицеров и прапорщиков 83-го отпб из Куровского приём личного состава и техники вели выделенные начальником базы горючего полковником В.О. Осиповым офицеры и прапорщики базы горючего и 184-й школы младших специалистов Службы горючего. Работа эта весьма ответственная и напряжённая, поскольку в течение суток необходимо принять при отмобилизовании бригады более двух тысяч офицеров, сержантов и солдат. Мы вникли в обстановку и приняли дела, что не потребовало много времени, и включились в работу. Тем более что у нас уже имелся определённый опыт – в 1970 году мы развернули до полного штата отдельный трубопроводный батальон, а в 1971-м – трубопроводную бригаду с выдачей личного оружия. Работой пункта приёма техники руководил мой «однокашник» по Академии тыла и транспорта капитан А.В. Бадигин. Руководство приёмом поступающих ресурсов осуществляли командир бригады полковник Н.В. Попов и начальник штаба подполковник А.И. Марков. Они же находились на постоянной связи с военкоматами, командованием округа и нашим Центральным управлением.
На пульсе событий держал руку начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза В.Г. Куликов. Он вызвал по связи полковника Н.В. Попова и
спросил, как идёт приём личного состава и техники, уложимся ли мы в положенное время. Ответ был положительным.
К концу дня 12 августа полковник Н.В. Попов поставил мне задачу – в качестве представителя управления бригады убыть с первым уходящим в назначенный район батальоном майора Н.А. Лямина для контроля хода марша. С нами ехал офицер Генерального штаба (их в районе было несколько человек, контролировали ход отмобилизования). По направлению выдвижения бригады уже были развёрнуты радиостанции Р-118, через них мы докладывали о прохождении рубежей. Марш прошёл организованно, к полудню мы прибыли в назначенный район. После этого я направился в полевой лагерь управления бригады на берегу озера недалеко от Егорьевска и доложил о выполнении задачи подполковнику А.И. Маркову. Мне наряду с другими офицерами управления бригады было приказано выехать для проверки хода работ в батальонах. Так началась наша эпопея.
Лето 1972 года выдалось жарким и засушливым. Во многих реках, прудах и озёрах уровень воды резко упал; некоторые водоёмы вообще пересохли. Засушливое лето, небрежное поведение населения в лесных массивах и самовозгорание торфа – вот три основные причины этого бедствия. Любой пожар начинается с маленькой искры. Такой искрой в нашем районе послужили сначала незначительные, а потом ставшие угрожающими пожары на стыке границ Московской, Владимирской и Рязанской областей. Именно то, что они были незначительными и находились на стыке трёх областей, не вызвало необходимой реакции руководителей. Тревогу забили с большим опозданием, когда дым от пожаров достиг Москвы…
В 1972 году пожары в стране происходили на площади 1,8 млн гектаров. При этом число лесных пожаров составило 40 170 на площади 1,46 млн гектаров. В Подмосковье было зафиксировано 3088 лесных пожаров и очагов горения торфа на площади 32,9 тысячи гектаров.
Руководство страны приняло решение направить для ликвидации пожаров формирования Гражданской обороны, Министерства обороны, Министерства внутренних дел, горноспасателей, местных жителей. От Минобороны привлекались воинские части и соединения инженерных войск, химзащиты (авторазливочные станции), трубопроводные войска. В Подмосковье в борьбе с пожарами принимали участие более 70 тысяч человек, в том числе от Министерства обороны 24 тысячи. Задействовано было около 1500 единиц инженерной техники.
В пределах Московской, Владимирской и Рязанской областей были созданы оперативные зоны по борьбе с пожарами – Орехово-Зуевская, Егорьевская, Гусь-Хрустальная и Шатурская. В каждой зоне действовала какая-либо дивизия (танковая, мотострелковая или воздушно-десантная), которой придавался один трубопроводный батальон. Так, один из наших батальонов был придан 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии.
Отмобилизованные трубопроводные батальоны нашей бригады начали развёртывание линий трубопровода уже к исходу дня 12 августа (например, две линии по 6 км от Воиновой горы (северо-восточнее Орехово-Зуева до 1,8 км восточнее Будьково). В основном же 13 августа завершались марши батальонов в назначенные районы, обустройство, разведка трасс; начинался монтаж нескольких линий. 14 августа началось повсеместное развёртывание линий ПМТ. В дальнейшем сооружались по мере надобности другие линии, а там, где уже не было надобности, трубопровод сворачивался.
Таким образом, в кратчайшие сроки после получения сигнала на отмобилизование все трубопроводные батальоны нашей бригады прибыли в назначенные районы и немедленно приступили к развёртыванию линий трубопровода. Очень жаль, что при ликвидации пожаров уже в 2010 году некоторые специалисты, не зная нашей истории, в официальных сводках и докладах утверждали, что отмобилизованные в 1972 году трубопроводные части приступили к развёртыванию линий трубопровода лишь через 10-15 суток после отмобилизования.
Фактически дело обстояло следующим образом. Сигнал на отмобилизование бригады был получен в 14 часов 11 августа. Уже к исходу дня 12 августа начат монтаж линий трубопровода. Показателен рост количества линий. 13 августа перекачка велась уже по 9 линиям ПМТ, 20-го – по 28, 24-го – по 33, 28 августа по 41 линии – это наибольшее количество линий трубопровода в нашей бригаде, по которым велась одновременно подача воды в очаги пожаров.
Перекачиваемая по линиям ПМТ вода использовалась для подавления лесных пожаров и возгораний торфяников. Работа велась в тесном контакте и взаимодействии с местными органами власти, другими воинскими частями, частями Гражданской обороны и местными формированиями. Для работы штабу бригады отвели две комнаты в здании райисполкома в Егорьевске, где офицеры управления находились практически всё время. В полевом лагере только ужинали, спали и завтракали. Обед привозили в термосах из полевого лагеря. Мне по долгу службы приходилось много ездить в роты и батальоны, проверять работы по монтажу и перекачке, помогать устранять некоторые ошибки не имеющих достаточного опыта офицеров из приписного состава.
Управлению бригады и мне в том числе, в качестве старшего инженера, предстояло решить ряд первоочередных задач. Надо было выработать тактику действий, технологические схемы развёртывания линий в зависимости от обстановки, а также способы использования подаваемой по ним воды. Кроме того, призванный приписной состав в большинстве своём не имел требуемой профессиональной подготовки. Это относится как к знанию устройства и правил эксплуатации средств перекачки и трубопроводного оборудования, так и к умению вести монтаж и заполнение трубопровода. Офицеры, прапорщики и солдаты кадра из-за своей малочисленности не могли быть в составе каждого взвода или отделения.
Что касается тактики действий и технологических схем, то родились они не сразу, а по мере накопления опыта. Следовало рационально использовать значительные подаваемые по линиям трубопровода объёмы воды с привлечением автомобильных наливных средств (пожарных машин и авторазливочных станций) и имеющихся у начальников оперативных зон людских ресурсов. В конечном итоге наиболее рациональные способы взаимодействия были выработаны и проверены на практике. Вот хотя бы такой пример. Пожарные машины с расчётами успешно использовались при ликвидации лесных низовых пожаров. Отрицательным фактором в их работе являлись большие потери времени на пополнение запасов воды в цистернах. Расстояние от очагов горения до источников воды в 75 процентах случаев не превышало 8 км, хотя иногда доходило до 20  км. Это значит, что расчёт пожарной машины или авторазливочной станции в течение одного цикла работы (тушение пожара, свёртывание и развёртывание рукавов, следование к источнику воды и обратно, наполнение цистерны) до 50–60 процентов времени расходовал на движение к источнику воды, наполнение цистерны и возвращение к очагу пожара. Рациональный вариант работы состоял в следующем: линия трубопровода подводилась как можно ближе к очагу пожара, в конце её из штатного трубопроводного оборудования сооружался стояк, через который ёмкости машин наполнялись с подачей примерно 1,5 кубометра в минуту. Таким образом, с учётом времени подъезда и отъезда процесс заполнения цистерны длился не более 10 минут. Здесь же выдавалась вода в малые ёмкости для тушения пожара вручную, а также развёртывали пожарные рукава, наращивая их по мере надобности.
Ещё один вопрос, который вызывал озабоченность у командования бригады – уровень подготовки приписного личного состава. Обучение велось в ходе практических действий. По указанию начальника штаба бригады подполковника А.И. Маркова я в течение дня разработал памятки мотористу и монтажнику-трубопроводчику, а также упрощённые схемы обвязок насосных станций. К вечеру эти материалы были переданы в редакцию местной газеты в Егорьевске. Утром мы получили отпечатанные схемы и памятки, а к исходу дня они были уже во всех наших батальонах.
Командование 95-й тпбр постоянно отслеживало обстановку в районах действия трубопроводных батальонов. Мне довольно часто поручалось вести воздушную разведку с вертолёта (было придано звено вертолётов). По возвращении я докладывал командиру или начальнику штаба бригады о том, в каких районах наблюдается наибольший размах пожаров, куда идёт их распространение, где действуют подразделения батальонов. Эти данные анализировались, после чего принимались те или иные решения. Такой подход обеспечивал немедленную реакцию в соответствии с обстановкой.
3 сентября я вернулся из очередного полёта и по телефону доложил подполковнику А.И. Маркову результаты разведки. Тут же получил команду ждать прибытия его и капитана Н.А. Ерёменко (начальник автотракторной службы бригады) и вместе с ними лететь в район Ильино, где дислоцировался 71-й отпб кадра нашей бригады. Оказывается, был получен сигнал на отмобилизование 131-й тпбр для участия в ликвидации пожаров. Имея довольно весомый опыт в приёме личного состава и техники при развёртывании трубопроводных частей и соединений до полного штата, мы оказали действенную помощь командованию батальона. Уже через день, 5  сентября, началось развёртывание первых линий трубопровода.

В Подмосковье в борьбе с пожарами принимали участие более 70 тысяч человек, в том числе от Министерства обороны 24 тысячи. Задействовано было около 1500 единиц инженерной техники

Три юбилея

Масштаб привлечения трубопроводных войск к ликвидации массовых пожаров был довольно внушительным. Всего было задействовано пять тпбр и четыре отпб. Показательны результаты их работы.
95-я тпбр полковника Н.В. Попова действовала в районе Егорьевск – Ногинск – Орехово-Зуево – Шатура. Развёрнуто 53 линии ПМТ общей протяжённостью 366,8 км.
131-я тпбр подполковника А.И. Демешко действовала в районе Дзержинск – Горький – Балахна. Развёрнуто 29 линий ПМТ общей протяжённостью 205,5 км.
61-я тпбр подполковника В.З. Косарева действовала в районе Пенза – Йошкар-Ола. Развёрнуто 38 линий ПМТ общей протяжённостью 239 км.
45-я тпбр полковника П.А. Мамчура действовала в районе Чебоксары – Рязань – Иваново. Она была отмобилизована на Украине на базе 5-го отпб и совершила марш протяжённостью более 1000 км по железной дороге. Развёрнуто 19 линий ПМТ общей протяжённостью 74 км.
22-я тпбр подполковника Т.Д. Гладких действовала в районе Гусь-Хрустальный – Киржач – Мантурово – Тесина. Она была отмобилизована в Прибалтике. Развёрнуто 34 линии ПМТ общей протяжённостью 339 км.
1565-й отпб подполковника А.Н. Кузнецова действовал в районе станции Свеча. Развёрнуто 3 линии ПМТ общей протяжённостью 21,5  км.
1174-й отпб подполковника В.А. Легостаева действовал в районе Брянска. Развёрнута одна линия трубопровода протяжённостью 5,5 км.
64-й отпб подполковника Н.И. Клепикова действовал в районе Киришей. Развёрнута одна линия трубопровода протяжённостью 2,2 км.
1379-й отпб майора В.П. Кротова действовал в районе Пензы. Развёрнута одна линия трубопровода протяжённостью 9 км.
Большим событием для нас стало посещение 95-й тпбр начальником ЦУСРТГ генерал-полковником В.В. Никитиным, вложившим немало труда в организацию разработки ПМТ, их испытания, принятие на снабжение, подготовку кадров. Для трубопроводчиков он являлся непререкаемым авторитетом, пользовался уважением и любовью. Прибыв к нам, В.В. Никитин заслушал доклад командира бригады полковника Н.В. Попова, после чего они выехали в один из батальонов. Мне с группой солдат было поручено их сопровождать, как говорится, «для подстраховки». Они побывали на одной из насосных станций, где генерал-полковник побеседовал с мотористами, затем поехали на поле добычи фрезерного торфа. Здесь были расположены «караваны» фрезерного торфа. Уже стемнело, и ясно было видно, как из караванов вырываются вверх струи искр горящего внутри торфа. Впоследствии полковник Н.В. Попов довёл до нас, что генерал-полковник В.В. Никитин одобрил действия бригады и настоятельно потребовал не снижать внимания к обеспечению безопасности личного состава. Его хороший отзыв был для нас лучшей наградой…
Всего при ликвидации пожаров в 1972 году трубопроводными войсками было развёрнуто 187 линий ПМТ общей протяжённостью 1304,5 км. Подано 4,59 млн кубометров воды, с использованием которой ликвидированы лесные пожары и возгорания торфяников на площади 440 кв. км.
В среднем ежесуточно 95-я тпбр подавала в очаги пожаров около 50 тысяч кубометров воды. Чтобы доставить такое же количество воды автомобильным транспортом, понадобилось бы каждые сутки совершать 10 тысяч рейсов автоцистерн вместимостью по 5 кубометров. Это яркое свидетельство эффективности полевых магистральных трубопроводов.
Борьба с пожарами состояла из двух стадий – локализации зоны пожара и его ликвидации. На каждой стадии использовались в зависимости от характеристик пожара, различные методы развёртывания трубопроводов и способы использования подаваемой воды.
На стадии локализации пожара использовались такие методы развёртывания трубопровода, как прокладка с одной или с разных направлений нескольких линий, устройство отводов от одной линии к нескольким очагам, окружение очага линией трубопровода, охват с одной или нескольких сторон.
На стадии ликвидации (активного тушения) пожара использовались методы: развёртывание одной линии через очаг или несколько очагов горения, прокладка нескольких параллельных линий или в виде «гребёнки» от одной линии, прокладка к центру очага с разных направлений.
Практика применения ПМТ для ликвидации пожаров позволила отработать различные способы использования подаваемой воды. Это подача компактными или распылёнными струями через пожарные стволы; разбрызгивание воды через стыки труб; создание защитных водяных зон у населённых пунктов и промышленных предприятий; создание запасов воды в резервуарах, высохших водоёмах или в замкнутых складках местности; наполнение ёмкостей пожарных машин и авторазливочных станций; обводнение наливом площадей горения торфа.
Воины-трубопроводчики в этой напряжённой схватке с огнём показали себя только с наилучшей стороны. Они занимались не только раскладкой труб и монтажными работами в пыли, пепле и задымлённости местности, не только круглосуточно работали на средствах перекачки. Когда этого требовала обстановка, целые подразделения выделялись для непосредственной борьбы с огнём. Это и работа с пожарными стволами, и залив мелких очагов горения водой из вёдер, залив водой горящего торфа с перемешиванием лопатами и многое другое. Следует отметить, что во время ликвидации массовых пожаров в 2020 году согласно законодательству к непосредственному тушению огня разрешалось допускать только такой персонал, который прошёл обучение и имел соответствующую аттестацию. В те теперь уже далёкие времена об этом не думали…
В процессе ликвидации пожаров трубопроводчикам пришлось действовать, как говорится, в «нештатной» обстановке. Дело в том, что количество перекачивающих станций горючего (непременный компонент технологической схемы начального пункта каждой линии) в трубопроводной бригаде (8 единиц) оказалось явно недостаточным, когда, например, в «пиковый» момент 28 сентября в эксплуатации находилась 41 линия. Выручила Служба горючего Московского военного округа (начальник службы генерал-майор А.П. Белозерцев, его заместитель полковник Г.Н. Аксенич), которая выделила 95-й бригаде 50 перекачивающих станций. Между тем вследствие загрязнённости перекачиваемой воды выходили из строя торцовые уплотнения насосов перекачивающих станций горючего и подшипники насосов передвижных насосных установок. Напряжённо работала 70-я отдельная ремонтная мастерская службы горючего округа, которая восстановила насосы 12 станций горючего и 33 насосных установок.
Иногда обстановка приобретала весьма тяжёлый характер. 22–24 августа сложилось угрожающее положение в районе посёлка Радовицкий Мох. В сторону посёлка, в котором находились склады древесины лес­промхоза и нефтебаза, с большой скоростью продвигался лесной пожар. Командир бригады полковник Н.В. Попов принял решение перебросить на опасное направление из района Шатуры трубопроводную роту, а из резерва в Егорьевске средства перекачки и автомобили с трубами. Он сам выехал в Радовицкий Мох и взял с собой меня. По пути мы видели, что командование сектора полагалось не только на трубопроводчиков. На дальних подступах к посёлку работали инженерные подразделения. Они оборудовали широкую минерализованную полосу, а в некоторых местах готовили подрыв удлинённых зарядов, чтобы взрывной волной сбить пламя пожара. Примерно в двух километрах от посёлка находилось лесное озеро, а на его берегу была развёрнута наша насосная станция. От неё вода по трубопроводу подавалась в широкий противопожарный ров, окружающий посёлок.
В самом посёлке обстановка была тревожной. В колонну автобусов, прибывшую из Москвы, усаживали детей для их эвакуации. Жители посёлка, взволнованные и возбуждённые, со страхом ожидали подхода огня. Мы с командиром бригады поехали к нашей насосной станции. Туда уже пришла группа жителей со скромными гостинцами – картошка, яйца, молоко. Очень тяжело было слышать, как они просили не прекращать перекачку, не уходить, не оставлять их одних. Они говорили, что все жители зарыли домашнее имущество в огородах, сами они смогут убежать, но дома их сгорят. Как во время войны…
Полковник Н.В. Попов сказал мотористам, что сам он прошёл Великую Отечественную войну, что было немало случаев, когда приходилось жертвовать собой, чтобы спасти других. Приказал сейчас же соорудить плот, загрузить на него радиостанцию и продукты, держать его в готовности у берега, а перекачку воды вести до последнего. Если огонь подойдёт на опасное расстояние, уплыть на плоту на середину озера. За ними пришлют вертолёт. Кто опасается, может сейчас уйти. Таковых не оказалось. Я попросил у командира бригады разрешения остаться с мотористами, но он отказал мне, сказав, что я должен заниматься своими делами по должности.
До возможной трагической ситуации дело не дошло. Посёлок не сгорел. Совместными усилиями привлечённых сил и средств огню прекратили путь на подступах к нему. Но этот эпизод показал, насколько опасной временами складывалась обстановка и в то же время как самоотверженно относились к выполнению задачи наши воины.
Наша 95-я тпбр подавала воду по линиям трубопроводов до 21 сентября, всего 40 суток, а 131-я тпбр до 28 сентября. Стоявшие перед нами задачи были выполнены. Более 100  военнослужащих 95-й тпбр были награждены медалями «За отвагу на пожаре».
До настоящего времени я ношу в душе самые лучшие воспоминания о службе с полковником Н.В. Поповым и благодарность за его уроки и переданный опыт. Этот человек обладал способностью заглядывать далеко в будущее. Ещё не кончились наши сражения с пожаром, а он уже приказал мне начать обобщение полученного опыта. Это касалось тактики действий трубопроводных частей и методов развёртывания ПМТ в различных условиях массовых пожаров, а также способов и приёмов использования подаваемой воды. По этим материалам был подготовлен отчёт, который не потерял своей значимости и в настоящее время. Достаточно сказать, что этот отчёт во многом был использован при разработке 25-м ГосНИИ Минобороны России «Инструкции по использованию ПМТ в интересах Минобороны и экономики страны для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций», которая была направлена в трубопроводные части.
Участие в ликвидации массовых пожаров в 1972 году является лишь одной из многих страниц славной истории трубопроводных войск. Вспоминая события прожитых лет, горжусь тем, что мне выпало служить в трубопроводных войсках, а потом служить им уже в качестве научного сотрудника 25-го ГосНИИ Министерства обороны.